Жанр: Разное » М Нецецкий » Один день из жизни Хрюши (страница 1)


Нецецкий М А

Один день из жизни Хрюши

Нецецкий М.А.

Один день из жизни Хрюши

1999

Глава 1

Про то, как Хрюша с дуба упал, и что из этого вышло.

Солнечный лучик, раздвинув неплотно закрытые ставни,весело запрыгал по полу. Напрыгавшись вдоволь, он присел на край кровати и, отдышавшись, медленно пополз вверх по тоненькому одеялу, надеясь отдохнуть на пузатой белой подушке, уютно возвышавшейся в изголовье. Достигнув края одеяла, аккуратно подвернутого белой накрахмаленной простыней, лучик наступил на что-то круглое розовое влажное с двумя сопливыми дырочками посередине, торчащее из-под одеяла и упирающееся в подушку. Круглое розовое влажное с двумя сопливыми дырочками посередине сморщилось и громко сказало "пчхи". Лучик испуганно заметался по стенке и, стукнувшись пару раз о подвесной шкафчик, вылетел наружу через замочную скважину.

- Пчхи! - еще раз сказал Хрюша и окончательно проснулся. - А не поспать ли нам еще? - подумал Хрюша, окончательно проснувшись. Эта мудрая мысль посещала его каждое утро, вернее сказать ежедневно, поскольку было уже не утро, а скорее день. - Не слишком ли рано я проснулся? встревожился Хрюша. И, осторожно повернув рыло, скосился на бабушкины часы, висящие на стене рядом с подвесным шкафчиком. Часы показывали начало первого. Хрюша облегченно вздохнул. Он был очень дисциплинирован и, соблюдая строгий режим, никогда не вставал раньше двенадцати. Когда-то давно у Хрюши был будильник. Но, повзрослев, он понял, какая это никчемная, бесполезная и в чёмто даже вредная вещь - маленький нервный механизм, суетливо икающий под ухом - ик-ик-ик, - будто он подавился холодной колой и икает не в силах остановиться. Наикавшись вдоволь, ранним утром во время самого сладостного и безмятежного сна, будильник издавал пронзительный предсмертный крик, подпрыгивал, падал на бок и заходился в конвульсиях булькая и хрипя. Несчастный Хрюша вскакивал в холодном поту, дрожащим копытом хватал подушку и добивал будильник окончательно, чтобы облегчить его ужасные страдания.

Прикончив будильник, Хрюша ложился отдохнуть, но проходило совсем немного времени, час или два, и в душе у него зарождалось смутное беспокойство. Строгое воспитание, полученное в молочном возрасте, и чувство гражданского долга не давали ему расслабиться и забыть про будильник. - Как же я без него? - думал Хрюша, ворочаясь с боку на бок.- Все же им пользуются, все встают по будильнику. Значит так надо, - решал Хрюша, вставал и заводил механизм, возобновляя его противное икание.

Так бы и продолжалось по сей день, если бы не счастливая случайность. Хрюша был приглашен на день рождения к соседке с верхнего дупла - старой сове. И, поскольку, деньги на подарок тратить было жалко, он взял да и подарил ей будильник.

- Бери, Сова, мне его совсем не жалко, - сказал Хрюша, и сказано это было от чистого сердца. Сове подарок очень понравился и ей он совсем не мешал, так как Сова была напрочь глухая.

Расставшись с будильником, Хрюша повесил на стенку бабушкины часы, и остался ими очень доволен. Сделанные старыми мастерами, часы, как и Хрюша, вели неторопливый образ жизни. - Тик? - негромко, но четко, словно задавая вопрос самим себе, говорили они и, после задумчивой паузы, отвечали, - Так. Такой несуетливый размеренный ход часов успокаивал Хрюшины нервы, изрядно измотанные гадким будильником, и настраивал душу на философический лад. С появлением настенных часов Хрюша стал ярым сторонником ненасильственного пробуждения.

Пока мы читали эту поучительную историю, окончательно проснувшийся Хрюша готовился приступить к процессу вставания. Но прежде, чем сделать это, надо было методично и тщательно продумать план предстоящих мероприятий, чтобы какая-нибудь пустяковая мелочь, забытая впопыхах, не нарушила бы строгий распорядок Хрюшиного дня.

- Итак, что нам сегодня предстоит, - задумался Хрюша. А предстояло ему многое. Надо было встать, удовлетворить свои естественные гигиенические потребности, убрать кровать, приготовить завтрак, позавтракать, вымыть посуду, отдохнуть, завести бабушкины часы и полить фикус. Вообще-то Хрюша собирался полить фикус ещё вчера, так как забыл полить его позавчера, но так и не собрался и фикус сиротливо хирел в облупленном горшке на подоконнике. Ёще надо было взять отвертку и подтянуть винты на разболтанных ставнях, чтобы закрыть их поплотнее и прекратить утренние безобразия солнечного зайчика, которые, с наступлением лета, сильно докучали Хрюше, нарушая режим труда и отдыха. А еще надо было...

- Уф, - Хрюша в изнеможении откинулся на подушку. - Да, столько дел за месяц не переделаешь! - Вообще-то Хрюша был очень трудолюбивый, но от природной скромности старался этого не показывать. К тому же, желание трудиться, столь сильно обуревающее Хрюшу после ненасильственного пробуждения, обычно сильно ослабевало после плотного завтрака.

Хрюша осторожно присел в кровати и опустил задние копыта в домашние тапочки. - Не забыть бы полить фикус, - подумал он, перемещаясь с кровати на горшок. Пожурчав в горшок, Хрюша плавно переместился в ванную и, ополоснув рыло, не спеша, прошествовал на кухню. Поставив чайник и вынув из холодильника большую банку клубничного варенья, Хрюша достал с полки коробку овсяных хлопьев Экстра № 2 с ласковым названьем "Ясно солнышко", проткнул её передним копытом и насыпал полную кормушку. Залив

хлопья закипающей водой, Хрюша хлюпнул в них пол банки варенья и, старательно размешав хряпу деревянной ложкой, поставил кормушку на кухонный тэйбл. Присев за тэйбл, Хрюша постелил на колени накрахмаленную салфетку и, пожелав себе приятного аппетита, приступил к приёму пищи. Пища принималась радостно и легко. Насытившись, Хрюша аккуратно вытер рыло салфеткой, сполоснул кормушку и заварил себе желудевый кофе. - Что же это я в дупле сижу по такой погоде? - заволновался Хрюша, выпив желудевого кофе. - Не будет ли полезней принять солнечную ванну и подремать на свежем воздухе? - Решив, что так будет полезней, Хрюша взял подстилку и вышел из дупла.

Жаркие лучи июльского солнца брызнули ему в рыло, лишь только он переступил порог. Легкие кудрявые облачка плыли по ослепительно синему небу. Солнце стояло в зените. А "Зенит" стоял против "Ростсельмаша" на Петровском, но Хрюша этого не знал и, расстелив подстилку, растёкся по ней, изнемогая от блаженства. Однако изнемогительное блаженство Хрюши длилось не долго. Привлеченная ароматом, исходившим от его крепкого молодого тела, нагретого солнцем, появилась гадкая чёрная муха и, злобно жужжа, принялась пиявить его в нежные места. Она садилась на пятачок, залезала в уши, топтала спину и, заходя с заду в крутом пике, пыталась проникнуть в область подхвостья.

- Не дотрагайся до меня! Уйди, постылая, - стонал Хрюша, отгоняя гаду подергиванием мускулатуры. Но муха, вследствие полного отсутствия мозгов, Хрюшу не понимала и продолжала терзать его стройное тело. И хотя Хрюшин хвост работал, как пропеллер последнего поколения, сама мысль о возможности проникновения мухи в места столь деликатные, что и упоминать о них вслух как-то не удобно, была для Хрюши совершенно невыносима. Солнце припекало нещадно. Изнемогая от жары и надоедливой мухи, Хрюша вертелся на подстилке, как уж на сковородке. - Стоит ли становиться жарено-ужаленным поросенком? - подумал он. - Не лучше ли забраться повыше в тенёчек, подальше от солнца и кусачей мухи.

Аккуратно сложив подстилку, Хрюша оставил её у входа в дупло, а сам полез вверх, цепляясь копытами за шершавую кору дуба. Вскоре плотная густая листва сомкнулась за ним и скрыла Хрюшу от любопытных глаз кровососущих насекомых. У самой вершины дуба Хрюша оказался в прохладном тенистом местечке, хорошо продуваемом свежим ветром, выбрал ветку попрочнее, устроился на ней поудобнее и, упаковав пятачок во влажные, терпко пахнущие дубовые листья, быстро уснул.

И снился Хрюше дивный сон, будто он и не Хрюша вовсе, а свирепый огнедышащий тритон - Хрюшазавр Перепончатокрылый, летящий за мухой на крыльях ночи. Языки яркого пламени вырывались из его широких ноздрей, плавно вздымались мощные крылья, рассекая ночной воздух, густо пропитанный ароматом цветущих магнолий. Огромная зубастая пасть раскрывалась, доставая вредное насекомое и, когда казалось, что суровое возмездие уже неотвратимо, в тот самый момент что-то треснуло и Хрюша, чувствуя, что он обломился, свинцовым дирижаблем полетел с дуба вниз.

В первые минуты падения он сильно испугался, но со временем это прошло и Хрюша, ощутив радость полёта, задумался над превратностями судьбы.

- Как быстро летит время, - размышлял Хрюша, глядя, как мимо него проносятся со страшной скоростью листья, бабочки, птички, сидящие на гнездах, и гнёзда, сидящие на ветках, и всё это сливается в один сплошной ярко зеленый, весело щебечущий калейдоскоп.

- Как быстротечна наша жизнь, - продолжал размышлять Хрюша дальше, - и почему мы об этом не задумываемся в суете будней, пока с дуба не упадем?.. Опять забыл фикус полить, - вспомнил Хрюша и хотел вспомнить еще что-нибудь, но не успел, потому что в это мгновение сильно попал во что-то мягкое и пушистое.

- Мяв, - сдавленным голосом сказало мягкое и пушистое. И больше оно не сказало ничего.

Глава 2

Хрюша открывает глазки, оживляет Ученого Кота и имеет с ним поучительную беседу, из которой узнает, что он дюрасел, но категорически с этим не соглашается и отправляется на прогулку.

Попав во что-то мягкое и пушистое, Хрюша перестал ощущать радость полета, и, поняв, что летающей свинки из него не получилось, постепенно начал ощущать радость лежания.

- Жизнь хороша - когда лежишь не спеша, - радостно сказал Хрюша самому себе, и открыл глазки. Над глазками Хрюши висел бескрайне голубой купол неба с маленькой птичкой по центру. Птичка пела, и её нежные хрустальные трели маленькими ручейками стекали по куполу неба, приятно холодя Хрюшины уши. Хорошо поешь, Птица, - одобрил Хрюша и стал размышлять, а есть ли там что-нибудь дальше, за хорошо поющей Птицей и бескрайне-голубым куполом неба?

Полежав еще немного, Хрюша вспомнил, что он упал. - Не повредил ли я себе чего-нибудь в тот момент, когда уже перестал ощущать радость полёта, но еще не начал ощущать радость лежания? - встревожился Хрюша и осторожно пошевелил членами тела. Члены тела легко пошевелились в ответ, выказывая полную трудоспособность.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать