Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Великий Эллипс (страница 83)


XVII

Было уже темно, но уличные фонари, казалось, освещали даже самые потаенные уголки Юмо Тауна. Каслер Сторнзоф направлялся по устланному богатыми коврами коридору «Королевы алмазов», к своему люксу № 303. Неохотно, но без колебаний он постучал, услышал знакомый голос, приглашавший его войти, открыл дверь и вошел в роскошную гостиную, окутанную сигаретным дымом.

Грандлендлорд Торвид Сторнзоф в безупречном смокинге возлежал на парчовой кушетке. Перед ним на низеньком столике стояли хрустальная пепельница, финифтевая коробочка с сигаретами, пара бокалов и серебряное ведерко со льдом, в котором утопала элегантная бутылка черного стекла. В дальнем углу комнаты сидела, съежившись, девочка лет одиннадцати-двенадцати с молочно-белыми волосами и огромными глазами.

— А, племянник, — кивнул Торвид с подобающей любезностью, — наконец-то прибыл. Я ждал тебя на прошлой неделе.

— Разные обстоятельства задержали, грандлендлорд, — ответил Каслер. — Последнее из них — нас блокировали в протоках Яга-Та'ари. Пароход, на который посадил меня действующий правитель Ксо-Ксо Янзтоф, остановили, и я вынужден был нанять крукику-тчо и ехать на нем через леса Орекса.

— Крукику-тчо — это местная достопримечательность наподобие огромной крысы, не так ли?

— Почти точное описание.

— Какой творческий подход к решению проблемы. Любой никудышный стратег на твоем месте приказал бы туземцам открыть проход, но ты презираешь прямой путь и выбрал крысу. Не могу не признать твою оригинальность.

Каслер успел отвыкнуть от этой навязшей в зубах знакомой манеры вести разговор и ничего не ответил.

— Полагаю, твои страдания во время такого занимательного путешествия заслуживают награды, — Торвид одарил его ледяной улыбкой. — Юмо Таун не последняя дыра. Здесь есть где и чем развлечься. — Как будто вспомнив о присутствующей здесь девочке, он бросил взгляд в угол, где она сидела. — Все на сегодня. Можешь идти, — бросил он ей.

Девочка пулей вылетела из номера.

— Казино — более или менее, — продолжал грандлендлорд — одна-две актрисы в Королевском театре достойны внимания. Мы начнем с ужина, племянник, здесь можно найти отличные телячьи котлеты. Совершенно в имперском стиле, ну а потом уже перейдем к развлечениям.

— С вашего разрешения, я поужинаю и пораньше лягу спать, — ответил Каслер. — Мне нужно встать на рассвете, чтобы отправиться в Дасанвиль. Я не знаю, как туда можно добраться и утром мне потребуется время, чтобы найти наилучшее средство.

— Тебе не надо беспокоиться. Все уже устроено. Для тебя зарезервирована лучшая лошадь в конюшне Лунун на улице Орхидей. На этой лошади ты доедешь до гостиницы, что на полпути к перевалу Юмо-Дасун, там поменяешь свою лошадь на свежую, такую же породистую и резвую. Выедешь завтра утром и будешь в Дасанвиле послезавтра во второй половине дня. Более быстрого способа туда добраться не существует. Пока обстоятельства задерживали тебя, у меня появилось довольно много времени, чтобы проверить и сравнить все транспортные средства и пути сообщения.

— Благодарю. Я вам очень обязан, грандлендлорд.

— Пустяки, племянник. Как приедешь в Дасанвиль, сразу направляйся в гостиницу «Портовая», там для тебя забронирован номер. На следующее утро ты отправишься в Авескию на грейслендском транспортном пароходе «Победоносный»: его капитан, равно как и я, с нетерпением ждет, когда ты поднимешься на борт. Эту маленькую любезность оказал нам главнокомандующий Гонауэр, который командует оккупационными войсками в этом регионе и чей отец оказался моим старым школьным приятелем.

— Вы основательно здесь поработали.

— Такая уж у меня привычка. Уверяю тебя, племянник, я все готов для тебя сделать — мои усилия просто необходимы, если принять во внимание твое очевидное нежелание отвечать тем требованиям, которые предъявляет тебе твое положение.

— Я не буду притворяться, что не понимаю, какой смысл вы вкладываете в эти слова, — Каслер Сторнзоф вспомнил, как их учили волевым усилием сдерживать внезапные приступы гнева. — Наши представления о необходимости ваших усилий кардинально расходятся, хотя я думаю, вы согласитесь, что дебаты по этому поводу бессмысленны. Поэтому, доложив о своем прибытии, как вы просили, я желаю вам хорошо провести вечер и на том удаляюсь.

— Минуту. Не будешь ли ты так любезен оказать мне услугу и побыть со мной еще немного?

— Как пожелаете, грандлендлорд.

— Тогда садись.

Каслер повиновался.

Торвид взял элегантную черную бутылку и, наполнив бокалы, протянул один племяннику:

— Это касчиа — аперитив местного производства, удивительно хорош. Полагаю, принципы Ледяного мыса не ограничивают твои напитки только холодной водой?

— Не ограничивают.

— Тогда это не будет насилием над твоим мировоззрением, если мы выпьем за здоровье императора?

— За здоровье императора, — Каслер совершенно спокойно пропустил мимо ушей укол дяди, поднял свой бокал, чокнулся и выпил.

Торвид отставил бокал в сторону.

— А теперь я хочу, чтобы ты представил мне полный отчет о своих действиях с того момента, как ты покинул Эшно.

Каслер кратко рассказал о своем путешествии, опустив те моменты, которые скорее всего вызвали бы негодование его слушателя.

Торвид слушал задумчиво и молча и только в конце обронил:

— Похоже, ты провел слишком много времени в компании своих вонарских противников.

— Так уж случилось, грандлендлорд.

— Да

неужто? Ты уверен, что это случайность? Я не исключаю, что здесь сработало обаяние этой стройной маленькой актрисульки-балерины-читательницы лекций, как хочешь ее назови. Как ее зовут, опять забыл, — Ла Фэр?

— Дивер, — коротко поправил Каслер.

— А, да, конечно. Какой-то шарм, хотя и буржуазный, в ней, несомненно, есть, но ее значение невелико, и я не могу не подозревать, что в дело пущены более мощные силы воздействия. Я имею в виду другого вонарского путешественника.

— В'Ализанте? А он чем плох?

— Бывший Благородный, представитель лучшей и старейшей крови, титулованный сеньор, но власть в его стране принадлежит сегодня демократам и крестьянам. Богатый, образованный и утонченный, с хорошими связями. Одним словом, влиятельная персона, человек, имеющий личный интерес, чтобы стоять на защите национального status quo. Как раз такой типаж, скорее всего, в данный момент привлечет внимание отчаявшегося Министерства иностранных дел Вонара. Если помнишь, я советовал тебе в Эшно повнимательнее изучить своих соперников по гонкам; некоторые из них, вне всякого сомнения, являются агентами своих многоуважаемых правительств. Было бы хорошо, если бы ты рассматривал маркиза в'Ализанте в этом свете, а следовательно — как потенциальную угрозу грейслендским интересам в Нижней Геции.

— Мало доказательств в поддержку вашей версии, — заметил Каслер. — Я провел достаточно много времени в обществе этого вонарца, и он ни разу за все это время не предпринял попытки помешать мне, тем более вывести меня из гонок. Напротив, честно говоря, он несколько раз спас мне жизнь.

— Он втерся к тебе в доверие, это слишком очевидно.

— Да с какой целью? Если бы не вмешательство в'Ализанте, я бы уже в Эшно выбыл из гонок.

— Вонарцы не так просты, как кажется, племянник. Я думаю, пока не пришло время, они не будут вызывать на себя гнев империи, хотя затаились они ненадолго. Убрать тебя из гонок — не прямая цель маркиза в'Ализанте, ему просто нужно тебя победить, и лучше всего сделать это честно и открыто. Поэтому он просто держит тебя в поле зрения и ждет благоприятного случая.

— Это домыслы, грандлендлорд.

— Это предвидение, племянник. Если не ошибаюсь, я уже обращал твое внимание на преимущество первого удара.

— Не ошибаетесь.

— И?..

— Я прислушаюсь к вашему мнению и подумаю на этот счет. Долг требует того же.

— Долг требует большего! Ты, похоже, намерен не замечать истинного положения вещей.

— Позвольте мне убедиться, что я правильно вас понял. Вы советуете мне нанести удар первым — другими словами, удалить или парализовать спортивного соперника, то есть Гирайза в'Ализанте, которому я лично обязан?

— Оставь, эти детские разговоры о спортивном сопернике и личном долге начинают действовать мне на нервы. Ты — солдат, и перед тобой — враг. Все очень просто. Ты солдат Грейслендской империи? Ты Сторнзоф? Если так, то ты должен сделать то, что должен. Во имя империи.

— Во имя империи, — повторил Каслер, и продолжал, как казалось, совершенно не к месту: — Грандлендлорд, я расскажу вам о том, что видел по дороге в этот отель перед нашей встречей. Вторая половина дня, жара невыносимая. Я иду по улицам и думаю о своем, не обращая внимания на жару. И вот я подхожу к площади в конце улицы Иив, где собралась приличная толпа. На стенах зданий вокруг площади — копоть от пожаров и выбоины от пуль, несколько недель назад здесь было завершающее избиение последних энорвийских и туземных защитников Юмо Тауна. В центре площади возвышается эшафот со столбом и плахой. Отряд грейслендских солдат стоит вокруг эшафота.

Из финифтевой коробочки Торвид достал сигарету. Закурил и продолжал слушать — молча.

— Там что-то готовилось, — продолжал Каслер, — и я остановился посмотреть. Очень скоро к эшафоту подкатила телега, в которой сидели одетые в форму констебли, охранявшие заключенного. Им был голый ягарец, которого вытащили из телеги и передали в руки нашим соотечественникам. Громко зачитали приговор и обнародовали преступления осужденного. Оказалось, это был просто рабочий с алмазных копей, и его вина заключалась в том, что он сбежал со своего места работы, то есть нарушил старый энорвийский закон, который, несмотря на установление грейслендского правления, остался в силе. Более того, побег этого ягарца рассматривался как двойное преступление. Наказание, закрепленное законодательством, предполагает как битье кнутом, так и отсечение частей тела. Наказание виновного исполняли грейслендские солдаты на глазах собравшейся публики, — Каслер рассказывал без эмоций, спокойно. — Туземца привязали к столбу и били кнутом, пока спина не стала красной от крови. Затем его подвели к плахе, где грейслендский сержант топором ампутировал этому преступнику правую ступню — необходимая операция, чтобы отбить у него охоту к дальнейшим путешествиям. Рану прижгли раскаленным железом, и преступника — уже в бессознательном состоянии — снова погрузили на телегу и увезли. Полиция и военные разошлись, толпа рассеялась, а я направился к гостинице «Королева алмазов». — Каслер замолчал.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать