Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 33)


Глава 16

К тому времени, как Велисарий прибыл в охотничьи угодья, разведчики-арабы уже один раз столкнулись с разведчиками приближающейся армии малва. Стычка была недолгой. Вернувшись, разведчики доложили, что основные силы малва находятся менее чем в десяти милях. Им удалось подобраться достаточно близко, чтобы осмотреть силы перед тем, как малва прогнали их прочь. Имелись хорошая новость и плохая.

— Солдаты слабые. Говнистые, — сообщил хорошую новость начальник разведгруппы. — Приличных разведчиков нет. Не заметили нас до тех пор, пока мы чуть ли не помочились им на головы. Хорошо, хоть баб с собой не взяли. А то бы мы их всех совратили. Уже каждый бы поимел от них по трое детей до того, как тупые малва заметили бы, что их дети слишком умные и симпатичные.

Но была и плохая новость.

— Их очень много. Очень много говна.

Велисарий посмотрел на запад. По его оценкам, до наступления темноты остался только час. Он повернулся к Маврикию.

— Возьми всех фракийцев и «катюши». Когда появятся персы, отправлю их к тебе. — Он размышлял с минуту. — И иллирийцев тоже возьми.

Он бросил быстрый взгляд на командующего иллирийцами Тимасия.

— Ты поступаешь в подчинение Маврикия. Какие-нибудь проблемы с этим?

Тимасий покачал головой. Без колебаний — к облегчению Велисария. Его мнение об иллирийце улучшилось. Пусть этот человек и не очень умен. Но по крайней мере дисциплинирован и готов к сотрудничеству.

Полководец изучил лес на северо-западе.

— Судя по тому, что я видел, пока мы подъезжали, думаю, там найдется достаточно мест, где укрыться. И неплохих мест. Я хочу, Маврикий, чтобы все наши люди хорошо замаскировались. Когда сегодня ночью встанете лагерем, никаких костров не разводить. Вы будете моим сюрпризом, когда он мне потребуется, и я не хочу, чтобы малва узнали о нем заранее.

Велисарий не стал распространяться дальше. С Маврикием в этом не было необходимости.

— У вас есть сигнальные ракеты? — Фракийский хилиарх кивнул.

— Не забудь: зеленые означают…

— Мы прямо атакуем врага. Красные — начать атаку с ракетного огня. Желтые — прийти вам на помощь. Белые — спасайся кто может.

Маврикий гневно посмотрел на Велисария.

— Есть инструкции насчет того, как шнуровать ботинки? — Он посмотрел на горизонт. — Если собираешься сказать, в какой стороне садится солнце, поторопись. А то оно уже садится. На севере, как мне кажется.

Велисарий усмехнулся.

— Иди, Маврикий.

После того как хилиарх отъехал — все еще недовольный, — Велисарий повернулся к Бузесу и Кутзесу.

— Пусть один из вас — любой, не важно, кто — возьмет сирийских пехотинцев и начнет укреплять императорскую усадьбу. Также возьмите гарнизон Карбелы. Вероятно, людям придется работать всю ночь.

Братья скорчили гримасы. Велисарий улыбнулся.

— Скажите им, чтобы во всем видели светлую сторону. Им придется разбирать внутреннюю часть усадьбы. Вокруг будет валяться много всякого барахла. Его, конечно, следует подобрать, чтобы никто случайно не свалился и не сломал ногу.

Бузес и Кутзес тут же повеселели. Велисарий продолжал давать указания.

— Укрепления не должны выглядеть слишком мощными. Но проверьте, чтобы подготовить защиту от гранат. Чтобы эти специальные щиты можно было быстро установить — за несколько секунд после получения приказа. И проверьте, чтобы было много отверстий для быстрой вылазки.

Братья кивнули, затем посмотрели друг на друга. После секундного обсуждения без слов — используя только мимику, непонятную никому постороннему — Бузес развернул коня и уехал.

— Хорошо, — сказал Велисарий. — Кутзес, я хочу, чтобы ты взял всю сирийскую конницу, а также всех арабских стрелков, за исключением нескольких разведчиков, и приготовил их к вылазке, которую вы предпримете первым делом завтра утром. В стиле гуннов. Ты меня понял?

Кутзес кивнул. Мгновение спустя он тоже отъехал. Из группы командующих остался один Агафий вместе со своим главным трибуном Кириллом.

Велисарий мгновение изучающе смотрел на них.

— Я хочу, чтобы вы вместе со всем гарнизоном Константинополя сегодня ночью хорошо отдохнули. Разбейте обычный лагерь, недалеко от усадьбы. Проверьте, чтобы он располагался в восточной части охотничьих угодий, где открытая местность. Я хочу, чтобы вы находились между малва и усадьбой. Вы меня поняли?

Агафий кивнул.

— Разведите костры, большие костры, — продолжал Велисарий. — Позвольте солдатам выпить по двойной норме вина. Пусть они веселятся. Громко веселятся. Пусть поют, если любят петь. Только ни в коем случае не напиваются.

Кирилл нахмурился.

— А тебя не беспокоит, что враги могут увидеть…

— Я надеюсь, что они как раз вас увидят. — Агафий рассмеялся.

— И тогда они не пойдут обследовать лес на севере, где могут наткнуться на фракийцев и иллирийцев. Или разнюхивать ситуацию вокруг самой усадьбы и увидеть, как ее укрепляют сирийцы.

Могучий грек потрепал бороду.

— Вероятно, это сработает, — задумчиво сказал он. — Если их разведчики так плохи, как сказал Аббу, то они удовлетворятся, увидев нас. Вернутся в расположение своей армии, вместо того чтобы ползать ночью по лесу и встретиться там Бог знает с кем.

Велисарий кивнул. Агафий смотрел на него. Взгляд его был холодным, глаза немного прищурились.

— Но ты ставишь нас в самое трудное положение. Так? — Велисарий снова кивнул.

— Да, Агафий. Вероятнее всего, твоим людям придется тяжелее всех. По крайней мере вначале. Надеюсь, сирийская конница сможет заставить врага бежать — в эту сторону. Если так…

— Ты хочешь, чтобы мы совершили вылазку. Всем составом, прямо в лоб, тяжелой конницей.

То, о чем так любят петь менестрели.

— Да. Но вам нужно соблюдать дисциплину. Вы должны пойти в атаку, но я совсем не хочу, чтобы вас порубили на куски. Поэтому вы должны вовремя выйти из боя. Вы можете это сделать? Дай мне честный ответ. По моему опыту, катафракты считают себя неуязвимыми. Они так увлекаются…

Агафий грубо рассмеялся.

— Ради Бога, полководец! Неужели мы похожи на кучу аристократов?

— Мы очень хорошо умеем выходить из боя, — посмеиваясь, добавил Кирилл.

Велисарий улыбнулся.

— Если вам от этого станет легче, то я сам присоединюсь к вашей атаке. У меня самого очень неплохо получается выход из боя.

Двое греков рассмеялись. Теперь весело. Но когда смех затих, в их черных глазах все еще оставался холод. Велисарий сразу же все понял.

— У вас нет опыта участия в сражениях под моим командованием, — мягко сказал он. — Я прошу вас верить мне. Не беспокойтесь о трофеях. Скажите своим людям, что они получат свою долю. Справедливую долю. После того, как сражение будет выиграно.

Кирилл посмотрел на усадьбу. Сирийские пехотинцы уже заходили в изысканное богатое сооружение. Даже с такого расстояния — не менее ста ярдов — в их голосах слышалась веселость. Агафий не сводил глаз с полководца. Теперь в этих глазах явно читалось подозрение.

Велисарий хитро улыбнулся.

— Этим сирийцам уже доводилось участвовать в сражениях под моим командованием. И они знают, какое наказание их ждет за мелкое воровство. Не забывай, Агафий: моих фракийцев тоже не будет рядом с усадьбой. Ты разве слышал, чтобы Маврикий жаловался? Это потому, что его не беспокоит вопрос с трофеями. Если кто-то попытается что-то укрыть от моих фракийцев, то им придется за это дорого заплатить.

Агафий не смог не скорчить гримасу.

Вся легкость исчезла из тона Велисария. Теперь он смотрел сурово, а говорил серьезно.

— В моей армии мы все делимся трофеями. Они справедливо распределяются между всеми, но после сражения. За исключением того, что мы оставляем для получивших увечья и семей погибших. Эта часть сразу же отделяется, оставшееся распределяется. Независимо от того, где человек был во время сражения и какое задание выполнял.

Агафий с Кириллом уставились на него. Затем Агафий кивнул. Это не был жест согласия. Скорее, присяга на верность.

Мгновение спустя Кирилл скопировал жест.

Когда они подняли головы, на лице полководца уже появилась знакомая хитроватая ухмылка.

— А теперь, Агафий, если не возражаешь, я хотел бы обсудить с тобой тактику наступления. Воспетого менестрелями, кажется, ты так его назвал? — Он рассмеялся. — Мне это нравится! В особенности, если менестрель поет что-то веселенькое после того, как все герои выжили.

Агафий улыбнулся.

— Сам всегда предпочитал веселые мелодии.

— И я тоже, — добавил Кирилл. — Ненавижу траурную музыку. Эти проклятые погребальные песни.


Через час после захода солнца в охотничьих угодьях показалась персидская конница. Велисарий встретил их в миле от усадьбы и объяснил план предстоящего сражения.

К его облегчению Куруш тут же согласился. Молодой перс благородного происхождения кисло, взглянул в направлении усадьбы, но даже не стал спрашивать, в каком она состоянии.

Велисарий с помощью нескольких посланных Маврикием фракийских катафрактов сам провел персов на место в лесу на северо-западе, где встали лагерем фракийцы и иллирийцы.

Двигались они медленно. Лес был густым, поскольку ни один местный дровосек не смел рубить деревья в императорских охотничьих угодьях. Единственным освещением оказался тусклый свет луны в последней четверти. Велисарий воспользовался возможностью, чтобы подробно описать свой план во всех деталях. Его особенно беспокоило, как донести до Куруша необходимость дать «катюшам» открывать атаку. Раньше ракеты на колесницах никогда не использовались в сражениях. Велисарий хотел выяснить, насколько они будут эффективны.

Во время разговора Куруш предоставил дополнительную информацию о враге. Персы провели день, осматривая левый фланг приближающейся армии малва. Подобно разведчикам Велисария, они поняли, что разведчики врага действуют непрофессионально и неэффективно. Как и передовой отряд стрелков. Правда, в отличие от небольшой группы разведчиков Велисария — легковооруженных арабов — тяжелая персидская конница с радостью расправилась с авангардом врага и подошла довольно близко к основным силам армии малва перед тем, как отступить.

Таким образом персам довелось увидеть гораздо больше, чем разведчикам Велисария, и Куруш смог добавить дополнительные детали к той информации, которой уже владел Велисарий.

Армия малва была большой — очень большой, как поняли те, кто участвовал в кавалерийской атаке. По оценке Куруша, основные силы регулярной армии насчитывали тысяч двенадцать. Они не были тяжело вооружены, как персидские копьеносцы или римские катафракты. Но также не являлись и легкой конницей. Хотя империи малва служила легкая конница, составлявшая часть армии, примерно пять тысяч арабов, одетых в цвета династии Лахмидов. Среди регулярных войск были разбросаны наездники-йетайцы. Определить их точное количество не представлялось возможным, но, как считал Куруш, армия малва включала примерно две тысячи варваров. Не исключено, и больше.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать