Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 70)


— Шутите сколько хотите! Но я напоминаю вам: это восемь военных кораблей. А у вас что есть, кроме этих судов для перевозки зерна? Две галеры — и все!

— Не совсем, — пробормотал Ашот. Повернул голову и посмотрел на Антонину.

Она кивнула. Ашот вышел из каюты. Секунду спустя собравшиеся услышали его голос:

— Отправьте сигнал на «Феодору»! Бело-голубой флаг! Потом красный!

Мгновение спустя он вернулся в каюту.

— Это означает «врагом начаты военные действия», — пояснил он четверым арестованным. Затем улыбнулся: — В некотором роде.

Пленные так были увлечены разглядыванием Ашота, что не услышали, как Антонина прошептала:

— Если быть абсолютно точными, то это означает: «Бортовой залп».


На борту «Феодоры» Иоаннн Родосский и Эйсебий стояли на палубе полуюта. Увидев бело-голубой сигнал, за которым последовал красный, Иоанн издал вопль:

— Вот! Наконец-то! Теперь мы посмотрим, на что способна эта красивая сука!

— На твоем месте я не позволил бы императрице услышать такие слова, — пробормотал Эйсебий. Артиллерийский техник стоял рядом с Иоанном, схватившись за палубные ограждения. Его лицо выглядело изможденным и бледным. «Феодора» качалась на волнах, и это пробудило вечную морскую болезнь Эйсебия.

— Почему нет? — весело спросил Иоанн. — Ведь корабль назван в честь нее, не так ли? Разве императрица у нас не красивая? И разве она не является одной из самых злобных в мире сук? — Он весело хлопнул Эйсебия по плечу. — Но она — наша сука, парень! Наша!

Иоанн показал на лестницу, ведущую на палубу внизу.

— Теперь спускайся, Эйсебий. Я хочу, чтобы ты следил за нашими расчетами, а то у них энергия бьет через край.

Эйсебий стал осторожно спускаться по лестнице. Он слышал, как Иоанн громовым голосом орет матросам и лоцману:

— Направляйтесь к большим парусным галерам! Через гавань! Я хочу проплыть аккурат через их носы!

Добравшись до палубы, на которой были установлены артиллерийские орудия, Эйсебий направился на правый борт судна. Теперь «Феодора» изменила курс и двигалась с северо-запада на юго-восток. Во врага они смогут стрелять из пяти пушек на правом борту.

Вскоре Эйсебий забыл о морской болезни. Он был полностью занят подготовкой пушек к стрельбе. Он носился взад и вперед по палубе, беспокоясь о каждой детали работы.

На этот раз сирийские расчеты и их жены не проклинали его за въедливость и суетливость и не смеялись над ним, как непрактичным философом. Их ждало не упражнение в стрельбе. Им предстояло выполнение реальной боевой задачи. Они не будут стрелять по пустым бочонкам, сброшенным за борт, им предстоит стрелять по боевым галерам, выставленным в ряд, которые в свою очередь будут стрелять по ним.

Да, на тех галерах нет пушек. Но эти скоростные галеры полностью отвечают своему предназначению. Они красиво спроектированы — на самом деле даже элегантно, в отличие от многих корыт, плавающих по морям, тем не менее, несмотря на свой относительно небольшой размер, они напоминали сирийским расчетам гигантских ос, готовых немедленно ужалить. Впереди у этих галер, подобно жалу осы, имелось специальное бревно. Им делались пробоины в судах врага.

Длинные, узкие галеры — и смертоносные.

К тому времени, как «Феодора» прошла полпути до галер, расчеты уже зарядили пушки и были готовы к стрельбе. Теперь они очень хорошо знали процесс — благодаря безжалостным тренировкам на протяжении всех недель путешествия, на которых настоял Эйсебий.

В то время они возмущались и негодовали по поводу количества тренировочных стрельб. Все расчеты на «Феодоре» являлись добровольцами из Когорты Феодоры. Когда открылись вакансии, многие боролись за них. Большинство сирийских гренадеров хотели получить эту престижную работу. Престижную и, как они предполагали, легкую. Конечно, если сравнить с бросанием гранат или стрельбой из тяжелых пистолетов — ручных пушек, как их называл Иоанн Родосский — в жаркий египетский день. Они думали отдыхать на кораблях, считали, что им не придется ходить больше нескольких шагов. Что может быть лучше?

Но вскоре узнали, как горько ошибались. Не прошло и недели после отплытия с Родоса, как расчеты стали предметом шуток всей Когорты. Остальные гренадеры облокачивались на палубные ограждения на своих судах и смотрели, как расчеты на «Феодоре» ежедневно тренируются. Смотрели и улыбались, день за днем, пока расчеты проливали реки пота под средиземноморским солнцем. Не таким горячим, как египетское, но достаточно жарким. В особенности для мужчин и женщин, которым приходилось переносить латунные пушки с места на место, таскать амуницию из трюма, заряжать, стрелять, а затем повторять все снова. Раз за разом, час за часом, день за днем. И все это под внимательным взглядом человека, который, судя по характеру, мог бы стать великолепным монахом. Монахом, который внимательно следит за работой других монахов, копирующих страницу за страницей рукописи, внимательно следит, чтобы кто-то случайно неправильно не провел пером, не капнул на страницу каплю чернил.

Очень придирчивый. Очень правильный и строгий, несмотря на молодость. Нытик, зануда, любящий ворчать, излишне беспокоящийся из-за всякой ерунды. Как раз такой, кто в состоянии почти свести с ума крестьян с приграничных территорий.

Теперь стоя рядом с орудиями, сирийские расчеты молча благодарили Эйсебия. И им становилось спокойно от его присутствия. Да, этот парень обычно казался занозой в заднице, но

он был своим парнем.

— Наш Эйсебий свое дело знает, — объявил один сириец.

— Лучший человек по пушкам, — согласился второй. Внезапно одна из женщин рассмеялась и предложила:

— Ну так давайте же поприветствуем Эйсебия! Ну! Давайте! — Ее клич подхватили. Мгновение спустя весь контингент, приписанный к управлению пушками, уже скандировал:

— Эйсебий! Эйсебий!

Удивленный Эйсебий напрягся. Он знал, что командующий в таких ситуациях должен сказать речь. С эффектной концовкой. Призывом.

Эйсебий был способен на эффектную концовку не больше, чем мышь к полетам. Поэтому после секундного колебания он просто помахал рукой и улыбнулся. Довольно скромно, как неуклюжий молодой неудачник, которым был всю жизнь.

На его улыбку все сирийцы ответили улыбками. Их не разочаровало его молчание. Они очень хорошо знали этого человека.

Их командующего. Их занозу в заднице.


Наверху, на следующей палубе Иоанн Родосский тоже улыбнулся.

Не скромной, неуклюжей улыбкой. Нет, совсем нет. Иоанн Родосский не был ни скромным, ни неуклюжим, ни неудачником. Да, его прошлая карьера морского офицера оказалась поломана из-за слишком большой любви к женщинам. Но все его коллеги признавали его таланты, за исключением, возможно, тех, чьих жен он соблазнил. Его все называли лучшим римским капитаном.

Он знал, что видит боевой экипаж — сразу это понимал. И теперь, понимая, что Эйсебий никакую речь произносить не собирается, просто не может это сделать, возместил недостаток.

Конечно, по-своему. Перикл пришел бы в ужас.

— Солдаты! Храбрые мужчины и женщины из Когорты Феодоры! — Он перегнулся через палубные ограждения и с драматизмом

Показал пальцем на семь галер, находившихся на расстоянии примерно трехсот ярдов.

— Этим жалким ублюдкам конец! Конец!

Громкий и веселый клич поднялся на палубе. Кричали и расчеты, и их жены. Затем Иоанн услышал слабое эхо, идущее откуда-то издалека. Он в удивлении повернулся и уставился на насыпную дорогу, ведущую к маяку.

Теперь на ней стояли люди. По всей длине. Он видел, как к ним бегут другие, все больше и больше. Из Александрии. Жители города, как он понял. Новость распространилась, и жители Александрии спешили посмотреть зрелище.

Бедные люди Александрии, если уж быть абсолютно точным, Даже на таком расстоянии Иоанн видел, что мужчины, женщины и дети, собравшиеся на насыпной дороге, одеты в простые одежды, Район гавани окружали трущобы. И жители этих трущоб первыми узнали новость и поспешили в гавань. Они теперь занимали все возможные точки обзора, выходящие на гавань и море.

Он улыбнулся.

— Это наши люди. Наши.


Антонина на флагманском корабле пришла к тому же выводу. Она вышла из каюты, как только четверых взятых в плен офицеров связали и их рты заткнули кляпами. Услышав доносившиеся издалека приветствия, она осмотрела толпу, собравшуюся на насыпной дороге. Затем подошла к палубному ограждению на правой стороне корабля и посмотрела на галеру, качающуюся на волнах недалеко от ее корабля. Высадив четырех офицеров, галера отошла примерно на тридцать ярдов и встала носом к флагманскому кораблю. Весла были готовы в любой момент опуститься на воду. В эти минуты галера просто удерживала равновесие. Но для Антонины было очевидно: галера при первом же сигнале в состоянии попытаться пробить ее судно специально предназначенным для таких целей бревном.

Но она не даст им нужного времени.

Она повернула голову и окликнула Евфрония. Командующий Когортой Феодоры тут же подбежал к ней.

Антонина кивнула на ближайшую галеру.

— Я хочу, чтобы этого судна больше не было. Ты можешь это сделать?

Молодой сириец посмотрел на галеру. Один раз быстро взглянул, и все.

— С такого расстояния? Легко. Даже не придется использовать пращу.

— Сделай это, — приказала она. Когда Евфроний стал разворачиваться, она остановила его рукой. — Я хочу, чтобы это был удар молота, Евфроний. Не просто несколько гранат. Если галера сможет набрать скорость, то она проделает дыру в нашем корабле.

Евфроний кивнул. Мгновение спустя он уже отдавал приказы — жестами и шипящим шепотом. Гренадеры собрались в центре корабля. Как поняла Антонина, гренадеры невидимы для моряков, управляющих низкой галерой, до тех пор пока они не окажутся у самого палубного ограждения, бросая гранаты.

Из каюты вышел Гермоген. Увидев нарастающую активность в центре, поспешил к Антонине.

— Ты не собираешься их каким-либо образом предупреждать? — спросил он. — Предлагать сдаться?

Антонина покачала головой.

— Не смею. Галера слишком близко. Если они получат предупреждение, то, возможно, им удастся сделать нам пробоину до того, как гранаты сделают свою работу. А если они подберутся слишком близко, то гранаты становятся уже опасны нам самим.

Гермоген кивнул в задумчивости.

— Разумно, — согласился он и уставился на ближайшее судно. На носу галеры стояло несколько офицеров. Они находились достаточно близко, чтобы рассмотреть выражения их лиц.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать