Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 7)


— Чушь! — рявкнул бывший император. — Эта женщина справится — в том, что касается сражений. Не надо ее недооценивать, Велисарий. Любая женщина такого маленького роста, которая в состоянии ножом расправиться с полудюжиной уличных бандитов, в состоянии справиться с одним жалким негодником Амброзом. Меня волнует то, что будет после. После того как она подавит это мини-восстание, Антонина отправится дальше. Она будет участвовать в морской части твоей кампании. А дальше? — Он склонился вперед и уставился на Велисария невидящими глазами. — Кто станет держать Египет под контролем?

— Ты знаешь наши планы, Юстиниан. Гермоген возьмет на себя командование армией Египта и…

Бывший император фыркнул.

— Он солдат! О, черт побери, отличный солдат — в этом нет никаких сомнений. Но от солдат немного пользы, когда речь идет о подавлении религиозных фанатиков, таких, как те, из-за которых в Египте и начались беспорядки. — Он тяжело вздохнул. — Поверь мне, Велисарий. Я говорю по опыту. Если ты используешь солдата, чтобы убить монаха, ты создаешь мученика.

Юстиниан повернулся к Михаилу.

— Ты здесь играешь ключевую роль, Михаил. Нам потребуется твой авторитет.

— И Антония, — добавил монах. Юстиниан нетерпеливо махнул рукой.

— Да, да, конечно, и помощь патриарха. Но ключевую роль играешь ты.

— Почему? — спросил Михаил. Отвечал Велисарий.

— Потому что изменения привычек и обычаев империи — которые складывались столетиями — потребуют религиозного пыла. Движение должно стать народным, люди должны идти на дело с убеждением и рвением. В данном случае я согласен с Юстинианом: солдаты только создают мучеников. — Велисарий откашлялся.

— А с другой стороны… Антоний — самый добрый, даже самый святой человек, которого я когда-либо встречал. Идеальный патриарх. Но… — На истощенном лице монаха появилась холодная улыбка.

— Он не склонен уничтожать неправедных, — заключил Михаил. Македонец изменил положение на стуле — теперь создавалось впечатление, что ястреб ухватился когтистыми лапами за ветки дерева. — С другой стороны, у меня нет подобных предубеждений.

— У тебя они как раз диаметрально противоположные, — пробормотал Юстиниан.

Бывший император мрачно улыбнулся. Он с одобрением относился к Михаилу Македонскому. Монах-пустынник был святым человеком, что ни в коей мере не относилось к Юстиниану. Тем не менее они в некоторой степени оказались родственны по духу. Фракийский крестьянин и македонский пастух в молодости. Изначально простые люди. И достаточно дикие — каждый в своем роде.

Велисарий снова заговорил, качая головой.

— Мы уже решили послать монахов Михаила в Египет, Юстиниан. Я согласен: они помогут. Однако без военной силы эти монахи просто закончат жизнь в какой-нибудь уличной драке. Нам уже и так недоставало солдат, а теперь я еще забираю часть войск в Персию для сражения с малва. Мы не можем отказать персам, а императорская казна не безразмерна и ее не хватит для создания новой армии.

Внезапно в сознании Велисария промелькнуло несколько образов.

Конница. Выступает ряд за рядом. Их оружие и доспехи, хотя и хорошо сделаны, но простые, практичные. Поверх доспехов надеты простые туники. Белые туники с красными крестами. Люди выступают на параде по главной улице огромного города. За ними идет пехота, также облаченная в простые белые туники, украшенные большими красными крестами.

Полководец рассмеялся.

«Спасибо, Эйд!»

Велисарий повернулся к Михаилу.

— А ты выбрал название для своего нового религиозного ордена?

Македонец скорчил гримасу.

— Пожалуйста, Велисарий. Я не создавал этот орден. Его создали другие…

— Вдохновленные твоим учением, — вставил Юстиниан.

— И практически свалили его мне на голову! — нахмурился монах. — Я не представляю, что с ними делать. Я предложил послать их вместе с Антониной в Египет, поскольку они требовали дать им какое-то задание, хотели, чтобы я послал их на святое дело, а мне больше ничего не пришло в голову.

Полководец улыбнулся. Несмотря на невероятную силу характера — даже, пожалуй, силу мессии — Михаил Македонский совсем не подходил для того, чтобы встать во главе какого-либо религиозного течения — если оно имеет ясные цели и дисциплинировано. Велисарий не знал никого менее подходящего для такой роли.

— Но кто-то же должен был их организовать, — заметил Велисарий. — И организовал. Не прошло и месяца после того, как ты начал читать проповеди для массового слушателя в Константинополе, как они стали появляться кучами и нести на улицы твои послания — для тех, кто не мог попасть на проповедь.

Македонец фыркнул.

— Фактически их было трое. Это Марк из Афин, Зенон Симмакий и Гайсерик. Зенон из Египта, Гайсерик — готт, Марк, конечно, — грек. Марк — православный, Зенон монофизит, Гайсерик арианец.

— И они поладили? — удивился Велисарий. Михаил уже хотел возмутиться, но расслабился.

— Да, Велисарий. Они точно так же, как и я, смотрят на триединство — уловка сатаны, чтобы отвлечь людей, пока сатана делает свое дело. — Он улыбнулся. — Время от времени любое помещение, в каком они оказываются одновременно, наполняется шумом голосов спорящих. Но в голосах ты никогда не услышишь гнева. Они братья — и они мои братья.

— А ты какую позицию занимаешь во время этих споров? — спросил Юстиниан.

— Ты прекрасно знаешь мою позицию! — рявкнул Михаил. Бывший император улыбнулся. Юстиниан обожал теологические споры. Если не считать заботы Феодоры, именно беседы с Михаилом и патриархом Антонием

помогли ему справиться с чернотой, поселившейся в его душе в месяцы после того, как он лишился зрения.

— Я смотрю на триединство с ортодоксальной точки зрения, — точно так же, как и Антоний, — заявил Михаил. — Хотя и более просто сформулированной. — Он фыркнул. — Мой приятель Антоний Александрийский — грек, и поэтому его не удовлетворяет простая правда, пока он не украсит ее умными греческими силлогизмами и не заставит плясать под дудку греческой диалектики. Но я не грек. Я — македонец. Да, мы родственные народы. Но грекам Бог дал интеллект, а нам — разум.

Снова появилась холодная улыбка.

— Конечно, именно поэтому мой великий предок Филипп потерял терпение и решил успокоить всех спорящих южан. И именно поэтому его сын, Александр Македонский, завоевал мир.

— Чтобы его смогли унаследовать греки, — добавил Юстиниан.

— В таком случае поставь их во главе ордена, — сказал Велисарий. — И найди женщин с подобными талантами. Должны быть такие.

Михаил потрепал длинную бороду.

— Да, — кивнул он после минутного размышления. — Мне сразу же пришли на ум две. Юлиана Сиагрия и Елена из Армении.

— Юлиана Сиагрия? — переспросил Юстиниан. — Вдова… — Михаил кивнул.

— Она самая. Не все мои последователи из простых людей, Юстиниан. Есть и представители знати — хотя обычно они из сословия всадников. Юлиана — единственная из класса сенаторов, кто ответил на мои проповеди. Она даже предложила отдать мне в распоряжение все свои богатства.

— Боже праведный! — воскликнул Юстиниан. — Она же — одна из самых богатых женщин империи!

Михаил гневно посмотрел на него.

— Я прекрасно знаю об этом! И что мне с этим делать? Я всегда жил малым — с юности. И я не намерен отказываться от этой полезной привычки.

Кислое выражение лица монаха ясно показывало его отношение к богатству. Он стал бормотать что-то о верблюде и игольном ушке. Недобрые слова. Очень недобрые, если сказать по правде.

Велисарий остановил собирающийся шторм.

— Используй ее богатство на покупку оружия и доспехов, Михаил. А также запасов продовольствия и всего необходимого для обеспечения нового ордена.

— Они должны жить как я, черт их всех побери! — рявкнул Михаил. — Как я!

Велисарий покачал головой.

— Они будут слишком заняты. Слишком. — Полководец улыбнулся — широко, но не хитро. — Это будет религиозный орден нового типа, Михаил. Военный орден.

Внезапно в сознании полководца мелькнуло название.

— Мы назовем их орден рыцарей-госпитальеров, — объявил он. Направляемый Эйдом по лабиринтам истории будущего, Велисарий принялся за объяснения.


После того как Михаил ушел из Большого дворца, Юстиниан вздохнул.

— Это не сработает, Велисарий. О, конечно, вначале… — бывший император, мастер интриги и маневров, грустно покачал головой. — Люди — грешники. Со временем твои новые монахи просто станут еще одной группой амбициозных мастеров хитросплетений, которые пытаются схватить все попадающееся под руку.

В сознании Велисария возник образ. Великолепный дворец. По его коридорам, украшенным дорогими статуями и шпалерами, двигаются люди. На них надеты туники — все еще белые, с простыми красными крестами. Но теперь туники сшиты из шелка, а рукоятки мечей, висящих на поясах, украшают драгоценные камни.

— Да, — согласился Велисарий. Его голос совсем не утратил веселости. — Но этого не произойдет, пока мы не справимся с малва. А после… — Велисарий пожал плечами. — Я мало знаю о борьбе в далеком будущем, Юстиниан. Но я всегда знал, что мы сражаемся на правой стороне, потому что наши враги — те, которые называют себя «новыми богами» — ищут идеальных людей. Таких нет и никогда не будет. — Он встал со стула. — Ты знаешь это точно так же, как и я. Неужели ты в самом деле думаешь, что твои новые законы принесут рай на землю? Положат конец всей несправедливости?

Юстиниан саркастически заворчал.

— Тогда зачем это делать? — спросил Велисарий.

— Потому что это стоит делать, — проворчал Юстиниан. Полководец кивнул.

— Господь судит нас по тому, к чему мы стремимся, а не по тому, что находим.

Велисарий собрался уходить. Юстиниан позвал его:

— Еще одно, Велисарий. По поводу видений.

На лице бывшего императора быстро промелькнула улыбка. Выражение его лица было скептическим, почти сардоническим.

— Тебя случайно не посещали никакие видения, связанные с твоей маленькой протеже в Индии? Она уже заставила малва выть?

В ответ на улыбку Юстиниана Велисарий покачал головой.

— Шакунтала? Не знаю. Видений определенно не было. Эйд ведь не маг, Юстиниан. Он не больше ясновидящий, чем ты или я. — Теперь полководец улыбался. — Предполагаю, с ней все хорошо. К сегодняшнему дню она, вероятно, уже собрала вокруг себя целую армию.

— А где она? — Велисарий пожал плечами.

— Мы планировали, что она отправится в изгнание на юг Индии. Ее дед — царь Кералы. Однако я не знаю, там она или нет. Сообщений ко мне не поступало. Именно по этой причине Ирина поплывет в Египет вместе с Антониной. Она попробует возобновить связь с Шакунталой и Рао через аксумитов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать