Жанр: Научная Фантастика » Величка Настрадинова » Невыносимая адская тоска (страница 2)


- А почему у вас нет имен?

- Скромность для нас - высшая добродетель. Наши люди творят добро, не ожидая за это награды или похвалы. Имена и удостоверяющие их бумаги были необходимы, чтобы отличать добрых людей от дурных.

Мы же не знаем преступности. И нам ни к чему клочки бумаги, которым наши предки верили больше, чем самому человеку.

Его юный спутник смущенно прервал его:

- Зачем ты обижаешь наших предков? Разве они виноваты в том, что жили хуже нас? И в их жизни была красота. В противном случае, - он указал на меня, - она не захотела бы вернуться.

Негритянка миролюбивым жестом положила руки им на плечи.

- Зачем зря терять время? Пусть она приготовится.

Прощай, моя дочь и моя праматерь! - поцеловала она меня.

И в тот же миг я погрузилась в ужасный коричневый мрак.

Я очнулась в какой-то комнате в полном одиночестве.

На стене висел старинный календарь: тысяча девятьсот...

О, неужели те, из будущего, ошиблись! И возвратили нас в двадцатый век?.. Едва ли. Скорее использовали в качестве подопытного материала в каком-то эксперименте.

Но как это могло случиться? Ведь они отрицали всякую ложь! Почему же тогда употребили ее по отношению к нам? Или не сочли себя ответственными перед людьми из прошлого?

Да, потомки всегда упрекают предков и никогда не признают за собой вины перед ними - даже тогда, когда не соблюдают их справедливых законов и разумных заветов...

Кто я же теперь? И где Он?

Я машинально положила руку на грудь в поисках компаса. Его не оказалось. Но слева у грудины почувствовала легкую боль. Расстегнула платье, ощупала и... все поняла: во время телепортирования компас проник под кожу, не оставив на ней никакого следа.

Вероятно, те, из будущего, побеспокоились, чтобы он не потерялся. А, может, оснастили меня новым прибором? Сочли мой компас ненадежным...

Попав в двадцатый век, я очень нуждалась в защите.

Ведь это была эпоха страшных мировых катаклизмов, бессмысленных и уничтожительных войн!

К счастью, как потом оказалось, ко времени моего "появления" мировые войны отгремели. Хрупкий мир то и дело нарушался искусственно вызываемыми и поддерживаемыми вооруженными конфликтами - это помогло сохранять напряжение, без которого, как считалось, государства не могут нормально существовать.

Государства! Да, на свете все еще существовали отдельные государства. В каком же из них оказалась я?

Я подошла к окну и выглянула наружу. Жалкие, убогие дома. На одном из них - вывеска: "Ратуша". Женщины с набитыми кошелками... - Да, в ходу еще деньги, на которые приходится покупать все необходимое в лавках.

Деньги!

Увы, без денег в двадцатом веке не проживешь. У меня же их не было.

Я решила осмотреть дом, в котором оказалась. Он был заполнен уродливой мебелью. Одно из этих чудовищ, кажется, называется шифоньером, в который убирают некрасивую и неудобную одежду.

Но что это? В кармане одного из платьев я нашла деньги к какой-то кусочек картона. Ах да! Это, очевидно, документ, удостоверяющий личность. Имя, дата рождения. Место проживания... Профессия... Учительница. Опять учительница! Фотография...

Девушка на фотографии - это я? Очевидно.

Те, из будущего, позаботились обо всем. Хоть бы Он оказался недалеко от меня. Хоть бы я поскорее Его нашла ...

В соседнем помещении на столе стояли блюда с грубой пищей. На полках учебники, на стене - географическая карта.

Географическая карта!

Я тут же постаралась отыскать приютивший меня городок В. Оказалось, в крохотном государстве, у самой границы.

Я решила выйти на улицу.

Не успела я сделать и шага, как ко мне кинулось несколько женщин: "Как тебе удалось вырваться из рук бандитов?", "Дай тебе бог здоровья, мы уже не чаяли тебя увидеть живой!" - кричали они, заглушая друг друга.

Оказывается, крохотное государство, куда меня занесла судьба, находится в очень плохих отношениях с соседним. Оттуда часто делают набеги банды, терроризирующие местное население.

Городок В. страдает больше других, поскольку граница делит его на две части. У жителей то и дело угоняют скот, часто умыкают детей и молодых женщин...

Недавно похитили учительницу. (Мне стало понятно - я предстала в ее образе).

Но эти болтливые женщины словно бы почувствовали подвох. "А ты там похорошела! Две недели плена пошли тебе на пользу!"

Я подумала, что разумнее всего будет покинуть этот город. И предлог имелся: я якобы была насмерть перепугана случившимся. Но прежде нужно было отыскать Его...

Я ощутила какое-то беспокойство - это подал сигнал мой компас. Значит, Он совсем рядом. Ноги сами по себе понесли меня. Но вскоре путь мне преградили вооруженные мужчины в одинаковой одежде:

- Учительница, куда ты? Ты что, хочешь перейти границу?

Я стала быстро соображать, как выйти из положения. Встретилась глазами с группой молодых людей, что толпились по ту сторону колючей проволоки, разделяющей улицу, и закричала: "Это они! Это они хотели меня похитить!"

Молодые люди вызывающе смеялись, сплевывая себе под ноги.

Меня увели назад, утешая:

- Не переживай так. Скоро они за все заплатят нам сполна!

В отчаянии, громко рыдая, я возвратилась "домой".

Жизнь без Него в этом ужасном

двадцатом веке показалась мне невыносимой, захотелось покончить с собой (в это время самоубийства еще были!).

Но в то время существовало и такое отвратительное явление, как постыдное любопытство и доносничество.

(Подслушивали друг друга обыкновенные граждане, подслушивали друг друга деловые люди и государственные деятели ...) За мной подсматривали соседки - уж очень я им показалась странной. При виде моего безутешного горя они решили, что я сошла с ума.

Меня отправили в больницу, "вылечив" же, предложили поступить в университет. В качестве "награды"

за пережитое потрясение.

В больнице я многое передумала. Отчаяние - плохой советчик. Главное, что Он жив. Ведь только мертвые никогда не встречаются. Я непременно Его разыщу...

Однажды соседка по общежитию принесла с собой иллюстрированный журнал.

- Смотри - Алек Дени!

Я выхватила у нее журнал:

- Кто такой Алек Дени?

- Ты словно с луны свалилась. Новая кинозвезда.

На последнем международном фестивале получил первую премию. Сходи, посмотри фильм "Порочно-розовые гвоздики" с его участием...

Я пошла. И осталась на все последующие сеансы. И ходила, пока фильм не был снят с проката.

Вскоре в одном из журналов было напечатано интервью с Алеком Дени.

Он родился в небольшом городке В., по другую сторону границы. Был тяжело ранен в одной из схваток и попал в больницу на нашей стороне. Там познакомился с режиссером N., на которого произвел сильное впечатление. Тот предложил ему сделать пробные снимки и пригласил сниматься. Успех пришел к молодому актеру далеко не сразу, но зато был оглушительным.

Он принес все: деньги, женщин, путешествия... Его хобби - фантастика. Главное, что его в ней интересует - будущее. Только будущее.

Я решила: во что бы то ни стало надо с ним встретиться. Ко мне вернулась жизнь.

Защитив диплом, я вскоре написала смелую диссертацию по проблемам будущего. Мне сразу же присудили степень доктора наук. Я продолжала работать с прежним упорством, хотела прославиться, прославиться любой ценой! Ведь в двадцатом веке людей разделяют не только границы, но и сословные предрассудки.

Он был в кругу избранных, и мне следовало туда войти.

Но наука - отнюдь не быстрый путь к известности.

Мне же некогда было ждать. Я обратилась к литературе. Стала описывать мой век, пребывание в "будущем". Мои книги имели успех - они сходили за фантастику! Но моей единственной и главной целью было привлечь его внимание. Недаром же фантастика - Его хобби!

В конце концов, мы встретились.

Меня пригласили на конгресс писателей-фантастов.

Он был среди почетных гостей. Я попросила представить меня ему и с замиранием сердца следила за тем, как он приближается ко мне.

- Я очень рад знакомству с вами, - сказал он мне, целуя мою руку, хотя я и не поклонник вашего таланта - мне кажется, я наперед угадываю, что в них произойдет... Вы так красивы, почему бы вам не попробовать свои силы в кино? ..

Остального я уже не слышала..."

Доктор Винер выключил магнитофон.

- Мы получили эту исповедь, подвергнув ее гипнозу. Что скажете, коллеги? Без сомнения, у нее огромный писательский дар. Однако, психическое состояние вызывает серьезные опасения. Притом однажды она уже прошла курс лечения. Теперь, после нового приступа болезни...

Доктор Велки прервал его:

- Коллега, - не смотрите на вещи с таким пессимизмом. Насколько мне известно, в тот раз диагноз был ошибочен...

Выслушав их, я спросил:

- Вам известна общая клиническая картина пациентки в последнее время.

Коллеги переглянулись. Я продолжил:

- По моему указанию пациентку подвергали полному обследованию. Я сам тщательно ее осмотрел, пока она находилась в камере искусственного сна. И знаете, что я установил?

Слева от грудины прощупывается эластичный круглый предмет, не поддающийся определению с помощью сложных анализов. И никаких следов операции. Что вы на это скажете?

Последовало долгое молчание, которое было нарушено старшей сестрой:

- Между прочим, каждый день к этой пациентке приходит с цветами знаменитый Алек Дени. Шепчет ей нежные слова, словно она может услышать его во сне...

Я прервал ее с саркастическим смешком:

- Право же, в наш век мания подслушивания приобрела поистине колоссальные размеры...

На что доктор Винер стукнул кулаком по столу и накричал на сестру:

- Запрещаю! Пусть хоть в больнице человек чувствует себя свободным!

- От чего? - кисло улыбнулся доктор Белки. - От чего - свободным? От общества? От собственных проблем? Или от времени?.. Как видите, даже в камере искусственного сна нельзя спрятаться от жизни. Хорошо еще, если тебе приносят цветы...

- Цветы - это прекрасно! Вот бы нам дарить друг другу цветы вместо того, чтобы говорить колкости и навязывать прописные истины о том, как надо жить.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать