Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 4)


Германиций нахмурился.

— Тогда почему?.. — Велисарий усмехнулся.

— В действиях малва и даже в их безумствах есть определенная методичность. Раджпуты — сердце армии Дамодары, а малва не доверяют своим вассалам-раджпутам. Поэтому они ставят лучшего полководца во главе самой трудной кампании, практически не обеспечивают его новым оружием, но дают ему в распоряжение практически всю конницу раджпутов. У Дамодары не будет выбора. Ему придется полагаться на Рану Шангу и раджпутов, которым в свою очередь придется несколько месяцев сражаться против персидской конницы на самой худшей местности, которую только можно представить. Малва пытаются убить двух зайцев. Персы не могут проигнорировать такую угрозу, поэтому им придется отправить против раджпутов большую часть своей армии, которая могла бы сражаться в Месопотамии, где будут разворачиваться основные сражения. И в то же время малва…

— Обескровят раджпутов, — кивнул Германиций.

— Вот именно. — Ситтас заворчал.

— Это означает, что нам не нужно беспокоиться о делах на севере, — сказал он. — По крайней мере какое-то время. Там персам придется разбираться самим.

Он посмотрел на Ирину.

— А насколько велика армия малва в Месопотамии?

Она колебалась, зная: ее сообщение встретят с недоверием.

— По меньшей мере, двести тысяч человек. Может, больше.

— Чушь! — воскликнул Германиций.

— Это не чушь, — заявил Велисарий. — Поверь, Германиций. Империя малва — единственная в мире, которая способна собрать армию такой численности. И, более того, обеспечивать ее всем необходимым, пока они держат Харк. Когда я был в Бхаруче, самом большом индийском порту на западном побережье, я своими глазами видел, как они строили огромные корабли — специально для материально-технического обеспечения. И строили их в огромном количестве.

Германиций побледнел.

— Двести тысяч, — прошептал он.

— По меньшей мере, — подчеркнул Велисарий. — Кроме того, они явно привезли с собой большую часть расчетов, умеющих управляться с новым оружием. Единственной их слабостью будет конница.

Ирина покачала головой.

— Нет, Велисарий, даже этого не будет. По крайней мере, не легкая конница. Я только вчера получила сообщение, что династия Лахмидов переметнулась от персов к малва. Таким образом, малва получили большую группу арабов-кавалеристов, а в придачу к ним еще и верблюдов с погонщиками, которых можно прекрасно использовать в пустынных районах на правом берегу Евфрата. Кстати, малва используют именно эту реку — вторжение идет по ней.

— Медленно идет, — заметил Гермоген. — По Тигру получилось бы быстрее — он более пригоден для плавания.

Велисарий пожал плечами.

— Малва не особо беспокоятся о скорости и маневренности. Они идут большой силой. А такое наступление удобнее проводить по Евфрату. Добравшись до Пероз-Шапура, они смогут перейти в Тигр. И окружат столицу Персии — Ктесифон.

— Как персы намерены реагировать? — спросил Германиций.

— Судя по тому, что мне сказал Баресманас, император Хосров намерен держать осаду в Вавилоне, — сообщила Ирина.

— Вавилоне? — воскликнул Антоний Александрийский. — Нет никакого Вавилона! Город пустует уже несколько столетий! — Патриарх покачал головой. — Он же в руинах.

Ирина улыбнулась.

— Город — да. Но стены Вавилона все еще стоят. И, по всем признакам, они все еще так же крепки, как были во времена Хаммурапи.

— Что от нас просят персы? — спросила Антонина.

Ирина бросила взгляд на Хрисопола. Префект претория вел предварительные переговоры с Баресманасом.

— Они хотят заключить союз с Римом и просят нас послать войска к Вавилону в помощь Хосрову — столько, сколько можем, — он кивнул Ситтасу. — Персы не рассчитывают на нашу помощь в восточных провинциях, куда также вторглись малва. Но они… ну… очень бы хотели получить нашу помощь в Месопотамии.

— Сколько именно людей они хотят получить в помощь? — спросил Юстиниан.

Хрисопол сделал глубокий вдох.

— Просят сорок тысяч. Всю сирийскую армию, а оставшиеся двадцать тысяч собрать из Анатолии и наших полков, стоящих в Европе.

Зал взорвался.

— Это безумие! — закричал Ситтас. — Это же половина римской армии!

— Таким образом Дунай вообще остается без прикрытия! — рявкнул Германиций. — Все варварские племена на Балканах хлынут через него в течение месяца! — Он повернулся к Велисарию. — Неужели ты серьезно рассматриваешь эту просьбу?

Велисарий покачал головой.

— Нет, Германиций. Хотя и стал бы рассматривать серьезно, если бы знал, что мы можем предоставить такую силу. — Велисарий пожал плечами. — Но факт остается фактом: мы не можем. Просто не можем. Мы должны держать войска на Дунае, причем немалые силы, как ты и сказал. И, к сожалению, мы должны оставить армию Ситтаса в Константинополе. Как мы все знаем, положение династии все еще остается шатким. Большая часть знати поддержит переворот — если еще один начнется и если они решат, что он может оказаться успешным.

Германиций потрепал бороду.

— Другими словами, на данный момент нам некого послать в Персию, кроме сирийской и египетской армий.

— Нет, — сказала Феодора. — В Египте тоже шаткое положение. — Она повернулась к начальнице шпионской сети.

— Расскажи им.

— Как вы все знаете, бывший патриарх Александрии Тимофей IV был убит во время восстания «Ника»4, в то же время был убит предшественник Антония Епифаний, — сказала Ирина. — Виновные так и не были найдены, но я уверена: это дело рук наемных убийц малва.

— Которым помогали экстремисты из рядов служителей церкви, — добавил Юстиниан

злобно.

Ирина кивнула.

— После трех месяцев пререканий и ожесточенных споров греческая знать Александрии назначила нового патриарха. Экстремиста-ортодокса. Монаха по имени Павел. На следующий день по его инициативе начались преследования. С тех пор в Александрии продолжаются волнения. Почти ежедневно происходят уличные драки и столкновения между экстремистами-ортодоксами и экстремистами-монофизитами. Мы только вчера получили эту информацию.

— А чем, черт побери, занимается армия Египта? — спросил Германиций.

— Они взяли сторону патриарха, — ответила Ирина. — На самом деле, судя по полученным мною сообщениям, командующий армией был главным сторонником Павла.

— Это полководец Амброз, не правда ли? — уточнил Гермоген. Ирина кивнула.

— Знаю я этого мерзавца, — проворчал Ситтас. — Ни черта не стоит на поле брани. Политик до мозга костей. Амбициозен, как сатана.

Префект претория вздохнул.

— Так, это армия Египта. Значит, ее мы в Персию послать не можем.

— Дело обстоит даже хуже, Хрисопол, — заметил Велисарий. — Мы пошлём какие-то силы в Египет, чтобы выправить положение.

— Считаешь, нам следует вмешаться?

— Определенно. Египет — крупнейшая провинция империи. В будущем мы надеемся, что Египет станет нашим бастионом во время морской кампании в Эритрейском море. Мы не можем позволить, чтобы население было недовольно и находилось на грани восстания.

— По этому вопросу я полностью согласна с Велисарием, — поддержала полководца Феодора. Потом кивнула на Антония. — По рекомендации Антония я посылаю дьякона по имени Феодосий занять место Павла — патриарха Александрии. Феодосий — монофизит, но не придерживается экстремистских взглядов. Как и Тимофей, он принадлежит к северианской школе.

Хрисопол нахмурился.

— А как ты намереваешься провести назначение? — Впервые после начала совещания Феодора улыбнулась. Но в ее улыбке не было и доли веселья.

— Смесью старого и нового. Ты знаешь о религиозном ордене, основанном Михаилом Македонским? Он предложил отправить несколько тысяч своих монахов в Египет, чтобы разобраться с существующими там монашескими орденами.

— Его монахи хороши против других монахов, дерущихся на улицах дубинами, но против армии Египта… — проворчал Гермоген.

— С ней будет сражаться Когорта Феодоры, — объявил Велисарий. За объявлением последовало гробовое молчание. Все глаза повернулись к Антонине.

Маленькая египтянка пожала плечами.

— Боюсь, это все, что у нас есть.

— Не совсем, — сказал Велисарий. И посмотрел на Гермогена. — Думаю, мы можем выделить один из твоих легионов в поддержку гренадерам Антонины. Они будут ее пехотой. А в качестве конницы я выделю ей пятьсот своих катафрактов.

Гермоген кивнул. Германиций нахмурился и переводил взгляд с Велисария на Антонину.

— Я думал, вы собираетесь использовать гренадеров в Персии, — заметил он.

Перед тем как Велисарий смог ответить, заговорила Феодора:

— Нет. Точно нет. За исключением небольшого отряда ракетчиков Велисария, Когорта под предводительством Антонины — наша единственная сила, обеспеченная новым пороховым оружием. Они никогда не участвовали в настоящем сражении. Я не собираюсь рисковать ими в Персии. По крайней мере, в начале войны.

Германиций нахмурился сильнее.

— Тогда кто?..

— Я, — сказал Велисарий. — Я сам и все войска, которые нам удастся собрать. — Он почесал подбородок. — Думаю, сможем выделить тысяч пять-шесть из сирийской армии, ну а также мои букелларии.

— Я могу выделить две тысячи катафрактов, — вставил Ситтас. И посмотрел на Германиция.

Командующий иллирийской армией скорчил гримасу.

— Наверное, смогу выделить человек пятьсот. Не больше. Боюсь, в течение ближайшего года начнутся проблемы с северными варварами. Малва будут щедро раздавать золото.

Гермоген, подсчитывавший на пальцах получающееся количество, поднял голову.

— Не получается достойной армии, Велисарий, — заметил он. — Что там у тебя? Где-то тысяча катафрактов, после того как ты отдашь пятьсот Антонине?

Велисарий кивнул. Гермоген выдохнул воздух.

— Плюс две тысячи Ситтаса и пятьсот Германиция. Это три с половиной тысячи кавалеристов. Тяжелая конница. Из армии Сирии ты, вероятно, получишь три или четыре тысячи пехотинцев и пару тысяч кавалеристов. Но это будет легкая конница, лучники, а не копьеносцы.

— В самом лучшем случае — десять тысяч человек, — сделал вывод Германиций. — Как правильно заметил Гермоген, достойной армии не получается.

Велисарий пожал плечами.

— Это то, что есть.

— Мне не нравится, что Велисарий лично намерен возглавить армию, — заявил Хрисопол. — Он — главный стратег империи. Он должен остаться здесь, в столице.

— Чушь! — рявкнул Юстиниан. Впервые после начала совещания на его лице появилась улыбка. И, как и у его жены, в ней не было и доли веселья.

— Вы хотите заключить союз с Персией? — спросил он. — Им совсем не понравится наше предложение десяти тысяч человек. Но репутация Велисария — совсем другое дело. Она перевесит любое количество. — Теперь на обезображенном лице все-таки появилась доля радости. — Прекрати хмуриться, Хрисопол. Я знаю, что ты хмуришься, как будто вижу тебя.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать