Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 54)


У каждого дехгана в свою очередь имелась небольшая группа слуг, которая сопровождала его во время кампании. Обычно совсем небольшое количество. Уважаемые люди из его деревни или города — процветающие фермеры или кузнецы, у которых были не только сила, здоровье и навыки служить в качестве одетых в броню лучников, но которые также могли позволить себе купить коня и необходимое обмундирование.

Сам персидский император кроме «домашних» войск не командовал прямо никем, кроме личной охраны — полка, солдаты которого до сих пор по старинке назывались «бессмертными». В остальном шахиншах зависел от поддержки господ благородного происхождения, которые, в свою очередь, зависели от поддержки дехганов.

В теории это была очень аккуратная пирамида. На практике…

Эйд все это очень ловко суммировал.

«У победы много отцов, — послал мысленный импульс кристалл. — Поражение — сирота. Или в этом случае: у победы много будущих сыновей».

Велисарий улыбнулся.

«А у поражения детей нет».

Он повернулся в седле и улыбнулся Баресманасу.

— Значит, думаешь, у Ормузда теперь болят суставы? — Шахрадар усмехнулся.

— Подозреваю, Ормузд прямо сейчас чувствует себя, как человек, страдающий от артрита. Просыпаясь каждое утро, он обнаруживает, что его армия еще уменьшилась. Пока вероломные дехганы исчезают в поисках славы и богатства там, где их более реально получить.

Велисарий внимательно осмотрел окружавший их огромный «эскорт». Персы шли в хорошем порядке, хотя на взгляд римского полководца построение казалось несколько странным. Мгновение спустя он понял, что странная «комковатость» получилась из-за социального порядка. Вместо того чтобы выстроиться ровными рядами, как принято у римлян, персы имели склонность собираться небольшими кучками. Велисарий понял, что дехганов сопровождают слуги. Основным подразделением у персов являлась группа лиц из одной деревни. Люди, которые вместе выросли и знакомы всю жизнь.

Минуту спустя Велисарий задумался о самом эффективном способе объединения римских и персидских сил, учитывая привычки и свойства каждого. Потом временно отмахнулся от этих мыслей. В самое ближайшее время ему предстояло заняться другим.

— Нам нужно сделать остановку в лагере военнопленных, — объявил он.

Баресманас вопросительно приподнял брови, но возражать не стал. Просто выкрикнул одно имя.

Мгновение спустя один из персов, едущий неподалеку, приблизился к шахрадару и римскому полководцу. Как только он оказался рядом, Баресманас заговорил официальным тоном.

— Мне хотелось бы представить командующего моим домашним войском, полководец Велисарий. Его зовут Мерена, он происходит из прекрасной семьи, из азадана, которая всегда служила Суренам.

Велисарий вежливо кивнул. Персидский командир ответил на кивок, но очень натянуто. Осмотрев его, Велисарий не смог понять, является ли натянутость частью его природы или дело в особых обстоятельствах.

Немного того и другого, решил он. Как правило, если судить по его опыту, персы имели склонность к определенной атлетической стройности. Но Мерена был крупным мужчиной, почти таким же, как друг Велисария Ситтас. Но если Ситтасу его вес нисколько не мешал и он всегда был легок на подъем, то казалось, что Мерена предпочитает поменьше двигаться. Несмотря на очевидное умение сидеть в седле, он сидел в нем, подобно статуе.

Баресманас передал приказ об остановке в лагере военнопленных по пути на север. Мерена кивнул — опять очень натянуто — и поскакал прочь сообщать другим.

— Не самый приятный человек для неформального общения, — заметил Велисарий.

Баресманас слегка поморщился.

— Обычно он не держится так натянуто и скованно. Я думаю, он не уверен, как вести себя при сложившихся обстоятельствах. На самом деле вы познакомились не сегодня.

Велисарий поджал губы.

— Он тоже был под Миндусом, — это прозвучало как утверждение, не вопрос.

— О, да. Рядом со мной, во время того сумасшедшего броска, приказанного Фирузом. Он пытался прийти мне на помощь после того, как копье сбросило меня с коня. Но сам был ранен в бедро. Плумбатой.

Велисарий сморщился. Плумбата являлась оружием римской пехоты. Она заменила пилум, который пехота предпочитала в первые годы существования империи. Плумбата гораздо короче, скорее походит на дротик, чем на копье. Но если римляне потеряли в дальности, то выиграли в проникающей силе — благодаря тяжелому свинцовому грузу, добавленному в углубление под наконечником. На близком расстоянии, посылаемое опытным копьеносцем, такое копье могло пройти даже сквозь доспехи катафрактов или дехганов. Раны получались жуткие.

— Его пригвоздило к седлу, — продолжал Баресманас. — Затем, после того как убили коня, животное свалилось на Мерену. Почти отняло ему ногу. И он лишился бы ноги, если бы не был таким крупным мужчиной. Он до сих пор сильно хромает.

Полководец сморщился. Увидев это, Баресманас пожал плечами.

— Он не в обиде на тебя, Велисарий. Конечно, Мерена с неохотой вспоминает то сражение. Но все его недовольство направлено на Фируза. Хотя, конечно, он не назовет тебя одним из лучших друзей.

— Думаю, нет! — Полководец колебался мгновение. Затем решил, что необходимость важнее вежливости. — Однако мне необходимо знать — пожалуйста, не обижайся — сможет ли он должным образом служить. Если он был вынужден…

— По этому поводу не беспокойся, — перебил Баресманас. — Независимо от его чувств к тебе, нет никаких сомнений относительно его чувств ко мне и

моей семье.

На лице Велисария наверное отразился скептицизм, потому что шахрадар тут же добавил:

— Дело не только в чувстве долга и традициях. Семья Мерены известна — даже прославилась — своими военными достижениями. Но они небогаты. Он до сих пор оставался бы в плену, если бы я не заплатил за него выкуп.

Велисарий кивнул. Они с Баресманасом с минуту ехали молча. Затем снова заговорил Баресманас:

— Как я заметил, ты сам очень щедр по отношению к ближайшему окружению — твоим фракийцам. На самом деле мне сообщили, что ты распределяешь между ними половину положенных тебе трофеев. Очень щедро.

Велисарий хитро улыбнулся.

— Это так. Конечно, все они поклялись мне служить. Но я человек практичный. Люди — не орудия. Тем не менее кузнец всегда заботится об инструментах, необходимых для его работы. Чистит их, точит, смазывает маслом.

Они снова замолчали. Они приближались к лагерю военнопленных. Молчали они, как друзья, которые прекрасно друг друга понимают.


Это было первое посещение лагеря Велисарием после того, как армия встала в Пероз-Шапуре. Он был рад увидеть, что его подчиненные в точности выполнили его указания.

Когда они заворачивали в лагерь, Мерена ехал бок о бок с Баресманасом. Его брови приподнялись.

— Это — место содержания военнопленных? — спросил он. По всем внешним признакам лагерь выглядел, как любой другой походный лагерь римлян. Шатры — множество шатров, никто не сидит в загонах, подобно свиньям. Шатры просто стоят ровными рядами. На обычном расстоянии от шатров, на нужную глубину вырыты туалеты. Горят костры. Дров достаточно, как и посуды, в которой готовят еду.

Ко времени их прибытия две тысячи кушанов стояли на открытой местности между шатрами. Конечно, они услышали приближающихся коней. И если звук копыт не походил на звуки, создаваемые атакующим отрядом, тем не менее…

Но почему две тысячи кавалеристов?

Увидев напряжение на лицах невооруженных людей, Мерена одобрительно хмыкнул.

— Хорошо, хорошо! Крепкие ребята. Конечно, могла бы быть бойня, но по крайней мере эти не умрут от ран в спину.

При входе в лагерь их приветствовало небольшое подразделение римских солдат. Это было сборное подразделение, собранное из всех, кто служил под командованием Велисария. Охраняли пленников по очереди. Очень нежеланная обязанность, в особенности когда товарищи веселятся в Пероз-Шапуре. Но Велисарий не увидел и следов возмущения или горечи. Люди знали: порядок будет строго соблюден. Через день или два они сами поедут развлекаться, а другие займут их места.

В армии Велисария все было справедливо — и распределение обязанностей, и распределение наград. В этом люди теперь не сомневались.

К удивлению полководца — и огромной радости — командующим подразделением оказался Василий, тот самый, который командовал подразделением «катюш» на колесницах. Перед тем как отправиться на север из Пероз-Шапура, Велисарий раздумывал, прихватить с собой Василия или нет. Но он отказался от этой идеи, предположив, что ему будет просто не найти Василия в городе.

Но тем не менее он находился здесь. Один из двух людей — ну, может, трех или четырех — которых Велисарий больше всего хотел взять с собой.

— Ты поедешь со мной, Василий, — объявил он. — Мы отправляемся на разведку к тому высохшему каналу, мимо которого проезжали.

Он обернулся на огромный отряд персидской кавалерии, который ждал за пределами лагеря.

— Конечно, у нас не маленькая разведгруппа. Но мне нужен твой совет. У тебя больше всего практического опыта в обращении с порохом.

Василий не расстроился от известия, хотя это означало, что ему рридется отказаться от удовольствий в Пероз-Шапуре.

Велисарий не удивился. Он лично выбирал Василия на новую должность — после долгого обсуждения с Маврикием. Они обсудили немало кандидатур. Оба выбрали Василия. Частично потому, что гектонтарх спокойно относился к пороху — что было нетипично для фракийских катафрактов. Однако больше за надежность.

— Да. Когда уезжаем?

— Надеюсь, через несколько минут. Как только смогу подобрать пару кушанов. Где Васу… Так, я уже сам его вижу.

Командир кушанов уже направлялся к ним в сопровождении нескольких подчиненных. Добравшись до полководца, Васудева поднял голову на сидящего в седле. На его лице отсутствовало какое-либо выражение.

— Есть проблемы, полководец?

Велисарий сердечно улыбнулся и покачал головой.

— Никаких, Васудева. Я просто направляюсь на исследование ближайших руин. До них меньше дня пути верхом. Я заехал сюда просто потому, что хочу взять с собой одного или двух кушанов.

Выражения на лице Васудевы не появилось.

— Предполагаю, что меня.

Велисарий наоборот улыбался от уха до уха.

— Конечно, нет, Васудева! Думаю, это выглядело бы ужасно — забрать командира из лагеря военнопленных на какую-то таинственную вылазку. С которой — судя по множеству грустных историй — он может и не вернуться. Нет. Нет. Мне нужен кушанский солдат или солдаты, если найдется больше одного, которые лучше всего разбираются…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать