Жанры: Иронический Детектив, Боевики » Фредерик Дар » Не спешите с харакири (страница 5)


Глава 3

Я звоню в дверь с привычным изяществом и, почти сразу, за ней раздается шипящий голосище Б. Б.

– Ну, кто там еще?! И что за хрен шляется на ночь глядя!

Впервые узнав о замечательных двигательных качествах этого растения, я даю торжественный звонок в дверь в честь их признания.

– Иди открой, дубина! – приказывает Берта Берюрье своему толстокожему супругу.

В прихожей раздается душераздирающее чавканье вездеходных тапок Толстяка по линолеуму. Он открывает мне дверь с веками, сжатыми, как губы влюбленных. Он почти вдет в рукава своей бобочки. Подтяжки свободно ниспадают в стиле «ивушка». Он багров, как рак, которому рассказали галльские анекдоты в кипящем бульоне.

– Тоньо! – восклицает он, протягивая мне лапу, объемную, как трусики Венеры Готтенготской. – Ты уже вернулся из командировки?

– Как видишь. Железная рука, – отвечаю я, льстя его самолюбию.

– Быстро заходи, несколько дней тому назад мы купили телек, а сейчас идет потрясная передача, мы с Бертой не хотим ее пропустить.

Я захожу следом за ним в столовую. Толстуха примостилась (точнее, притолстилась) в плетеном кресле, скрипящем под ее тяжестью, как тополиная роща во время урагана.

– А, это Вы! – гостеприимно встречает она меня, протягивая пакет сосисок, который я всЕ-таки признаю рукой, благодаря обручальному кольцу.

Доставив мне удовольствие пожать два кило этих мясных продуктов, она цыкает и показывает мне на маленький голубой экран, в котором солидный бородатый повар манипулирует своими кастрюльками.

– Раймон Оливер и графиня Ломже, – посвящает меня Берю шепотом, похожим на удар топора по мешку с крупой. Берта заворожено мурлычет:

– Какой удивительный человек! Сейчас он дает рецепт фаршированной лапы аллигатора. Такие люди являются цветом французской нации.

Она выдавливает из себя трехцветную слезу, выдергивает волосину толщиной со слоновый хобот из своей любимой бородавки и с всепоглощающим вниманием слушает объяснения маэстро.

– Ты записываешь? – волнуется она.

– Не беспокойся, – успокаивает ее Толстяк.

У него в руке шариковая ручка, на коленях – листок бумаги; он записывает, не отрывая взгляда от кулинарных волшебно действий знаменитого повара.

Раймон Оливер объясняет Катрин Ломже, что для того, чтобы лапа аллигатора удалась, сначала нужно отпилить когти. После чего на ней делают надрезы в направлении север-юг, извлекают центральный сустав, но не выбрасывают его, так как он должен отвариваться в бульоне. Затем следует мелко порубить веки, печень и левый глаз аллигатора (некоторые повара используют также и правый глаз, но это менее изысканно, так как большинство аллигаторов больны на правый глаз коньюктивитом), добавляют копченное сало, протертый банан, репчатый лук, гвоздику, цветок лотоса и капельку героина. После этого приступают к фаршировке лапы, следя за тем, чтобы случайно не зафаршировать себе глаза. Лапа зашивается зеленой хлопчатобумажной ниткой (учитывая то, что естественный цвет аллигатора – зеленый), затем она кладется в бульон, о котором упоминалось выше. Кушанье снимают с огня, процеживают, перекладывают на глиняное блюдо, посыпают дробленым мускатным орехом, карри, паприкой, шалфеем, тмином, лавровым листом, метиленовой синью, четырех лепестковым клевером и приправой Жака Готье, появившейся в продаже с месяц назад. Когда лапа покроется золотистой корочкой, ее извлекают из духовки и перекладывают на блюдо из серебра высокой пробы. Блюдо подается со свежей лапшой и экзотической фотографией. Раймон Оливер уточняет, что лапа аллигатора будет еще пикантней, если ее окропить соком ананаса, желателен Шамбертен 1949 года; ну, а если вам вдруг не удастся купить лапу в магазине, то ради этого стоит совершить путешествие в Большой Вефур, где в местных ресторанах можно полакомиться отменной печенкой с трюфелями! На этом передача заканчивается. Берта протягивает свой свиной окорок и выключает телевизор.

– Свет! – командует она.

Его величество Берю I включает свет. Я смотрю на его кашалотиху. У нее ностальгический взгляд, а по подбородку обильно течет слюна. Берю не отстает от своей супруги.

– Эта штуковина, наверное, чертовски вкусна! – вздыхает Берта.

Толстяк вдруг смачно выражается:

– Чертова чертовщина!8 Та бумажка, на которой я записывал, в темноте упала на пол, и я нацарапал рецепт на своих тиковых штанах, – хнычет он.

Берта бросается успокаивать его. Она говорит, что это не беда, она перепишет рецепт.

Я считаю, что настал момент перевести разговор в деловое русло, и спрашиваю у Берю, не видел ли он Пино.

– Нет, – удивляется он. – А в чем дело?

– Ты знаешь, что он открыл свое знаменитое агентство?

– Да, знаю. И правильно сделал. Иногда я и сам хочу последовать его примеру.

Берта сурово одергивает его, заявив, что это и в подметки не годится честной работе в государственной полиции и что недостойно подготавливать себе старость, подглядывая за противозаконными любовными парочками.

Даже эти слова не поднимают моего настроения. Я всерьез обеспокоен. Неужели Пинюш тоже исчез? Вот так дела! Неужели «ПинодьЕр Эдженси» прекратило свое существование?

– Так откуда ты вернулся к нам? – спрашивает Толстяк, откупоривая бутылку Сеп-Вермей.

– Из Мексики...

Он умственно напрягается: – Это рядом с Австралией, если мне не изменяет память?

– Изменяет, Толстяк!

Берта усмехается:

– Бенуа-Александр никогда ни черта не смыслил в географии.

И дает урок неучу-мужу:

– Это в Южной Африке, дуралей! Правда ведь, комиссар?

Так как я всегда галантен с дамами, то

очень мягко возражаю:

– Почти что, дорогая. Я привез тебе оттуда подарок, Берю!

– Без булды?!

– Да, но он остался в машине. Пойдем со мной, я вручу его тебе на месте.

Мы опрокидываем по стаканчику красного и отчаливаем.

– Не задерживайся! – предупреждает его Кашалотиха, – я поставила греться рагу!

– Одна нога там, другая – здесь! – заверяет ее Мамонт.


Берю без ума от сомбреро. Особенно ему нравится помпоны и колокольчики. Он напяливает на себя эту огромную шляпу и решает:

– Я, пожалуй, угощу тебя аперитивом в соседней забегаловке. Они. обалдеют, когда увидят меня в сомбреро!

Хозяином кабачка, в котором нет даже стойки, является тип в кепаре, из-под которого выглядывает тщательно зачесанные баки.

Беспардонный вызывающе нарисовывается в бистро. Несколько завсегдатаев дуются за столом в 421. При появлении Берю все сохраняют полное спокойствие.

– Что пожелает месье Берюрье? – флегматично спрашивает овернец, не проявляя никакого удивления.

– Маленький стаканчик красного для большого человека, – произносит мой знаменитый коллега. Затем добавляет:

– Вы ничего не замечаете?

Трактирщик поднимает свои густые брови, чтобы получше рассмотреть моего доблестного соратника.

– Вы имеете в виду прыщик над губой?

– Вот растяпа! – ворчит Берю, уязвленный в своих лучших чувствах – Я имею в виду шляпу! Разве вы когда-нибудь видели такие сомы бреро? Эта штуковина прямо из Гвалта-муллы или Гондонраса, я уж точно не знаю, а привез мне ее оттуда мой геройдический шеф, который перед вами собственной персоной!

Трактирщик пожимает плечами усталого грузчика:

– А! Шляпа! Да, она очень забавная!

Едва успевает он произнести эти слова тоном шведской парочки в постели, как на улице раздаются два выстрела. Клянусь вас четырьмястами убийствами против одного, что это не выхлопная труба, а натуральная волына. Могу даже добавить: на слух я определяю, что это калибр 9 мм.

Мы с Толстяком мигом оказываемся на улице и провожаем взглядом красные огни американской тачки. На краю тротуара вырисовывается какая-то темная груда. Мы подходим ближе и видим, что это труп молодой азиатки. То, что это азиатка, сразу видно по цвету кожи и разрезу глаз, подтянутых, как гайки на новом моторе; а то, что она мертва – по двум пулевым отверстиям: на виске и на шее.

Берю кивает в направлении, куда умчалась машина. Конец мирной улицы перекрыт тяжелым крытым грузовиком, совершающим хитрые маневры для того, чтобы попасть в складской двор. Тем самым он мешает продолжить свой путь американской лайбе.

За промежуток времени, более короткий, чем тот, который понадобился бы компьютеру, чтобы определить степень тупости обслуживающего персонала, мы запрыгиваем в мою телегу. При этом Берю пришлось испытать некоторые трудности из-за своего пуза и сомбреро, но он с честью выходит из них, и я газую.

Грузовик совершает очередной маневр, предоставив американской тачке достаточно места для проезда. Она на бешеной скорости делает рывок и мчится в манящие дали таких улиц.

Эта гадина намного мощнее моей малышки, но зато моя более маневренна. Я думаю, что вскоре смогу стать хозяином положения.

Мы видим, что в преследуемой нами машине кроме водителя никого нет.

– Ты можешь разглядеть цифры на номере? – спрашиваю я Берю.

– Чтобы увидеть на таком расстоянии, нужно обладать орлиным глазом, Сан-А! – отвечает он. – Тем более, номер заляпан грязью. Попробуй-ка сократить расстояние!

Я пытаюсь сделать это, но водила удирающего шарабана так же уверенно обращается с баранкой, как и с волыной. Расстояние между нами почти не сокращается. В зависимости от капризов дорожного движения, то я отвоевываю у него метров пятьдесят, то он у меня сотню ярдов.

Продолжая играть в кошки-мышки, мы достигаем Итальянских ворот. Убийца сворачивает на южную автостраду. Я повторяю его маневр. В какой-то момент небольшой затор на дороге дает мне шанс настичь его, но дудки! Он срывается с места в тот самый миг, когда надежда в полный рост зарождается в наших душах.

– И почему я не захватил с собой приборчик для приготовления холодного мяса?! – сетует Берю. – А ты не взял свою эврику, СанА?

– Нет, я же только вернулся из путешествия.

– И ты путешествуешь без своего петрика? Это большое упущение с твоей стороны...

Мы выскакиваем на автостраду. Думаю, вам не стоит объяснять в чью пользу расклад на игральной доске. С таким преимуществом в лошадиных силах месье убийца может смело послать мне на прощание воздушный поцелуй. Так оно и есть: за какие-нибудь десять секунд красные глазки его американского дракона почти исчезают из виду.

– Он оставил нас с носом, – вздыхает Толстяк – Кажется, у него под задницей был кадиллак?

– Да.

– Надо предупредить полицию, чтобы перекрыли дорогу!

Хорошая мысль! Так как уже нет никакого смысла поворачивать назад, я жму на полную катушку до самого Орли, тем более, что дорога прямая. Как ракета, влетаю на стоянку и предлагаю Берю подождать меня в машине, учитывая то, что он в домашних тапочках, с болтающимися подтяжками, рубашенции без воротника и штанцах с записанным на них рецептом экзотического кушанья весьма непрезентабелен.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать