Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 36)


— Это не обычные подразделения, прикрывающие фланги, — перебил Велисарий. — Йетайцы в основном используются, как батальоны страховки. Командиры малва ставят их для обеспечения порядка в регулярных войсках. Чтобы во время битвы те не разбежались.

Кутзес фыркнул.

— Могу поверить в это. Определенно: выглядят эти варвары устрашающе.

— И они на самом деле устрашают, — согласился Велисарий. — Командующий малва также рассчитывает, что они отразят любую атаку на фланги.

Один из других трибунов презрительно фыркнул.

— Но они не настолько крепки. По крайней мере, не должны выстоять против фракийцев и иллирийцев.

Велисарий улыбнулся.

— Я считаю точно так же. — Затем он обратился к Кутзесу: — Кушаны все еще в арьергарде? Предполагаю, идут сразу же за теми, кто в центре — повозками со жрецами и кшатриями?

Кутзес кивнул.

— Это имеет смысл, — сказал полководец. — Я объясню, почему это построение кажется тебе странным, Кутзес. Дело в том, что малва подходят к сражению, как кузнец к наковальне. Они думают только о том, чтобы использовать молот. В данном случае молот — это большая конница, которую сзади поддерживают ракеты. Если же молот не срабатывает, значит нужно воспользоваться другие большим молотом.

— А что там с арабами? — спросил Маврикий. Кутзес и трибуны расхохотались. Даже Аббу впервые позволил улыбке появиться на обветренном лице.

— Эти — не дураки, — усмехнулся начальник разведгруппы. И сказал одобрительно: — Настоящие арабы, даже если это и вонючие слуги Лахмидов. Они…

Его перебил Кутзес, все еще продолжающий смеяться.

— Арабы занимают позицию с фланга. Конечно, с левого, пониже к пустыне. Может, постараются туда смотаться, если удастся избежать стычки с йетайцами.

— Которым совсем не нравятся арабы, — добавил один из трибунов.

— Они сломаются через минуту, полководец, — вставил еще один. — Это так же очевидно, как вымя у коровы. Ты же знаешь, как мыслят эти арабы.

Аббу фыркнул.

— Точно так же, как любой здравомыслящий человек! Какой смысл садиться на лошадь, если не собираешься пускать ее вскачь? В особенности, если тобой командует идиот, который ставит свои войска… — разведчик кивнул на Велисария. — Как говорит полководец — подобно толстому, пузатому кузнецу, лениво шагающему к наковальне.

Велисарий хлопнул в ладоши.

— Хватит, — сказал он. — Кутзес, начинай атаку сразу же. Как можно быстрее. К этому времени ребята из Константинополя уже должны быть готовы. Когда подойдет время, я присоединюсь к ним.

Кутзес внимательно посмотрел на него. Во взгляде смешались колебание и беспокойство.

— Ты уверен в этом, полководец? Потери обещают быть…

— Я пойду с ними, — твердо заявил Велисарий.

Кутзес легко передернул плечами, но ничего не сказал, развернул коня и поскакал прочь. Его трибуны и Аббу тут же последовали за ним. После того как они уехали, Маврикий посмотрел на Велисария.

— Странно, — заметил он. — Я имею в виду то, что ты так саркастически отзывался о кузнецах. Я всегда считал, что ты относился к ним с восхищением.

— Я и отношусь, — с горячностью ответил полководец. — Когда был ребенком, массу времени проводил в кузнице. Хотел сам стать кузнецом, когда вырасту.

Полководец развернулся и пошел назад к усадьбе. Маврикий шел рядом с ним.

— Я не смеялся над кузнецами, Маврикий. Я смеялся над подходцами, которые считают себя кузнецами.

Он покачал головой.

— Кузнечное дело требует мастерства. И как и в любом деле, есть свои правила. Хорошие правила, всегда срабатывающие — пока ты не начинаешь их путать с правилами, применяемыми в другом мастерстве. Наковальня — это ведь по сути большой кусок металла. Наковальня не может с тобой сражаться, не может тебе ответить, если ты на нее нападешь.


Полчаса спустя, расставшись с Маврикием, Велисарий сел на коня и поехал к месту расположения войск Константинополя. Как и всегда, его сопровождали Валентин с Анастасией, державшиеся в нескольких ярдах позади.

Греческие войска уже готовились к сражению. Они позавтракали, были полностью вооружены и надели доспехи. Когда полководец подъехал, солдаты с энтузиазмом поприветствовали его. Велисарий внимательно прислушивался к тому, как его приветствуют. Он решил, что в их словах нет ничего фальшивого. Они не притворяются. Очевидно, слух уже распространился, и все знают, что Велисарий пойдет в бой вместе с ними. Как он и предполагал, новость о том, что полководец намерен разделить с ними риск кавалерийской атаки, помогла окончательно зацементировать преданность греков.

«Наконец у меня есть армия, — подумал он с облегчением, затем добавил несколько сардонически: — Теперь мне нужно только беспокоиться о том, чтобы пережить атаку».

«Я думаю, тебе не стоит в ней участвовать, — пришел ментальный импульс от Эйда. — Это очень опасно. Ведь будут стрелять ракеты».

Велисарий почесал подбородок перед тем, как отвечать.

«Не думаю, что это проблема, Эйд. Сирийцы запутают и дезорганизуют вражескую конницу к тому времени, как мы пойдем в атаку. Если мы начнем быстро, то у них не окажется четких целей».

Но Эйд не желал успокаиваться.

«Это очень опасно. Тебе не следует в этом участвовать. Ты незаменим».

Велисарий вздохнул. Он понял, что страхи Эйда никак не связаны с оценкой тактики. Они имеют более глубокие корни.

«Ни один человек не является незаменимым, Эйд».

«Это

неправда. Ты незаменим. Без тебя малва победят. Линк выиграет. Мы проиграем».

«Если я незаменим, Эйд, то ведь из-за моих способностей полководца. Так?»

Молчание.

«Так?» — снова спросил Велисарий.

«Да», — с неохотой ответил Эйд.

«Значит, ты должен это принять. Риск — часть жизни полководца».

Он чувствовал неуверенность граней. Велисарий решил получше донести мысль.

«У меня небольшая армия. А у врага огромная. Если я хочу выиграть войну, не только это сражение — у меня должна быть боеспособная армия, маневренная, готовая действовать быстро. Только объединенная и сплоченная армия может выиграть войну».

Он сделал паузу, думая, как лучше объяснить. Эйд хорошо знал и понимал человеческую натуру, во многом — даже лучше, чем свою собственную. Но из-за сущности кристалла некоторые аспекты человеческой реальности оставались для него непонятными, часто совсем необъяснимыми. Эйд часто поражал Велисария каким-то таинственным пониманием великих сил, которые двигали человеческой расой, А затем еще больше поражал непониманием и незнанием людей, составлявших расу.

Эйд понимал человечество как шпалеру. Но он словно слепой пытался нащупать сами нити — людей.

«Мы, римляне, во многом подобны малва. Мы также построили огромную империю из многих различных народов и наций. Они строят империю, вводя жесткие иерархические правила. Для них очень важна чистота крови, они тщательно следят за ней и правом наследования. А мы делаем наоборот. Их методы дают им большую власть, но мало гибкости. И, самое важное, никакой искренней преданности. Мы победим их только хитростью и преданностью».

Велисарий стал развивать мысль, почти безжалостно. Чувствовал, как Эйд сопротивляется логике.

«Это правда, Эйд. Я — главный и первый полководец Рима, потому что одержал победы над персами и варварами. Я победил в тех сражениях — конечно, со своими фракийцами, но также сирийцами и иллирийцами. Но греческие солдаты, формирующие сердце римской армии, мало меня знают — за исключением репутации. Это слишком абстрактно. А для войны против малва эти вещи являются ключевыми. Я должен завоевать их преданность и доверие. Не только тех людей, которые пойдут в битву сегодня, но и всех других, которые последуют за ними».

Он помолчал и заговорил снова, завершая мысль:

«Другого пути нет. Полководец может завоевать преданность только тех войск, которые знают, что он точно так же предан им. Я уже показал войскам из гарнизона, что меня надо принимать всерьез. Мои требования. Теперь я должен показать им, что и я их принимаю всерьез. Их бросок является ключевым в сражении. Если он будет совершен правильно, то внимание врага зафиксируется на греках. Враг и не подумает, что поблизости есть другие — даже более опасные противники, скрывающиеся в лесу».

Эйд молчал. Потом заговорил жалобно:

«Это будет очень опасно. Тебя могут убить».

Велисарий не ответил. К этому времени он уже приближался t центру лагеря, разбитого войсками Константинополя. Он уже видел, что Агафий сидит верхом на коне, покрытом броней, примерно в пятидесяти ярдах от него, окруженный трибунами и гектонтархами. Молодой хилиарх отдавал последние распоряжения. Однако он не выкрикивал их актерски, не играл на публику, как делали многие римские командиры утром перед сражением. Велисарию довелось повидать немало таких. Даже на таком расстоянии было понятно что среди командования константинопольских войск царит дружеская обстановка и все расслаблены.

В чувство удовлетворения полководца ворвался голос Эйда: «Мне будет тебя не хватать. Очень сильно». Велисарий сконцентрировал все внимание на гранях. Как и много раз в прошлом, его ослепил калейдоскоп меняющихся цветов этого самого странного из божеских созданий. Этой удивительной души, которая называла себя Эйд.

«Мне тоже будет тебя не хватать. Очень сильно». Велисарий услышал, как Агафий приветствует его. Он приветственно поднял руку в ответ. Но он еще не закончил разговор с кристаллом.

«Давай попробуем избежать этой проблемы, а?» Грани сверкнули и повернулись, приняв новую конфигурацию. Начала кристаллизоваться форма, образ, которые Велисарий в них никогда не чувствовал.

«Я помогу», — пришел ментальный импульс. Твердый, уверенный и в то же время какой-то тонкий и гибкий. Почти похожий на ласку.

«Этим несчастным ублюдкам звиздец. Звиздец!» Велисарий резко вдохнул воздух от удивления. Следующие слова Эйда заставили Велисария даже повернуться в седле, чтобы проверить, не сам ли Валентин их произнес. А Эйд бормотал. Бормотал и бормотал.

— Я ничего не говорил, — запротестовал Валентин, когда увидел обвинение в глазах полководца. С печальным видом оскорбленного в лучших чувствах, он показал большим пальцем на огромного катафракта, едущего рядом с ним. — У него спроси.

— Этот человек молчал, как гробница, полководец, — подтвердил Анастасий. — Хотя сомневаюсь, что он думал о философии, как я. Я всегда философствую перед сражением, ты же знаешь. Нахожу слова Марка Аврелия в особенности…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать