Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » Щит судьбы (страница 95)


Глава 39

Несколько дней спустя Велисарий и Маврикий смотрели на Нехар Малку с остатков горы, сложенной из валунов на северном берегу. Большая часть этих камней и валунов, с трудом вытащенных кушанами, оказались там, откуда они были извлечены. И снова Королевский канал стал сухим или почти сухим. Взрыв не остановил весь поток.

Римская армия уже наполовину перешла Нехар Малку. Теперь войска находились на пути в Пероз-Шапур. После разрушения дамбы Велисарий отступил на север, на тот случай, если малва предпримут попытку преследовать его армию, которую они все еще превосходили по численности. Вообще-то он не ожидал от них этой ошибки — по крайней мере когда во главе стоит Линк, — но был готов на случай, если это все-таки произойдет. После того как стало ясно, что враг отступает назад под Вавилон, Велисарий последовал за ними. Его войска добрались до места недавнего сражения два часа назад.

— Достаточно, — тихо сказал он. — Нехар Малка достаточно высох. Не думаю, что Хосров станет возражать.

— С чего бы ему возражать? — пробормотал Маврикий. Однако хилиарх даже не смотрел на Нехар Малку. Он смотрел на Евфрат.

На самом деле не на реку.

Внешне Евфрат вернулся к своему обычному состоянию — широкий, неглубокий, этакая неторопливо двигающаяся масса грязноватой воды.

Нет, Маврикий смотрел на берега реки. Туда, где малва бросили своих мертвых. Было нетрудно увидеть трупы — сотни, тысячи. На берегу, застрявшие в камышах… Стервятники покрывали местность, как мухи.

— Боже, — прошептал он. — Прости нам грехи наши. — Велисарий повернулся и проследил за взглядом Маврикия. На его лице не появилось никакого выражения. Простой деревенский кузнец оценивал точность своей работы.

Когда он заговорил, голос его звучал резко.

— Один человек когда-то сказал мне, что война — это убийство. Организованное, систематичное убийство — ничего больше и ничего меньше. Это было первое, что тот человек сказал мне в тот день, когда я впервые принял на себя командование. Мне недавно исполнилось семнадцать лет. Был зеленым, как весенний росток.

— Ты никогда не был зеленым юнцом, — пробормотал Маврикий. — Ты думал свои хитрые мысли даже в тот день, когда родился. — Он вздохнул. — Я помню, парень. Это было правдой тогда, и это так сейчас. Но мне не должно это нравиться.

Велисарий кивнул. Они больше ничего не сказали.


Несколько минут спустя они с Маврикием развернули коней и поехали к берегу Нехар Малки, готовые присоединиться к армии на переправе.

Работа пока оставалась незаконченной. Никто из них не представлял, что их ждет впереди. Но они знали, что дневная работа выполнена.

Выполнена хорошо. Они могли, по крайней мере, получить удовлетворение от этого, если не от самого процесса.

Они были ремесленниками, занимающимися своим делом.

ЭПИЛОГ


Толпа и ее мысли

Со своего места на возвышении у восточной стены Антонина с удовлетворением наблюдала за сценой. Огромный зал для приемов во дворце префекта был до отказа заполнен людьми. Слуги разносили подносы с едой и питьем. Пробираясь сквозь массу народа, они напоминали угрей. Шум, производимый говорящими одновременно людьми, казался почти оглушительным.

— Очень приятно и лестно, — объявил сидевший на соседнем стуле патриарх Феодосий.

— Правда? — Антонина улыбнулась и взглянула на толпу под ними. — Я думаю, сегодня появилась вся греческая аристократия Александрии. Как и большая часть знати из всех крупных городов Дельты. Даже некоторые из долины Нила. По крайней мере, из Фаюма и Антинополя. — Она слегка нахмурилась.

— Признаюсь: я несколько удивлена. На самом деле не ожидала их в таком количестве. Считала, что примерно половина знати бойкотирует мероприятие.

Глаза Феодосия округлились.

— Бойкотирует? Публичное празднование девятого дня рождения императора? Боже упаси! — Патриарх лукаво улыбнулся. — На самом деле, Антонина, я не удивлен. Если бы решали этот вопрос только греческие аристократы, проживающие в Египте, то я уверен: половина не пришла бы. Но их жены и дочери не оставили им выбора.

Он кивнул в центр огромного зала, где толпа была гуще всего. В самом центре с кубком вина в руке стоял красивый молодой римский офицер.

— Самый желанный холостяк в Египте, — заявил патриарх. — Командующий египетской армией. Только что избранный в Сенат — и уже достаточно богатый сам по себе благодаря полученным им после Миндуса трофеям.

Антонина уставилась на Гермогена. На мгновение ей стало немного грустно — она подумала об Ирине. Все женщины, окружающие Гермогена, были моложе Ирины и, может, с одним или двумя исключениями — значительно красивее.

— Они смогли бы соперничать с умом Ирины, только если сложить вместе все их мозги, — пробормотала она. — Когда она пьяна в хлам. Может быть, смогли бы. Я не уверена.

— Ты это о чем, Антонина? — спросил Феодосий. Антонина покачала головой.

— Не обращай внимания, патриарх. Я просто думала о дорогом мне человеке. Моей лучшей подруге. — Она вздохнула. — Которая, как я боюсь, никогда не найдет себе мужа.

— Слишком благочестива? — спросил Феодосий. Антонина с трудом сдержала смех.

— Нет. Нет. Просто она вся… слишком. — Антонина встала с трона.

— Я пойду. Мероприятие явно оказалось успешным. Я думаю, мы можем спокойно сделать вывод, что Александрия и Египет возвращены империи. Но я устала и не думаю, что эта толпа будет возражать против моего отсутствия.

Феодосий сам сдерживал смех, пока Антонина не ушла. Тогда, увидев, как толпа внизу коллективно вздохнула с облегчением, он позволил себе рассмеяться.

Патриарх был почти уверен, что может прочитать их мысли в этот момент.

«Слава Богу! Она ушла!»

«Ни у одной настоящей женщины не может быть таких больших сисек».

«Дочь сатаны, вот кто она».

«Шлюха из ада. Сука Вельзевула».

Но они держали эти мысли при себе. О, да. Они были осторожными. Сдержанными.

— Очень правильные люди, — одобрительно сказал Феодосий и повернулся к человеку, сидевшему справа от него. — Очень вежливые. Очень благородные. Ты так не думаешь, Ашот?

Милостивая интерпретация божьим человеком. Ответ армянского катафракта был менее милостивым.

— Они испуганы так, что того и гляди в штаны наложат. Вот что с ними.

Царь и его страхи

— Ты не думаешь жениться на этой женщине? — спросил негуса нагаст Аксумского царства. Правитель склонился вперед на царском троне, полные руки лежали на мощных коленях, массивные челюсти были сжаты. Глядя на младшего сына, он сурово хмурился.

Принц Эон резко выпрямился на своем стуле. Его челюсть поползла вниз. Отвисла. Словно ее вниз тянул камень.

Стоявший за его спиной Усанас расхохотался.

— Отличная идея, царь царей! — воскликнул давазз. — Точно сплющит голову слишком уверенного в себе глупого мальчика до размера

грецкого ореха!

Наконец Эон смог говорить:

— Жениться… на Ирине? — Он выпучил глаза на отца. Отец гневно смотрел на него.

— Ты кажешься сильно очарованным этой женщиной, — обвинил его негуса нагаст.

Глаза Эона обвели королевские покои, словно пытаясь найти разумные доводы, маячившие где-то в камнях тяжелой аксумской архитектуры.

— Да, мне она нравится, — сказал он. — Очень нравится. Я считаю ее невероятно способной и умной. У нее прекрасное чувство юмора. С ней я часто смеюсь. Прекрасная союзница в нашей борьбе. Даже… — Его глаза чуть не окосели, рассматривая абсурдность. — Да, даже привлекательная. В своем роде. Но… но… жениться на ней?

Он замолчал. Его челюсть снова поползла вниз.

Удовлетворенный негуса нагаст откинулся на спинку трона. И сурово посмотрел на Усанаса.

— Тебе повезло, давазз. Если бы я услышал какой-то другой ответ, то приказал бы тебя высечь.

Усанас выглядел довольным.

— Не смогли бы. Давазз не подчиняется царской власти. Отвечает только сарву Дакуэн.

Царь царей фыркнул.

— И что? Ты думаешь, полк бы колебался? Только прошлой ночью эта демоническая женщина отобрала половину их месячного жалованья, разгадав все их загадки. А сегодня утром остальное.

Когда они не смогли разгадать ни одну загаданную ею, даже после того как она позволила им всю ночь думать над ответами. — Негуса нагаст смотрел гневно. — Давазз превратился бы в кровавый кусок мяса, если бы принц дал какой-то другой ответ. Не сомневайся.

Негуса нагаст шлепнул себя по толстой ляжке.

— Я доволен. Да, принц глуп, как петух. Упрям, как бык. Кто еще навяжет мне войну с малва? Но по крайней мере ты, давазз, помог ему остаться в здравом уме. В достаточно здравом. Заблуждения можно терпеть в царе, пока они остаются просто политическими. Но правитель никогда не должен иметь иллюзий относительно жены!

Его могучие плечи дернулись.

— Боже, спаси нас от такой судьбы! Никогда не женись на женщине умнее тебя. Слишком опасно, в особенности для царя. Эта женщина умнее самого сатаны.

Он повернул голову, посмотрел сквозь проход в следующее помещение. Там находилась библиотека.

— Лучшая коллекция книг к югу от Александрии, — заметил он с гордостью. — Я дал задание рабам подсчитать точное количество книг. Они снова сосчитают книги до того, как я разрешу этой женщине отправиться в Индию.

Эон откашлялся.

— Мы должны скоро уезжать, папа.

Негуса нагаст кивнул. Движение было медленным, но уверенным. Таким же твердым, как и голова, его совершающая.

— Да. Вы должны. Важно последовать за успешной миссией Гармата, причем быстро. Поддержите императрицу Шакунталу как можете. Ее и ее дело. Не давайте малва времени думать.

Его плечи снова слегка содрогнулись.

— Необходимо переместить эту женщину на другую сторону океана.

Императрица и ее замужество

— Время пришло, Шакунтала, — твердо заявил Холкар. Пешва склонился вперед и поднял свиток, лежавший на ковре перед его подушкой. — Это пришло с курьером сегодня утром. С Тамрапарни.

Дададжи развернул свиток, быстро просмотрел его так, как читают документ, который уже фактически знают наизусть. На его лице появилась странная улыбка.

— Из иллюзии — правда, — пробормотал он.

Он опять свернул свиток и протянул императрице. Шакунтала уставилась на безопасный предмет так, словно это была кобра.

— Что это? — спросила она. Улыбка сошла с лица Дададжи.

— Это письмо от короля Тамрапарни. Предлагает нам союз — частичный союз, следует сказать. Против малва. — Он пожал плечами. — Предложение полно предостережений и предупреждений, а также условий и оговорок. Но по крайней мере он дает твердое обещание оказать поддержку морскими силами и в плане материально-технического обеспечения. Возможно, кое-какие войска.

Он сделал паузу, потом глубокий вдох. Шакунтала подозрительно смотрела на него.

— И что еще?

— Предложение — это не говорится открыто, но значение очевидно — зависит от определенного условия: ты выходишь замуж за одного из его сыновей. — На лице Холкара появилась гримаса. — Самого младшего сына, нет необходимости говорить. Король Тамрапарни готов рискнуть чем-то, чтобы удержать малва подальше. Но немногим. Не наследником.

Дададжи замолчал, изучая молодую женщину, императрицу Андхры. Шакунтала сидела очень прямо, ее спина казалась такой же твердой, как доска. Ее лицо, если такое возможно, было еще тверже.

Холкар постучал по свитку пальцем.

— Король намекает на то, как мы использовали его имя в Мангалуру. Но он не жалуется, по крайней мере официально. Вполне очевидно, что захват тобой Сурата кардинально изменил ситуацию. Ты больше не «императрица в изгнании». Ты восстановилась на земле Андхры. С портом здесь и одним из самых больших городов Махараштры Деогхаром под контролем твоих сил. Это дает тебе гораздо больше официальной легитимности, чем та, которая у тебя уже имелась. Это дает тебе власть. — Он сухо усмехнулся.

— Немного, немного, но кое-какую. Достаточную, по крайней мере, чтобы правитель Тамрапарни хотел использовать тебя для удержания малва как можно дальше от своего острова.

Он сделал паузу. Лицо Шакунталы до сих пор ничего не выражало.

Дададжи сдержал вздох.

— Императрица, мы должны очень серьезно рассмотреть это предложение. Династический брак с одним из самых могущественных королевств Южной Индии сильно укрепит твое положение. Это может сыграть решающую роль между выживанием и падением Андхры.

На ее лице так и не появилось выражения. Теперь Холкар. вздохнул.

— Девочка, я знаю: это для тебя болезненный вопрос, — мягко сказал он. — Но у тебя есть долг и обязанность перед твоим народом.

Пешва встал и прошел к открытому окну, выходящему на гавань. Снизу во дворец проникали звуки веселья. Дворец когда-то был резиденцией губернатора. Чиновник малва теперь сидел в тюрьме. Шакунтала забрала здание себе.

Наблюдая за весельем внизу, Холкар улыбнулся. Сурат все еще праздновал, две недели спустя после освобождения из-под каблука малва.

Дададжи прекрасно знал своих соотечественников. Маратхи веселились бы даже если бы город лежал в руинах. А так они могли праздновать победу, доставшуюся почти без кровопролития. После того как захваченные Кунгасом пушки открыли огонь, военные корабли малва в течение часа превратились в щепки. К тому времени, как Шакунтала вместе со своей конницей ступила на причал, гарнизон малва уже покинул город.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать