Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 43)


Глава 20

Первой мыслью полководца, когда он обогнул усадьбу и выехал на прилегающую к ней с востока территорию, была: следует быстро оценить ситуацию. Он не видел сражение собственными глазами после того, как вернулся в усадьбу по завершении первой кавалерийской атаки.

Он чуть не упал. Мгновенно и позорно.

В прямом смысле. Мертвые, умирающие и тяжелораненые солдаты малва были разбросаны по всей территории перед усадьбой. В некоторых местах лежало по два или три тела, одно на другом. Велисарий так напряженно концентрировался на живых войсках малва, что не заметил препятствие, которые представляли собой мертвые. Его конь натолкнулся на труп и чуть не сбросил ездока. Только сверхчеловеческие рефлексы, полученные и получаемые от Эйда, помогли Велисарию удержаться в седле, а его коню на ногах.

«Первым делом самое важное!» — приказал он сам себе. Следующие несколько секунд, пока он пробирался сквозь результаты бойни на территории, прилегающей к усадьбе с востока, Велисарий ни на что не обращал внимания, только выискивал путь для коня.

Следовало продвигаться вперед. Холодной отстраненной частью разума полководец отмечал жуткие потери, которые понес враг во время первого штурма. По большей части они пострадали от стрел, хотя очевидно, что часть потерь малва понесли из-за собственных гранат, отразившихся от воздвигнутых людьми Велисария щитов.

Наконец он пробрался сквозь горы трупов и смог сконцентрироваться на продолжающем действовать противнике. Еще живом.

Больше всего его волновали «катюши». Он уже слышал шипение и завывание ракет. Звуки, создаваемые римскими ракетами, сильно отличались от звуков ракет малва. Перепутать их было невозможно. В соответствии с указаниями Велисария римские ракеты были снабжены бронзовыми выхлопными соплами. Благодаря этим выхлопным соплам выпущенные «катюшами» ракеты оказывались гораздо более точными, чем ракеты малва. И создавали совсем другой шум.

Велисарий не видел сами колесницы, с которых выпускали ракеты. Они были скрыты в лесу на северо-востоке и оттуда стреляли в малва. Вслед за ними должны последовать фракийские и иллирийские катафракты. Ряд возвышавшихся в той стороне деревьев не позволял Велисарию наблюдать за их действиями. Но он видел сами ракеты, летящие по небу. В эту минуту первая партия как раз опускалась на врага. Велисарий видел, как несколько взрывов громыхнуло на правом фланге армии малва, как кавалеристов выбило из седла и они вместе с лошадьми упали на землю.

Он задержал дыхание. Первая партия ракет приземлилась досрочно близко к центру вражеского формирования, где на повозках с пороховым оружием сидели жрецы Махаведы. Велисарий совсем не хотел, чтобы все это оружие и запасы пороха взлетели в воздух.

Наконец он выдохнул воздух, который задерживал в себе. Вторая и третья партии ракет нашли цели в центре вражеского формирования — и несколько между повозками. Многих жрецов, вскочивших на ноги на повозках, смело с них, словно веником. Одна из повозок взлетела в воздух: ракета взорвалась почти прямо под ней. Повозка какое-то время сама по себе скакала на двух колесах, удерживая зыбкое равновесие. Скакала, скакала, потом с грохотом рухнула наземь.

Велисарий пригнулся к спине коня, ожидая, что весь запас привезенного врагом порохового оружия вскоре рванет. Он повернул голову и стал кричать находящимся у него за спиной людям, чтобы готовились к сильному взрыву.

Затем внезапно замолчал. Взрыва не последовало. Разбитая повозка не взлетела на воздух.

Он в большом удивлении повернулся назад и увидел, что несмотря на все разрушение, которое нанесли его «катюши», ничто из боеприпасов малва не загорелось.

Мимо его головы пролетела стрела, и это напомнило ему о поджидавших опасностях. Первые ряды спешившихся солдат малва находились менее чем в ста пятидесяти ярдах. Очевидно, вражеские солдаты были поражены и не понимали, откуда началась внезапная и неожиданная атака на их фланг. Но у многих оказалось достаточно ума, чтобы выпускать стрелы в выскакивающих из-за усадьбы римлян.

Однако их стрелы почти не попадали в цель, и никто их действиями не руководил. Велисарий уже собирался похвалить себя за то, что ему удалось удивить врага — снова — когда прилетело целое море стрел, и после них все чувство самоудовлетворения тут же исчезло.

Эти стрелы были хорошо нацелены и их явно выпускали организованно и по чьему-то приказу, с расстояния в сто ярдов. Они напоминали возвращающихся домой голубей, безошибочно направляясь куда надо, и собирались с правого фланга. Полководец поднял щит и как мог скорчился в седле.

Не менее трех стрел отскочили от его щита, еще одна от брони, защищающей грудь коня, а пятая от правой руки в доспехах. Велисарий почувствовал боль в правой руке, правда, не от ранения, а от удара. К счастью, лук, из которого была выпущена стрела, не обладал мощностью луков катафрактов. Наконечник не смог пронзить чешуйчатый доспех, хотя Велисарий не сомневался: в месте удара к утру появится большой синяк.

Оставшиеся стрелы приземлились среди следующих за ним катафрактов. Он услышал крики боли и удивления. Судя по ним стало ясно: многие стрелы попали в цель.

Когда полководец выглянул из-за верха щита, глядя вперед вправо, то увидел ожидаемое. Кушаны уже принимали новый боевой порядок, выстраиваясь ровными рядами, в результате чего получился квадрат. Щиты стоявших в первом

ряду находили один на другой, копья блестели и словно ощетинились. Сразу же за первый рядом со щитами встали лучники. Командир кушанов тут же оценил изменившуюся обстановку и делал все возможное — самое оптимальное — при сложившихся обстоятельствах. В эти минуты боевой порядок кушанов напоминал ощетинившегося дикобраза, груженного волками.

Умные волки охотятся за более легкой добычей. И то же самое сделал Велисарий. Он повернул коня налево, уводя своих людей от подразделения кушанов. Он поедет по дуге вокруг кушанов и набросится на дезорганизованную массу малва, которые следовали за кушанами.

Его катафракты сами были не дураки и немедленно последовали за ним. Никто в колонне Велисария даже не ответил кушанам. Полководец вел часть войск, воспользовавшихся северными воротами усадьбы. Поэтому кушаны оказались справа, когда катафракты галопом неслись мимо — самый худший вариант для лучника на коне: невозможно стрелять, не открыв собственного тела. Поэтому Велисарий и его люди просто сжали зубы, прикрываясь щитами и отражая ими стрелы кушанов. Сами не стреляли.

С другой стороны, вторая группа римлян — та, которую возглавлял Агафий, пользуясь южными выходами — имела идеальную позицию для лучников на конях. Когда они выскочили из-за усадьбы, кушаны находились слева от них. Каждый из этой тысячи катафрактов, кто пронесся мимо формирования кушанов, выпустил по крайней мере одну стрелу в массу врага. С расстояния в пятьдесят ярдов мощные луки катафрактов выпускали стрелы, которые пробивали броню кушанов. Если только те не прикрывались щитами под нужным углом. А кушаны использовали деревянные щиты, пусть и несколько армированные железом.

Стена щитов кушанов сломалась под жутким огнем. Велисарий и его люди на противоположной стороне тут же выиграли от этого. Стоявшие с северной стороны кушаны мгновенно поспешили заткнуть дыры на окровавленном южном фланге.

Теперь авангард кушанов оказался за римской кавалерией. Велисарий и его люди находились в пятидесяти ярдах от регулярных войск малва, которые шли вслед за кушанами.

Эти войска — тысячи спешившихся кавалеристов — внезапно бросились врассыпную. Они попали в ловушку между совершенно неожиданной атакой по флангу и невесть откуда появившимися римлянами. Их нервы не выдержали. Все еще остававшиеся в седле йетайцы пытались удержать сбегавших с поля боя солдат, зверски рубили их саблями, целыми дюжинами, когда те пробегали мимо, Но результата не добились.

Велисарий бросил взгляд через плечо. Сирийская конница, идущая вслед за тяжеловооруженными греками, уже растягивалась широкими Рядами и начинала обгонять медленно продвигающихся вперед катафрактов. Они держались подальше от кушанов. Их целью было разбить части и так быстро редеющей основной силы врага. За ними из усадьбы появлялась сирийская пехота и занимала позиции. Она кон центрировала свое внимание на территории непосредственно перед усадьбой и к северу от нее, оставляя теперь изолированным от основных сил кушанам единственный путь отхода к загонам для скота. Удовлетворенный, полководец повернулся назад. Ближайший к нему солдат малва, спасавшийся бегством, подвернул ногу и упал. Велисарий не стал применять копье, просто направил на упавшего коня, а потом поскакал дальше.

На него бросился йетайец на лошади, высоко держа в руке копье. Велисарий со всей силы врезал в йетайца копьем, вспоров ему живот, и удержался в седле благодаря стременам.

Еще один солдат из регулярной армии малва бежал с поля боя. Его ноги мелькали, словно у антилопы. Копье полководца врезалось ему между лопаток.

Велисарий убил еще трех солдат тем же образом до того, как потерял копье — оно осталось в спине одного врага. Тогда он достал длинный меч и продолжил убивать им.

С первыми рядами врага теперь было полностью покончено. Даже йетайцы оставили попытки собрать войска и заставить их сражаться. Наоборот, все еще остававшиеся в седле варвары первыми неслись с поля боя.

У обычных солдат малва в головах засела одна мысль: опередить римлян. Бежать как можно быстрее, чтобы скрыться от врага. А ведь враг преследовал их на лошадях. Они были не первыми, кого во время сражения охватила паника и кто предпринимал безнадежную попытку. И им, как и многим до них, пришлось за это расплатиться.

Полководец не прекращал безжалостной работы, оставляя за собой дорожку из трупов. Человек в нем морщился от ужаса, пока не нашел утешение — как и много раз в прошлом — в холодной работе разума.

«Это самая худшая ошибка, которую может сделать пехота, — думал он. — Если бы они попытались удержать позиции, несмотря на атаку нашей конницы, как сделали кушаны, то у них бы остался шанс. Теперь же шансов нет. Ни одного».

Внезапно рядом — слева от Велисария — прогрохотало несколько взрывов. Они словно ворвались в его мрачные мысли. Уголком глаза он увидел, как один из катафрактов обеими руками схватился за лицо и упал на землю. Еще у одного катафракта упала лошадь — у нее подогнулись ноги, а всадник в свою очередь вылетел из седла.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать