Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 15)


Глава 7

Месопотамия.

Лето 531 года н.э.

Встретив первые подразделения сирийской армии сразу за Карбелой, Велисарий вздохнул с облегчением.

Баресманас ехал рядом с ним во главе колонны. Он ничего не сказал, но полная неподвижность лица выдала его.

— Ну давай, смейся, — проворчал Велисарий.

Баресманас не последовал предложению Велисария. Дипломатический такт стал для него привычкой. Он просто кивнул и пробормотал в ответ:

— У элитных войск, приписанных к столице и привычных к императорскому образу жизни, есть определенные недостатки. Этого нельзя отрицать.

Шахрадар повернулся в седле и посмотрел назад на длинную колонну. Кавалеристы ехали по дороге, проложенной вдоль правого берега Евфрата. Дорога не была вымощена, но достаточно широка и содержалась в хорошем состоянии. Она тянулась из Карбелы в Киликию и проходила через стоявшие на реке города Барсиб и Зегма. Это была главная дорога, по которой шла торговля между Римской империей и Персией.

Букелларии Велисария ехали во главе колонны. Тысяча катафрактов, по трое в ряд. Они умело поддерживали порядок. За ними следовал небольшой контингент артиллерии и военных медиков — все в закрытых повозках, а также десять колесниц с ракетами, которые полководец назвал «катюшами». Эти транспортные средства также поддерживали нужный порядок.

А дальше…

С трудом тащились остающиеся две с половиной тысячи тяжелой конницы из небольшой армии Велисария. Там с порядком были нелады. Кто-то уходил вперед, кто-то отставал, отклонялся в сторону.

Большинство из них — две тысячи человек — были из гарнизона Константинополя. Оставшиеся — из иллирийской армии Германиция. Иллирийцы поддерживали подобие порядка первые несколько сотен миль вынужденного марша. В отличие от войск из столицы, у них имелся недавний опыт кампании. Но даже они к тому времени, как армия прошла в северную пустынную часть Сирии, стали так же дезорганизованы, как греческие катафракты.

Дезорганизованы — и исключительно недовольны.

Войска находились слишком далеко позади и Баресманас не мог слышать их разговоров, но ему было несложно представить, что они говорят. Он слушал их недовольство уже много дней, даже недель. В особенности войск из Константинополя, которые демонстрировали свои чувства каждый вечер, когда рассаживались у костров.

— Сумасшедший фракиец!

— Как только этот ненормальный стал полководцем?

— К тому времени, как мы доберемся до места, мы настолько устанем, что с нами справится выводок котят.

— Сумасшедший чертов фракиец!

— Как только этот ненормальный стал полководцем? И все в таком же роде.

— Но ты в самом деле задал высокий темп, — заметил Баресманас.

Велисарий фыркнул.

— Думаешь? — Он развернулся в седле и нахмурился. — Дело в том, Баресманас, что скорость, с которой мы движемся из Константинополя, значительно ниже той, к которой привыкли мои войска. Для моих фракийцев это просто приятная прогулка. — Он нахмурился сильнее.

— Целых два месяца, чтобы преодолеть шестьсот миль. Двадцать миль в день, не больше. Для многочисленной армии пехотинцев это было бы хорошо. Но для малочисленной армии кавалеристов — причем по хорошим дорогам — это позор.

Теперь Баресманас рассмеялся. Возможно, сухо. Он показал на небольшую группу, возглавляемую двумя офицерами, которая приближалась к ним со стороны Карбелы.

— Как я понимаю, ты считаешь, что эти сирийские парни окажут положительное влияние?

Велисарий осмотрел приближающихся солдат.

— Не совсем. Эти чертовы гарнизонные войска слишком высокого мнения о себе, чтобы брать пример с группы потрепанных пограничников. Но я верю, что смогу их использовать — опозорить негодников.

Приближающаяся группа была теперь достаточно близко, чтобы рассмотреть черты отдельных людей.

— Если не ошибаюсь, то впереди Бузес и Кутзес, — заметил Баресманас. — Те самые братья, которых мы поймали за несколько дней перед битвой под Миндусом. Когда они… э…

— Проводили рекогносцировку, — твердо сказал Велисарий.

— А… Значит вот что это было? — Шахрадар вопросительно приподнял брови.

— Тогда у меня сложилось впечатление, что упрямые парни носились по округе, пытаясь найти караван с золотом, который, что странно, так никто никогда и не нашел.

Велисарий грустно покачал головой.

— Разве не ужасно? Как только зарождаются такие глупые слухи? — Он помолчал и добавил твердо:

— Они проводили рекогносцировку.

Менее чем через минуту сирийцы добрались до Велисария. Полководец заставил коня остановиться. За его спиной длинная колонна тоже остановилась. Мгновение спустя подъехал Маврикий.

Бузес и Кутзес сидели в седлах прямо, с напряженными спинами. Они явно старались, чтобы их молодые лица ничего не выражали, однако не требовалось особой проницательности, чтобы определить: парни побаиваются и озабочены. Их последняя встреча с Велисарием была не очень удачной — если мягко выразиться.

Но Велисарий заранее знал, что братья встанут во главе войск сирийской армии, и уже принял решение, как действовать. Независимо от того, какие ошибки горячие головы совершали ранее, братья произвели и на Ситтаса, и на Гермогена самое благоприятное впечатление в течение трех лет, которые миновали после сражения под Миндусом.

Поэтому Велисарий поприветствовал братьев широкой улыбкой и протянул руку, потом торжественно представил их

Баресманасу. В начале он беспокоился, что братья могут повести себя грубо по отношению к шахрадару. Когда Велисарий имел дело с Бузесом и Кутзесом до сражения под Миндусом, они неоднократно демонстрировали свою нелюбовь и презрение к персам. Но братья тут же развеяли его беспокойство.

Как только с представлениями было закончено, Кутзес обратился к Баресманасу:

— Ваш племянник Куруш уже прибыл в Карбелу. Его сопровождают семьсот кавалеристов. Они разбили лагерь рядом с нашим.

— Мы бы взяли его с собой, но этого не позволил командующий римским гарнизоном в Карбеле, — добавил Бузес.

— Тупой солдафон сидит задницей на своих уставах! — рявкнул Кутзес. — Сказал, что военным персам не разрешается выходить за территорию торговой площади.

Велисарий рассмеялся. Римляне торговали с персами столько, сколько и воевали. На самом деле главной оставалась торговля. Несмотря на то что обе стороны неоднократно встречались на поле брани, мир все-таки был более частым состоянием. Тем не менее торговля не прекращалась и во время войн. Год за годом, десятилетие за десятилетием, столетие за столетием караваны шли в обе стороны по той дороге, на которой в эти минуты стояли Велисарий, Маврикий, Баресманас, Бузес и Кутзес.

Но империи — это империи. И торговля жестко регулировалась. Официально. Население приграничных территорий как Римской империи, так и Персии всегда славилось своими контрабандистами. Они даже считались самыми ловкими в мире. На протяжении многих десятилетий Карбела являлась официальным торговым центром для персов, желающих торговать с Римом. Точно так же, как Нисибис с другой стороны границы был торговым центром, в который приезжали римские купцы.

— Да уж, никогда не знаешь, что выкинет командующий гарнизоном, — проворчал Маврикий. — А он хоть в курсе, что мы воюем против малва? В союзе с Персией?

Бузес кивнул.

— Он заявил, что это не меняет принятого устава! — рявкнул Кутзес. — На самом деле целую лекцию нам прочитал о непрекращающейся борьбе против смертного греха контрабанды.

Теперь Баресманас рассмеялся.

— Мой племянник не сможет ничего провезти контрабандой, даже если от этого будет зависеть его жизнь! Он слишком богат.

Велисарий пришпорил коня.

— Поехали в Карбелу, — сказал он. — Придется мне сказать пару ласковых этому командующему гарнизоном.

— Всего пару? — уточнил Кутзес. Казалось, это его расстроило. Велисарий улыбнулся.

— Ну, на самом деле пять слов. Ты отстранен от занимаемой должности.

— О!

— Смертельны удары Велисария, — пробубнил себе под нос Маврикий часто повторяемую им фразу — в самых разных ситуациях.


Они въехали в Карбелу два часа спустя, в середине дня.

Первым делом полководец занялся обустройством последней группы строителей и ремесленников, сопровождавших его отряд. Он хотел проверить, чтобы их разместили достойно. Уезжая из Константинополя, Велисарий взял с собой не менее восьмисот строителей и ремесленников различных специальностей.

Они разделились на небольшие группы, и Велисарий оставлял их по пути следования колонны на примерно равном расстоянии друг от друга. Им предстояло построить сигнальные станции, которые вскоре составят основу системы связи Римской империи. Карбела станет последнем звеном в сети Константинополь-Месопотамия.

Закончив с обустройством строителей и ремесленников, Велисарий отправился к командующему гарнизоном.

Но пять предполагаемых слов переросли в несколько сотен. Правда, ему пришлось отстранить от должности не только старого командующего гарнизоном, но и нового, назначенного вместо него.

После того как полководец поставил в известность вновь назначенного командующего о том, что намерен забрать с собой половину гарнизона в Месопотамию, новый командующий долго распространялся о необходимости постоянной борьбы с незаконной торговлей, которая имеет место быть в окрестностях.

Велисарий снова произнес фразу из пяти слов.

Третий за день командующий был тоже отстранен от должности. После того как Велисарий в примерно двухстах словах поразмышлял вслух о необходимости — возможно — взять с собой в Месопотамию гарнизон почти полным составом, оставив в городе лишь небольшую группу солдат, третий командующий заорал, пытаясь объяснить полководцу, какую опасность для города представляют шайки разбойников, периодически устраивающие набеги.

Велисарий еще раз произнес свои пять слов.

В конце концов командование римскими силами в Карбеле пришлось взять на себя потрепанному в сражениях гектонтарху, у которого отсутствовала часть зубов.

— Сотни человек вполне достаточно, — заявил четвертый командующий полководцу. — С ними я вполне смогу поддерживать в городе относительный порядок. А больше им тут нечего делать. Карбела — крепость. Стены сорок футов в высоту и по толщине примерно столько же. Да местные разбойники умрут от потери крови, если заберутся так высоко. В смысле кровь из носа у них пойдет. Разве они когда-нибудь взбирались на стены?

Он помолчал и добавил веселым тоном:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать