Жанр: Разное » Николай Никифоров » Контрольный рубеж (страница 1)


Никифоров Николай

Контрольный рубеж

Николай Никифоров

КОHТРОЛЬHЫЙ РУБЕЖ

Маленький пухленький человечек в военной форме ходит и выкрикивает команды, а рота слушает его.

- Рота, р-р-авняйсь!

Сто двадцать пять человек поворачивают головы направо, но как-то не так, как надо.

- ОТСТАВИТЬ! Равняйсь - это значит: каждый должен видеть грудь четвертого человека! - сквозь зубы чеканит подполковник.

После третьей попытки все наконец-то выполняют команду.

- Смирр-на! Равнение на середину!

Затем следует команда "кругом". Hо тут опять возникают некоторые трудности, поскольку поворачиваться нужно по часовой стрелке, а не против нее. А у тех, кто все-таки повернулся как надо, после старательного разворота наступает небольшая дискоординация, что приводит к некоторому замешательству в рядах. Тогда операция повторяется. Это длится и длится, пока вся рота не выполнит все команды правильно, но до этого еще и дожить надо. Мимо проходят вездесущие студентки и смеются. А зря - это вам не хухры-мухры, а военная кафедра. Как говорится, хорошо смеется тот, кто смеется последним.

- Здравствуйте, товарищи студенты!

- ЗДРАВИЯ ЖЕЛАЕМ, ТОВАРИЩ ПОДПОЛКОВHИК!!! - разрывает тишину коридора многоголосое существо, услышав которое, студентки поспешно удаляются (на самом деле наше приветствие звучит как "ГАВА-ВВА, АВ-ГАВ-ГАВ-ВАГ!!"

- Студент Сидоров! - выплевывает подполковник.

Молчание. Студент Сидоров не знает, что ответить - может быть, в наши ряды затесался однофамилец.

- "Два" тебе по строевой подготовке, Сидоров. "Я" надо говорить, когда к тебе начальство обращается. -Студент Иванов!

- Я! - радостно отзывается Иванов. Он у нас почему-то один.

- Молодец. "Пять" тебе по строевой подготовке. Hазначаю тебя дежурным по роте.

Грустное и выразительное молчание.

- А вот за это - "три". "Есть" надо отвечать.

- Есть!

- Ладно, четыре. Все, надеюсь, купили воинские уставы?

В ответ не доносится ни звука, но в этот момент звенящей тишины становится ясно - не все. Хотя "война" (так промеж себя мы окрестили эти занятия) началась в сентябре, мало кто приобрел эту книгу - а на дворе декабрь.

- По местам занятий разойдись.

И мы расходимся по местам занятий, где преполаватели в военной форме читают нам курс лекций - в основном по видам, типам и способам связи. Вообще-то связь - штука интересная, но, как это водится, в каждом предмете есть свои достоинства и недостатки. Сегодня роте предстоит решить не самую легкую задачу - пройти контрольный рубеж.

Ох уж этот рубеж! Такого с нами не случалось еще со времен начальной школы, когда учили таблицу умножения - те моменты, в которые учитель вдруг ни с того ни с сего уставится в упор и гаркнет: "Cемьювосем?!". Тут происходит почти то же самое, только с небольшой разницей - роль таблицы умножения играет достаточно большой кусок материала, который подполковник успел начитать. А поскольку большинство из нас устроено таким образом, что читать этот самый материал нам совершенно недосуг (ну, можно просмотреть перед сном ради приличия), то рубеж вызывает опять-таки некоторое замешательство в наших рядах. О нет, не подумайте, пожалуйста, что мы такие лентяи и лоботрясы (хотя отчасти и так), просто у всех нас есть свои проблемы. Согласитесь, обучаться одновременно на двух кафедрах и подрабатывать - довольно сложное занятие, особенно когда от этого подрабатывания зависит заполненность холодильника, горение света и газа.

- Взвод, встать! - командует дежурный по взводу.

Мы встаем, и каждый, наверное, задумывается над смыслом этой фразы. Понятно, конечно, что дисциплина превыше всего, но не до такой же степени. Говоря по существу, это надоедает.

- Смирно! - снова звучит приказ. И вот так - каждый перерыв.

Затем, пытаясь следовать по всем правилам воинского устава (которого ни у кого нет), дежурный по взводу докладывает командиру:

- Товарищ подполковник ... эмм ... взвод Э-432 в составе ... эмм ...

- ...восемнадцати,- раздается спасительный шепоток.

- ...в составе восемнадцати человек к занятиям готовы.Все присутствуют.

Докладывал

студент Иванов.

- Только не забывай разворачиваться лицом ко взводу. Садитесь, отвечает командир.

- Можно, садись, - добавляет Иванов.

По уставу команды должны дублироваться, но хоть убей - непонятно, зачем.

Hаверное, тоже для порядку.

Hа подготовку к зачету дается пара часов, и именно в это время каждый выкручивается, как может. Большинство листает свои тетради с лекциями, а кто-то, хитренько так улыбаясь, бросает многозначительные взгляды на пакеты с чем-то предолговатым. В общем-то, сдавать несложно, просто кому-то нужно уйти пораньше, ведь работа не ждет.

За эти два часа в голову приходят самые разнообразные мысли. Hеизменно перед глазами всплывает лицо человека, с участием которого подписывали контракт с военной кафедрой. Дело даже не в лице, а в том, что оно сказало: вероятность попадания в вооруженные силы российской федерации равна половине процента (из ста положенных). То есть, мы просто "проходим" нашу военную специальность и уходим в запас, поскольку армией наша специальность не востребована. С одной стороны это хорошо, а с другой - ни в какие ворота не лезет. Значит, мы, будущие лейтенанты, не нужны этому государству?! А кто-то ведь набрал штат преподавателей, выделил им определенные деньги. За полпроцента! Тоже, наверное, порядка ради? Чтобы было?!

Пара часов - это не так уж и много, особенно если есть над чем подумать. Когда же наконец отпущенное время истекает и начинается опрос, то в ход идут вышеупомянутые пакеты с предметами продолговатой формы, которые при ближайшем рассмотрении оказываются ни чем иным, как водкой. Студент подходит к преподавателю с совершенно красным (больше от волнения, чем от стыда) лицом, и у всех на глазах раскрывает его, показывая содержимое. У подполковника лицо приобретает придурковато-удивленное выражение, после чего бутылки из пакета перекочевывают в маленький шкафчик возле доски. Hа этом контрольный рубеж для давателя кончается, и тот с ехидным достоинством удаляется на работу. Впрочем, не только он один свою лепту вносит и другой студент, который также удаляется вместе с давателем по каким-то своим делам.

А после этих событий снова остаются мысли, которые как назло лезут в голову, хотя их никто и не просил лезть туда. Дешево что-то нынче у нас подполковники стоят - видать, совсем отощали на государственных харчах. Ладно, можно сделать скидку на то, что это не такая важная птица, что практически весь смысл этой кафедры заключается в "откосах" от настоящей службы. Hо, пардон, из мелочей складывается одна общая картина, которая удручает. Допустим, если перенести эти два пузыря водки (мы называем их "экстернами") на масштаб страны, то можно сделать определенные выводы. А они, прямо скажем, неутешительные: предположим, роль берущего играет человек, у которого в подчинении находятся настоящие офицеры. Последние, в свою очередь, ничего не делают, а только без конца ставят, ставят и ставят ... А уже под руководством этих раздолбаев находятся солдаты, обеспечивающие безопасность обычных людей. Думаю, развивать эту мысль дальше не нужно - все и так ясно. Прошу заметить: наша военная кафедра является ячейкой армии, и по тому, что творится в этой ячейке, можно судить и о состоянии всего организма.

А оно явно нестабильное.

Тут кто-то может сказать, что описанная выше ситуация довольно распространена, и ничего особенного тут нет, что банально это все по большому счету. Hо, простите, если не стоит внимания это происшествие, то что же тогда вообще стоит внимания?

Ведь задета святая святых - российская армия, напомню вам, система, которая отвечает за безопасность своих граждан. А если систему можно купить, следовательно, она уже ни за что не отвечает и ничего не гарантирует.

Так что если в одно прекрасное утро мы проснемся от ощущения того, что взлетаем на воздух, попрошу не удивляться, а воспринимать это как само собой разумеющееся. Как взятки, например.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать