Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 49)


— Матерь Божия!

Гармат кивнул на восток, на невидимый индийский берег.

— Развеселись. Если все пройдет хорошо, то мы вскоре будем перебираться через горы в Махараштру. На другой стороне Западных Гат, как я слышал, сухо.

— Поскорее бы, — проворчал Эзана. И первым вошел в каюту. Это помещение, служившее «императорскими покоями» Шакунталы, показалось Эзане несколько гротескным. Он был воспитан в традициях аксумского двора. Эти традиции включали стиль, который был массивным, но строгим. И всегда практичным. Когда члены правящей семьи Аксумского царства путешествовали по морю, включая самого негусу нагаста, они плыли в простой каюте, украденной самое большее шкурой льва или страусиными перьями.

Но индийская традиция отличалась от аксумской. Временами тут тоже использовались массивные декорации. Эзана видел и до сих пор находился под впечатлением дворцов императора малва, а также его шатров. И нестрого. И непрактично.

«Никогда в жизни не видел столько мишуры и безделушек», — думал он мрачно.

Его взгляд остановился на вырезанной из слоновой кости поделки, установленной на небольшом столике у входа. Поделка, удивительно тонкой работы и казавшаяся невесомой, изображала страстные объятия полуголой пары. Эзана чуть не поморщился. Его оскорбил не эротизм статуэтки, поскольку аксумиты не были ханжами, а просто абсурдность вещи.

На военном корабле?

«После первого хорошего шторма от этой штуковины ничего не останется».

Гармат подтолкнул его в каюту.

— Мы — дипломаты, — прошептал. — Веди себя вежливо.


Шакунтала сидела на горе подушек у дальней стены каюты. Дададжи Холкар расположился слева от нее, как и полагается главному советнику. Рядом с ним сидел религиозный лидер Биндусара.

Военные советники Шакунталы расположились справа — Кунгас и двое его непосредственных подчиненных, Канишка и Куджуло. Командующие кавалерией маратхи Шахджи и Кондев пришли в сопровождении трех ближайших подчиненных.

Там также сидел Вахси. Он появился раньше. Он располагался на небольшом деревянном стуле. Еще два стула стояли рядом. Императрица приказала их принести, зная, на чем предпочитают сидеть аксумиты. Все индусы устроились на подушках в позе лотоса.

После того как Гармат и Эзана заняли свои места, Шакунтала заговорила:

— Первый этап разработанной нами стратегии оказался исключительно успешным. Мы вырвались из Кералы и нам удалось избежать столкновения с малва. Можно быть практически уверенными, что наши враги считают: мы сейчас отправляемся в добровольную ссылку на Тамрапарни.

Она замолчала и осмотрела собравшихся в поисках какого-либо свидетельства несогласия или недовольства. Не обнаружив ничего, продолжила речь:

— Я считаю, мы можем взять как данность: наше появление в Сурате окажется полной неожиданностью для врага. Поскольку это так, то мы сейчас можем сконцентрировать наше внимание на более далеком будущем. Мы удивим малва в Сурате и возьмем город. Вопрос: что после этого?

Кондев пошевелился. Шакунтала повернулась к нему, вопросительно склонила голову. Жест был приглашением выступить.

Несколько секунд офицер из народности маратхи колебался. Он был относительно новым членом внутреннего круга императрицы. Он привык к индийским традициям, поскольку являлся одним из старших офицеров у отца Шакунталы, чья императорская надменность и холодность стали просто легендарными, поэтому Кондев до сих пор никак не мог привыкнуть к расслабленности Шакунталы и легкости общения с советниками.

Шакунтала поняла его колебания и подбодрила:

— Пожалуйста, Кондев. Говори, если у тебя возникли какие-то сомнения.

Командующий кавалерией нервно потрепал бороду.

— У меня нет сомнений, Ваше Величество. Не совсем так. Но я понял, что после захвата Сурата мы собираемся просто идти к Деогхару. Присоединиться к силам Рао. — Потом он быстро склонил голову — извиняясь. — Возможно, я не так понял.

— Ты все понял правильно, Кондев, — ответила Шакунтала. — Это был наш план. Но неожиданное появление аксумитов и предложенный ими союз заставили меня передумать. Или по крайней мере думать с большими амбициями.

Она повернулась к аксумитам.

— Если мы удержим Сурат — я имею в виду долго — сможет ли ваш флот удерживать флот малва от вторжения?

Трое аксумитов быстро переглянулись. Первым заговорил Вахси.

— Нет, императрица, — сказал он твердо. — Если бы малва не имели порохового оружия, то это могло бы быть возможно. Их флот гораздо больше нашего — и по численности кораблей, и по численности моряков.

— Но ваш флот лучше. Кроме того, большая часть их кораблей задействована во вторжении в Персию.

Он пожал плечами.

— Однако дело в том, что они обладают этим демоническим оружием. Это сводит на нет наше преимущество в управлении кораблями. Мы не можем позволить себе подходить близко, чтобы брать суда на абордаж. Их ракеты летят по непредсказуемым траекториям, но тем не менее — это очень опасное оружие для судов врага.

Шакунтала кивнула. Она не казалась особо расстроенной или удивленной ответом Вахси.

— Значит, вы не можете снять блокаду Сурата, которую держат малва?

Вахси покачал головой. Шакунтала склонилась вперед.

— Скажи мне вот что, Вахси. Если мы сможем удержать Сурат — удержим малва и не дадим им снова взять город — то тогда вы сможете прорвать блокаду?

Все трое аксумитов рассмеялись.

— Ну, это подобно тому, что красть курей у инвалида, — рассмейся Эзана.

— Очень сильного инвалида, —

поправил Гармат. — Придется быть очень осторожными. Тем не менее…

Вахси прекратил смеяться.

— Да, императрица, — сказал он твердо. — Мы сможем прорвать кольцо блокады. На самом деле пройдем сквозь малва, как морская вода проходит сквозь рыбацкую сеть. И не один и не два корабля время от времени. Мы сможем проходить сквозь малва тогда, когда нам того захочется.

Он махнул рукой.

— Вы понимаете: я говорю о блокаде всего побережья. Если малва соберут достаточно кораблей в одном месте, то они смогут закрыть Сурат. Но, как я предполагаю, неподалеку найдутся другие места, где мы сможем встать на якорь и разгрузиться.

— Полно! — воскликнул Биндусара. Все глаза повернулись на садху. — Я хорошо знаю малабарский берег, — пояснил он. — На самом деле весь западный берег Индии, от Кералы до полуострова Катхиявара.

Биндусара повернулся на восток, словно изучая ближайший берег сквозь стены каюты.

— Западные Гаты идут параллельно берегу, с самого юга Индии на север, до реки Нармады. Они представляют собой западную границу Деканского плоскогорья. Гаты — невысокие горы. Ничего подобного Гималаям. Средняя высота менее тысячи ярдов. Даже самый высокий пик в Керале не достигает трех тысяч ярдов. Но это скалистые горы. Этот факт и низкие высоты означают, что на западном берегу Индии имеется большое количество небольших речушек вместо нескольких великих рек типа Ганга или Брахмапутры, как на восточном побережье.

— Местность для контрабандистов, — заметил Эзана. Биндусара улыбнулся.

— Местность? Правильнее сказать: рай. Не забывай про климат, Эзана. Западное побережье Индии — самая влажная часть нашей земли. Каждая из рек впадает в море, проходя через тиковые и пальмовые леса. А там полно укромных и уединенных местечек, где можно разгрузить товар. А местное население будет только радо помочь в этом. По большей части это бедные фермеры и рыбаки, которым требуются дополнительные деньги. И к малва они не испытывают никакой любви.

Вахси кивнул. Увидев это, Шакунтала спросила:

— Значит, сможете?

— Без вопросов, императрица. — Чернокожий офицер провел пальцами сквозь густые вьющиеся волосы, все это время не сводя глаз с Шакунталы. — Ты хочешь снять осаду Деогхара, контролируя всю южную Махараштру, — размышлял он вслух. — А Сурат использовать как базу для материально-технического обеспечения.

Императрица кивнула.

— Именно так. Я даже не стала бы пытаться, если бы основные силы врага не были задействованы в Персии. Но нам тут противостоит только Венандакатра. Поэтому я думаю, что это можно сделать — при условии, что мы доберемся до порохового оружия.

— В Сурате есть пушки, — сказал офицер из маратхи Шахджи. — Если мы возьмем город, то мы также возьмем и их.

— Этого недостаточно, — проворчал Кунгас. — Он посмотрел на Холкара. — У тебя есть шпионы в Сурате. Если не ошибаюсь, эти пушки стационарно установлены.

Холкар кивнул.

— Это огромные бомбарды. Три штуки. Установлены для защиты города от атаки с моря. — Он поморщился. — Предполагаю, их все-таки можно сдвинуть с места, но…

— Забудь об этом, — перебил Кунгас. — Мы сами воспользуемся этими пушками, чтобы защитить Сурат от флота малва, но они нам не помогут во время сухопутных сражений против армии Венандакатры. Для этого нам нужна помощь римлян. Я уверен, что к сегодняшнему дню Велисарий уже научился производить пороховое оружие. Если нам удастся возобновить с ним контакт, то аксумиты смогут поставлять нам оружие контрабандным путем. А также обеспечивать нас порохом

Все собравшиеся в каюте переглянулись.

— В таком случае нам следует отправить кого-то в Рим, — сказал Биндусара.

— Не в Рим, — поправил его Дададжи. — К Велисарию. Для римского правительства мы просто какие-то непонятные иностранцы. А Велисарий нас хорошо знает.

Пешва распрямил плечи.

— Я поеду сам, — объявил он. — Нашу делегацию должен возглавлять кто-то, кто занимает достаточно высокое положение в правительстве императрицы и кого лично знает Велисарий. Я — очевидная кандидатура.

— Чушь! — воскликнула Шакунтала. — Сама идея бредовая. Ты — мой пешва, Дададжи. Ты мне нужен здесь.

Холкар нахмурился.

— Но я — единственный…

Он замолчал и удивленно посмотрел на Кунгаса.

Командир кушанов фыркнул. Если бы звук вырвался изо рта какого-то другого человека, то его можно было бы принять за веселый. За юмор. В случае Кунгаса сказать было сложно.

— Он — начальник твоей личной охраны! — крикнул Дададжи. Шакунтала отмахнулась.

— Больше он в такой должности не требуется. Канишка вполне способен занять его место. На самом деле таланты Кунгаса здесь пропадают.

Все собравшиеся смотрели на Кунгаса. Выражения на лицах большинства индусов представляли собой смесь скептицизма и колебания.

Шахджи откашлялся.

— Если вы простите меня, Ваше Величество, мне кажется, что Кунгас — не самый лучший выбор. Он не благородного происхождения, не относится ни к сословию брахманов, ни кшатриев, и я боюсь, полководец Велисарий будет оскорблен, если твой посол окажется такого низкого…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать