Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 83)


Глава 33

Александрия.

Осень 531 года н.э.

Александрия славилась по всему Средиземноморью величием улиц. Два самых крупных проспекта, которые пересекались к западу от церкви Святого Михаила, насчитывали по тридцать ярдов в ширину каждый. Сам перекресток был таким большим, что представлял собой почти целую площадь, которую украшал тетрастиль. Четыре монументальные колонны стояли в каждом углу.

Выходящие на перекресток здания были такими же впечатляющими. С севера стояла огромная церковь, площадь которой составляла сто ярдов. Зданию было несколько сотен лет. Изначально оно строилось как храм, посвященный богу Себеку, а затем, примерно сто лет назад, его превратили в христианскую церковь. Большую часть языческих украшений храма сняли, мумии крокодилов бесцеремонно извлекли из склепов и выбросили в море, но само здание все еще сохраняло массивный стиль древнеегипетской монументальной архитектуры. Оно возвышалось над перекрестком подобно небольшой горе.

Напротив него на юге стояло более современное здание: гимнасий, которые везде в мире являлись показателями греческой культуры. Рядом с ним находились публичные бани, типичные для римского образа жизни. Восточную часть перекрестка тоже занимало архитипичное строение — большой театр, где высшие городские слои развлекали драмами и музыкой. Частные здания находились только с запада — там стояли три величественных особняка, похожие, как горошины в стручке.

Если смотреть на все, то общий эффект получался грандиозным и величественным.

Но на Антонину, рассматривавшую перекресток с точки обзора на ступенях реквизированного ею дворца, он не произвел впечатления. Она выросла в части города, которая очень сильно отличалась от роскоши греческой аристократии, проживающей в центре. Антонина родилась в исконно египетском квартале, который до сих пор носил старое название Ракотис. Там улицы не были ни широкими, ни мощеными. Грязные переулки, которые также выполняли роль открытой канализации. Здания в Ракотисе были древними только в том смысле, что обрушившиеся старые дома служили следующим поколениям в качестве погреба. Не строили там никаких гимнасиев, вообще никаких школ. Что касается публичных бань…

Она фыркнула вспоминая. Плотность населения в Ракотисе была очень высокой. Животных насчитывалось еще больше. Квартал кишел коровами, свиньями, ослами, верблюдами, козлами и конечно голубями. И голубиным пометом.

Ее фырканье перешло в откровенный смех. Зенон, стоявший рядом с нею, вопросительно посмотрел на нее.

— Я только что думала о положениях типичного договора ренты в Александрии. На дом или квартиру. Том положении…

Зенон улыбнулся и кивнул.

— Да, знаю. «В конце срока аренды жилец обязуется вернуть дом арендодателю без навоза, помета и прочих экскрементов».

Он сам рассмеялся.

— Меня это так смущало, когда я впервые снимал квартиру в Константинополе. Меня удивило отсутствие этого положения в контракте. Когда я спросил про него, арендодатель посмотрел на меня, как на сумасшедшего. Или варвара.

Антонина уже собралась что-то сказать, но не стала.

— Они идут! — услышала она чей-то крик. Предполагала, что кричал один из рыцарей-госпитальеров.

Весь бульвар перед нею был заполнен ими. Здесь собралась тысяча рыцарей, стояли они стройными рядами. Двадцать человек в ряд, занимая всю ширину проспекта. В целом пятьдесят рядов. Каждый держал в руке посох с железным наконечником, направленный вверх. Их единственными доспехами служили кожаные шлемы с железными полосами на лбу. Однако под белыми туниками, украшенными красными крестами их ордена, скрывались толстые, набитые пухом приталенные безрукавки, а также «плечики». Это предоставляло дополнительную защиту против оружия толпы. Большинство рыцарей также обвязали предплечья толстыми слоями материи.

Большинство других рыцарей-госпитальеров располагались на различных боковых улочках, выходящих на основную магистраль. Имелись и другие. Зенон хорошо знал Александрию, поэтому командующий рыцарями воспользовался лабиринтом цистерн, снабжающих город водой. При необходимости эти люди могли вылететь на улицу из подвалов ближайших домов или украдкой пробраться в другое место. Рядом с Зеноном стояли двадцать курьеров, готовых одновременно отправиться передавать приказ.

В целом Антонина была более чем удовлетворена диспозициями войска Зенона. Конечно, оставалось посмотреть, насколько хорошо рыцари справятся с самим заданием. Но Зенон по крайней мере казался полностью уверенным в их способностях.

— Идут! — послышался еще один крик.

Глядя на дальний перекресток, Антонина увидела, как на него с востока выливается огромная толпа. В течение двух минут люди заполнили весь перекресток и первые ряды толпы уже двигались вперед по проспекту в направлении ее дворца.

— По моим прикидкам десять тысяч, — пробормотал Зенон. — Это не считая тех, кто еще не попал в поле зрения.

По мере приближения толпа стала замедлять ход. Увидев, что улица заполнена ровными рядами рыцарей-госпитальеров с самыми серьезными выражениями лиц, за спинами которых стоят еще более устрашающие катафракты в полном вооружении, трусливые попытались выбраться из первых рядов толпы. Толкаясь они стали пробираться назад или в неуверенности застыли на месте, создавая таким образом препятствия для своих более фанатичных или

целеустремленных соратников.

Минуту или около того Антонина даже надеялась, что толпа остановится и отступит. Но надежда испарилась. Вскоре отчаянные элементы, которые составляли немалую часть, отделились. Робкие, колеблющиеся или просто любопытные откатились назад или просто стояли, прижавшись к стенам магазинов, идущих по обеим сторонам проспекта. Самые несгибаемые рванули вперед.

«Большинство из них — монахи», — подумала Антонина. Было невозможно сказать с уверенностью, поскольку традиция носить одинаковые одежды придет только в будущем. Униформа рыцарей-госпитальеров стала еще одним новшеством, введенным Велисарием. Но Антонина очень хорошо знала этот тип людей. Как правило, только фанатичные монахи были такими растрепанными, с такими неухоженными бородами и просто в общем и целом выглядели грязными, как и большинство людей, ведущих толпу вперед. Ее подозрения усилились тем, как они уверенно держали палки и дубины.

Антонина уныло улыбнулась, вспоминая описание Велисарием видения, посланного Эйдом, о монашеских орденах будущего, из времени, которое потом назовут Средними веками. Муж описал ей добрые дела тех, кого будут называть монахами бенедиктинского ордена или просто бенедиктинцами, и последователей человека по имени Франциск Ассизский.

Тогда, услышав описание, рожденная и выросшая в Александрии жена выпучила глаза. Монахи, которых она знала в юности, были так же похожи на Святого Франциска, как волк на ягненка. В Египте ее времени монашеские ордены (как ортодоксов, так и монофизитов) с таким же успехом участвовали в уличных драках, как головорезы, обитающие у ипподрома, и возможно, были в этом деле лучше. Определенно, больше зверствовали.

Особенно толстый монах из первого ряда толпы увидел ее, стоящую на ступенях дворца. Он поднял над головой толстую дубину и заорал:

— Смерть вавилонской блуднице!

То ли по предварительной договоренности, то ли просто спонтанно крик был тут же подхвачен толпой.

— Смерть шлюхе! Смерть шлюхе!

Первые ряды толпы бросились на преграждающих путь рыцарей-госпитальеров. В этом неистовом броске не было ни колебаний, ни сомнений. Монахи в первых рядах были ветеранами уличных схваток. Они не боялись неизвестных им рыцарей и еще меньше их посохов.

Какая польза от палок длиной шесть футов? В уличной драке ей особо не замахнешься. Глупцы!

Зная, что последует, Антонина задержала дыхание. Эти посохи тоже оказались одним из нововведений Велисария, по крайней мере, их использование определенным образом. Конечно, были известны посохи пастухов, и они неоднократно использовались в деревенских драках. Но никто никогда не давал их в руки организованной силе, которую систематично готовили к их применению.

Когда монахи оказались в нескольких футах, капитан первой шеренги выкрикнул приказ. Одновременно двадцать рыцарей выставили посохи вперед и врезали ими в наступающую толпу, подобно тому, как проткнули бы толпу копьями. Ожидавшие ударов по голове палками монахи были застигнуты врасплох. Железные наконечники тяжелых посохов врезались в их незащищенные груди и животы.

Нанесенный урон оказался ужасен. Двое монахов умерли на месте. Их диафрагмы — грудобрюшные преграды — были разорваны. У еще одного пробили грудину, а кусочки кости вошли в сердце. Он умер через несколько секунд. Остальные упали, сминаемые теми, кто наступал сзади. Некоторые закричали от боли. Большинство не смогли — сломанные ребра и вспоротые животы не позволяют громко кричать, в таких случаях обычно стонут или шипят в агонии.

Тут же за первым ударом последовали еще два, опять подобные ударам копьями. Железные наконечники опустились сбоку на головы и грудные клетки, действуя подобно серпам, пробивая и то, и то. Капитан выкрикнул еще один приказ. Снова удар. Прямой, пробивающий. Затем два последующих, подобно серпам, косящим тела. Головы и грудные клетки. Еще с дюжину человек упали.

Толпа напирала, толкала первых вперед, сминала упавших. Некоторым удалось прорваться сквозь первый ряд рыцарей, только чтобы с ними разобрался второй.

Снова приказ. Снова удары. Некоторые из толпы теперь знали, чего ждать. Пытались защититься.

Рыцари ожидали этого. На этот раз железные наконечники направлялись не в грудь, а в лица и головы. Черепные коробки пробивались, ломались челюсти, выбивались зубы. Пробили одно горло. Сломали одну шею.

Толпа покачнулась. Замерла. Колебалась.

Зенон выкрикнул приказ. Тут же первый ряд рыцарей развернулся и отступил. Вперед вышел второй.

Капитан второй шеренги воспользовался движением вперед, чтобы яростно нанести первый удар. И первые ряды толпы откатились назад, правда, только на несколько шагов. Давление сзади было слишком сильным. Теперь монахи в первых рядах попали в капкан. Они задевали за тела упавших, количество которых нарастало с каждой минутой, неспособные замахнуться собственными дубинками, которые оказались слишком коротки, чтобы достать до рыцарей. И монахи стали просто целями рыцарей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать