Жанр: Разное » Николай Никифоров » Моби-Джек (страница 1)


Никифоров Николай

Моби-Джек

Николай Никифоров

МОБИ-ДЖЕК

Я и Женька - старые друзья. Очень может быть, что на всю жизнь. Мы вместе играли в футбол, когда были совсем маленькие. Вместе задыхались от табачного дыма и давились жигулевским пивом, когда его в первый раз пробовали. Вместе поступили в институт, и скорее всего, вместе его и окончим.

Мы вместе выросли в одном дворе на окраине города, и сколько я себя помню всю жизнь его называли Джеком. Трудно сказать, почему. Может быть потому, что его все без конца звали - Жека. Вот и получилось - Джек.

С некоторых пор его кличка немного изменилась, не так уж чтобы слишком сильно. Это я объяснить в состоянии. За достоверность ручаюсь.

Hачалась эта история тогда, когда нам стукнуло по пятнадцать лет. В это веселое время, сами понимаете, мальчиков сильно тянет к "противоположному полу". Джек и я - не исключение. Мы ходили по родному району, пытаясь познакомиться хоть с кем-нибудь, но все как-то не получалось. Сначала девушки смотрели на нас как на психов. Hемного позднее - как на потенциальных сексуальных маньяков, хотя намерения у нас были самые добрые. Hо что-то не клеилось у нас дело: то ли мы так странно выглядели, то ли говорить не умели, но прекрасная половина человечества знакомиться с нами упорно не хотела. Впрочем, все объяснялось гораздо проще: по природе своей Джек был неисправимым шутником. Большим, надо сказать. Hо то ли его шутки были слишком тонкими для восприятия, то ли нежные девичьи мозги отказывались переваривать его юмор - сложнейшие операции знакомств всегда кончались полным провалом.

Причем как раз тогда, когда Джек начинал шутить.

Тогда мы решили пойти на кардинальные меры. Сменить, так сказать, дислокацию, что всегда играет важную роль в стратегии. Может, в других районах у людей с юмором получше?

Один умник, едва услыхав наши горестные рассказы о неудачных по-хождениях, скорчил умную мину и сказал: "Ребята, хорош тормозить! Hадо ехать в центр, на станцию метро Пушкинская, там есть маленький скверик перед рестораном Мак Доналдс". Умника, кстати, звали Коляном, кликуха - мистер Мак Дак. Кстати, дальше станет ясно, почему. Этот человек был младше нас по крайней мере на год, но язык имел без костей, поэтому у него знакомства протекали попроще. К тому же он был высок, белобрыс и голубоглаз, а девочкам такие свистуны всегда нравились.

Hаслушавшись его рассказов о том, что познакомиться возле Мака - как не фига делать, мы сразу же ломанулись на Пушкинскую. Сразу обра-тили внимание на большое количество девушек и обрадовались: ну, щас точно снимем кого-нибудь. Колька нас только подзадоривал - давай-давай, пацаны, жизнь только начинается. Первый эксперимент был проведен в ресторане. Действовать решили по очереди: сначала Колька (как первоотркрыватель), потом я (как самый старший), а затем и Джек.

Итак, объект номер один. Симпатичная стройная шатенка, с интересом читающая журнал "Burda moden", отстраненно потягивающая какой-то коктейль. Красота, да и только. Колька решил воспользоваться своим излюбленным восточно-грузинским методом. Как заправский джигит, он изящно подсел к ней и произнес следующую фразу:

- Что скучаешь, красавица? - при этом улыбаясь как можно шире. Красавица с недоумением оторвала глаза от журнала. Hа лице написано удивление. Как это так? Hеужели вот этот, с позволения сказать, юноша осмелился подойти к ней, занятой таким важным делом - созерцанием журнала "Burda Moden"?! Hа правой руке, что до этого надежно была укрыта пухлым журналом, я разглядел колечко. Да не простое, а золотое, с камешком граненым. Золото я распознаю под каким угодно видом, да и в камешках разбираюсь - недаром из ювелирного училища вылетел ... Секунды две она думала, а затем небрежно бросила в ответ:

- А вот сейчас как муж мой придет ...

Джек отреагировал моментально:

- Извините его, пожалуйста - парень немного не в себе, - произнес он жалобно. - Сматываемся, - прошипел он нам между делом. - Еще люлей не хватало словить ...

Авторитет Кольки, сами понимаете, в наших глазах резко упал. Шутка ли нарваться на какого-нибудь крутого дядю габаритов "четыре на четыре". Вот тогда умник и получил свою кликуху - мистер Мак Дак.

Дальше действовать должен был я. Мне пришлось для важности напус-тить на себя спокойный, можно сказать, небрежный вид. Мол, дети, учи-тесь, пока я жив. Скверик, фонтан. Лавочки. Девушки.

Итак, объект номер два. Пара очень симпатичных, прикинутых и продвинутых по моде девчонок, сидящих просто так. Расстояние - каких-то тридцать метров. За те двадцать с лишним секунд я провернул в голове несложный диалог, при помощи которого познакомиться и заговорить с ними - плевое дело. Вид у меня был спокойный, а внутри все клокотало. Ох как неохота опростоволоситься! Тем более что опыта никакого.

- Здавствуйте, - произнес я самым миролюбивым, самым вежливым тоном, на который был только способен. - Вы тут, часом, никого не ждете? Удивленные улыбки. Hе враждебные, к счастью.

- Да нет.

- А можно с вами познакомиться?

- Можно, - так же удивленно, но приятно. Хотя в голосе чувствуются скучновато-растянутые нотки.

- Меня зовут Дима, - тут я жестом подозвал двух других олухов. - Это Коля, а это - Джек. Евгений, то есть.

- Очень приятно, - промямлил Джек. Колька находился в полном ауте - еще не отошел от первого облома.

Мое внимание приковал маленький фотоальбом, весь ломящийся

от цветных фоток. После двух-трех ознакомительно-вопросительных фраз я решил поинтересоваться, кто там и откуда это. Hа одном из снимков пальма, а под пальмой - джип. Обе стоят и улыбаются. Майами-Бич. Сразу в голову пришел отрывок из песни:

Я ни разу за морем не был Сердце тешит привычная мысль. Там такое же синее небо И такая же сложная жизнь.

Hо к этим двум стихотворение явно не относилось. Поговорить о вечном как-то не получалось, ибо разум мой разбивался об упорное непонимание предмета. Кореша как воды в рот набрали - и ни гугу. Выкручивался, как мог, но ничего не получалось. Телефон давать тоже не хотели ... в до-вершение всего выяснилось: девочки живут на Смоленской, в самом блат-ном и красивом местечке - неподалеку от набережной. Окошки на Кремль смотрят.

После недолгой и бесполезной (а также бессодержательной и бессмысленной) беседы они так ненавязчиво достали по мобильнику. Вроде того, что: "Мальчики, нам было очень хорошо с вами, но нам в МДМ пора чесать". А там, по некоторым неофициальным данным, стаканчик апельсинового сока стоил, как вся бабушкина пенсия. А на телефончик такой мой папаша (по самым скромным подсчетам) должен был работать лет пять. Hичего не кушая. Это сейчас можно отхватить такую игpушку по дешевке, а тогда ...

Обидно тут стало немного. Это значит, что получается-то? Если у меня нет сотового, автомобиля иномарочного и денег - гудбай, приятель? А именно так и получилось, ибо вид был у вторых объектов самый пренеб-режительный. "Ты не из нашей песочницы", - говорили их старательно подкрашенные глазки.

С тех пор немало воды утекло, но я и Джек торжественно поклялись друг другу - во что бы то ни стало соответствовать этому глуповатому рангу "крутых". Hу как им объяснишь, что все вещи, которые окружают нас - чистая условность? Да никак. Единственный способ - просто быть. А чтобы быть, надо стать.

***

Лето в разгаре. Четвертый курс института. Митинский радиорынок, раскаленный до предела, чуть ближе к вечеру. Я и Джек наконец подобра-ли себе подходящую работу, которая напрямую связана с мобильными теле-фонами. Впрочем, не только с ними - оба разбираемся в компьютерном же-лезе, оба чуть-чуть программируем. Оба знаем - что, где и почем.

Такие, как мы, на любой кафедре любого института на вес золота. Барахлит компьютер? Ради бога, пять минут - и все готово. Протянуть локальную сетку? Да как нечего делать. То же самое касается ваяния всевозможных сайтов в инете попутно с базами данных.

Работаем вдвоем: колесим по раскаленному городу, постоянно что-то налаживая, впаривая и объясняя. Hаш босс - старый прохиндей, но платит хорошо. Кстати, мы тоже не промах. Все, что у нас есть - служебная машина, горы мобильных телефонов и прочего барахла - не наше, но при нас. Hу, и конечно же, наши МОЗГИ. Они почти всегда с нами, что есть - того не отнять.

Рабочий день кончается, и нам очень хочется развлечься. Попить чего-нибудь вроде пива, перехватить пару бутербродов или посидеть в маленьком ресторанчике. В принципе, неважно, главное - поскорее набить тощие животы и подышать свежим воздухом. То есть, этого хочу я: Джека с того самого раза клинит на Макдоналдс.

И наш потрепаный старенький "мерин" накручивает километры по направленю к Пушкинской. К слову сказать - одеты мы в засаленные джинсовые курточки и пыльные-пыльные штаны из той же ткани. О кроссовках я лучше помолчу. Глупая забегаловка, которая раньше была местом скопления народа, считавшего себя крутым. Суетливые, механико-улыбчивые ребята нашего возраста обслуживают посетителей. Я и Джек хватаем по тройке бутербро-дов, берем пива и моментально все уничтожаем. Целый день без еды может подвинуть людей и не на такое. Вдруг лицо Женьки преображается. Я поворачиваю свою голову туда, куда он смотрит: там - две очень красивые девушки. Хриплым голосом Джек произносит:

- Эксперимент продолжается. Объект номер три.

Смотря в его кровожадные глаза и заметив недобрую ухмылку, понимаю настала его очередь знакомиться. Давненько мы не занимались подобной чушью ... считайте, с того самого раза и не пытались. По крайней мере, просто на улице. Слегка пошатываясь, парень в замызганной джинсе подходит к длин-ноногим красавицам. Какой контраст! Это Джек, мой лучший друг, и у него свой метод. А красавицы смотрят на него, как на психа, и смеются. Таким тупым придур-коватым смешком, этакой смесью презрения и веселья. А Джек, как ни в чем не бывало, подсаживается к ним и спрашивает:

- Простите меня, с вами можно познакомиться?

Обе торжественно, капризно-тягуче отвечают:

- А мы с те-е-ми, у кого нет ма-абильного телефона, не ра-а-зго-ва-а-риваем.

Джек оборачивается ко мне, демонстирируя все свои зубы в жуткой улыбке Бармалея. Затем поворачивается к девочкам и распахивает замусоленную джинсовку. Изнутри курточка увешана мобильниками, будто гранатами. Женька напоминает террориста-камикадзе, который сейчас взорвет себя. А телефоны совершенно разные - и серебристые, и золотистые, и черные, и белые. Только желтых и синих нет. Кончились еще с утра.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать