Жанр: Разное » М Нецецкий » Один день из жизни Хрюши (страница 3)


- Ну, Скорпионз уже давно добились успеха, - подумал Хрюша, - а что же сулят звёзды маленьким Хрюшам?

Но про маленьких Хрюш в астрологическом прогнозе ничего не говорилось. А ниже, жирным шрифтом пестрели заголовки последних новостей. Жизнерадостные заголовки гласили о том, что

Вирус убийца продолжает свое триумфальное шествие, оставляя после себя горы окоченевших трупов... Жаба - депутат разорвана на куски Ёжиком-садистом... Трагедия в воздухе: потерявшая управление ворона столкнулась с большегрузным марабу. Чёрный клюв еще не найден... Повторное нападение акулы-людоеда на отдыхающих южного побережья... Бедняжка так и не увидела рассвета - очередная жертва Зайчика-потрошителя... Повальный мор жителей Жабосранска из-за употребления в пищу просраченой сметаны...

Повторное нападение акулы людоеда чем-то особенно припало Хрюше и, похрюкивая от сладостного ужаса, он углубился в чтение, почесывая спинку о здоровенный осиновый дрын, заботливо воткнутый в кочку кем-то из предыдущих отдыхающих.

Внезапно жухлая ряска около кочки заколыхалась, чёрная застоявшаяся вода, покрытая радужной нефтяной пленкой, заходила ходуном, забурлила, закручиваясь в воронку, и из глубины болотных пучин на Хрюшу попёрло что-то большое, тёмное и очень нехорошее. - Акула матата! - в ужасе закричал Хрюша, хоронясь под кочкой, и прикрывая рыло "Болотными ведомостями".

Схоронившись под кочкой, Хрюша быстро успокоился и пришел к выводу, что его страхи беспочвенны и не имеют под собой реальных оснований. - В наше болото даже уважающая себя плотва не заплывает. Откуда же тут взяться акуле, а тем более матате? - резонно рассудил он и, сдвинув газетку, осторожно высунул рыло из-под кочки. По соседству с Хрюшей из болотной мути торчал здоровенный тёмно-зеленый хариус, весь заросший отвратительными гнойными бородавками и залепленный тиной. По бокам у хариуса торчали два круглых выпуклых глаза, которые смотрели на Хрюшу с абсолютно отсутствующим выражением.

- Здравствуйте, Хариус, - вежливо поздоровался Хрюша.

- Я не хариус, я почётная Жожоба заслуженная, - важно ответил хариус, плавно покачиваясь в болотной жиже.

- Уважаемая нечётная Зелибоба, то-есть..., - запнулся Хрюша.

-То-есть почётная Жожоба заслуженная, - злобно отвечал хариус, растягивая огромную пасть в гнусной ухмылке. - Нахожусь в болотных пучинах на заслуженном отдыхе, а вы, молодой чемодан, что тут шляетесь, - продолжала Жожоба, подозрительно таращась на Хрюшу мутно-стеклянными глазами.

- Я? Да так, просто прогуливаюсь, - вежливо отвечал Хрюша.

- Вот-вот, - злобно заквакала Жожоба, - это в разгар-то рабочего дня они просто прогуливаются. Дожили, - прошипела она и продолжала, - распустились, шляются просто так, где попало, когда хотят и с кем хотят, гадят, болото наше очерняют.

- Зачем же его очернять, - искренне изумился Хрюша, - да и где взять столько чернил на такую прорву.

- Вот-вот, - радостно злобно заквакала Жожоба, - очерняете, очерняете... и, уставившись на Хрюшу тяжёлым мутным взглядом, спросила, - а что, молодой человек, не любите вы наше болото?

- Нет, не люблю, - честно признался Хрюша, - да и за что его любить то? Болото - оно и есть болото. Муть сплошная.

- Дожили, - застонала Жожоба, покачивая мерзким хариусом в грязной воде, стыд и срам! А раньше, ах, как хорошо было раньше, - зашипела Жожоба, и глаза её, и без того мутные, закатываясь, стали покрываться белесистой плёнкой.

- Может оно, конечно, и было хорошо, - миролюбиво заметил Хрюша, - только нам про то неизвестно, поскольку нас тогда ещё не было.

- А может потому и было хорошо, что таких как ты не было, свиное рыло, радостно квакнула Жожоба и выжидательно уставилась на Хрюшу.

От таких злых и несправедливых слов на душе у Хрюши сделалось противно и гадко, так гадко, словно он пообедал в школьной столовой. - Что бы такое сделать, чтобы нам всем было хорошо, - мучительно размышлял Хрюша, шаря позади себя копытом в поисках консенсуса. Наконец поиски его завершились успехом и, нащупав позади себя шершавый дубинистый конец осинистого консенсуса, Хрюша взял консенсус в копыто, оттянулся со вкусом и, оттянувшись со вкусом, трахнул Жожобу консенсусом по морде. Раздался треск и Жожожабильный хариус, сплющившись в отвратительную гримасу, погрузился вглубь болотных пучин. Жухлая ряска сомкнулась над ним и все стихло, только ещё некоторое время со дна поднимались большие пузыри и, лопаясь на поверхности, распространяли неприятный запах гниющей тины.

- Галина Бланка - буль-буль, - весело сказал Хрюша, встал с кочки и пошёл прочь, вполне удовлетворенный результатом напряжённой дискуссии.

Пройдя несколько шагов, Хрюша почувствовал сильный голод.

- Уже давно пришло время второго завтрака, забеспокоился он и, увидев впереди за кустами покосившийся сарай с вывеской - трактир "Лукоморье", не раздумывая, направился туда.

Глава 4

Хрюша садится за столик, и пока он общается с официантом, мы узнаем поучительную историю о золотой цепи.

Дойдя до трактира, Хрюша притормозил у входа и, не торопясь, стал изучать заманчивые объявления, расположенные под вывеской. Объявы гласили:

- Осуществите свою мечту, окунувшись в атмосферу нашего гостеприимства. Восхитительное, легкое и полезное для здоровья питание. Насладитесь разнообразными блюдами традиционной болотной

и европейской кухни. Всё только самое эксклюзивное и экстраординарное. Бар-аквариум для водоплавающих. Последнее предложение, писк сезона - коктейль-холл "Голливудское гнездовье", специально адаптированный для развлечения пернатых. Постоянным посетителям скидка.

- Жаль, что я не постоянный посетитель, - подумал Хрюша и поспешил войти внутрь.

Внутри заведения царил полумрак, пропитанный густым ароматом кислой капусты. Навстречу Хрюше поспешил Хорёк с мятой грязной салфеткой, небрежно переброшенной через лапу.

- Милости просим! Милости просим! - угодливо засуетился Хорек, усаживая Хрюшу за свободный столик, что, впрочем, было не сложно, поскольку кроме Хрюши больше посетителей в трактире не было и все столики были свободны.- Чего изволите-с?- Изволю пополдничать, - важно произнёс Хрюша. - Вы хотели сказать побизнесланчествовать? - насмешливо ухмыляясь, переспросил Хорёк.

- Вот-вот, - отвечал Хрюша, чувствуя, что ляпнул что-то не то, и, стараясь придать своему голосу больше крутизны, сказал, - желаю поиметь бизнес-ланч по полной программе. - И важно спросил, - Вы принимаете к оплате кредитные карточки?

- Кредитные карточки? - глазки у хорька испуганно забегали, - никак нет, извините-с, аппарат заело, банк чейнджа не дает, вы уж извиняйте, уважаемый.

- Да ладно, чего уж там, экие, право, пустяки, - вальяжно сказал Хрюша и облегченно взмахнул копытом, поскольку никаких кредитных карточек у него естественно не было.

- Не желаете ли аперитив? - Хорек услужливо наклонился к Хрюше и, обдавая его запахом чесночного перегара, затараторил, - огненная вода в широком ассортименте, казино, рулетка, пул, девушки нетяжелого поведения...

- Нет, - отвечал Хрюша, - ничего мне такого не надо, я еще маленький, и вообще, я ничем таким не увлекаюсь и вам не советую. Принесите мне, пожалуйста, в качестве аперитива холодной колы без льда и меню бизнес-ланча, да побыстрее, добавил Хрюша, как бы случайно одергивая майку и ненароком обнажая массивную золотую цепь, висящую на груди.

- Сию минуту. Сию минуту, - заторопился угодливый хорек, с уважением поглядывая на цепь и, пятясь задом, скрылся в кислом полумраке трактира.

Золотая цепь, висящая на Хрюшиной груди, была не фальшивой бижутерией и не дешёвым ширпотребом, купленным у цыганской лошади на каком-то там развале, а настоящим эксклюзивным раритетом, исключительной антиквариатности. Как и большинство старых вещей, цепь эта имела долгую и поучительную биографию, дошедшую до нас из глубины веков. Когда-то, давным-давно, как гласили звериные предания, в незапамятные времена, когда болото еще не было болотом, а было красивым берегом сказочного моря, пра-пра-прадед Учёного Кота, находясь в услужении у одного поэта, тайным образом подло схарчил закуску из осетровых, заботливо приготовленную поэту старенькой няней. Лишившись любимого закусона, классик, понятное дело, захандрил, обругал старушку, больно запнулся о разбитое корыто и, будучи человеком буйного нрава, по причине своего эфиопского происхождения, пожизненно приторочил провинившееся животное к молодому дубочку с помощью массивной золотой цепи кустарного производства. Так бы и томился проворовавшийся котяра в неволе до конца своих дней, но произошло непредвиденное. Перейдя с высококалорийного питания закусками из осетровых на скудный подножный корм, состоявший в основном из сопревших желудей, вершков, корешков и зазевавшихся букашек, кот быстро отощал, и рабские оковы спали с него самопроизвольно, задолго до отмены крепостного права. Поэт, тем временем, откушавши крем-брюлея, впал в хорошее расположение духа, приголубил старушку, починил разбитое корыто, и, испытывая угрызения совести из за своего жестокого обращения с домашними животными, сочинил замечательные стихи, которые по праву принесли ему всенародную славу, и, войдя в классику мировой литературы, навеки обессмертили самого поэта, старушку няню, кота - расхитителя и разбитое корыто.

Вот так, иногда, в бестолковой суете серых неприметных будней нашей быстротечной жизни, сидя у разбитого корыта при отсутствии закуски, а чаще при отсутствии того, что принято закусывать, а еще чаще при полном отсутствии и того и другого, рождаются гениальные строки, неся окружающему миру чувство разумного, доброго, вечного. Цепь же, спавши с Учёного Кота, бесхозно валялась под дубом много лет и Хрюша постоянно спотыкался об нее, вылезая из дупла, на поиски продуктов питания. Однажды, споткнувшись в очередной раз о златую цепь, Хрюша удрученный таким равнодушным отношением окружающих к драгметаллам, взял да и приватизировал ее, нацепив себе на шею. На этом поучительная история о золотой цепи заканчивается, и мы возвращаемся в трактир "Лукоморье".

Вскоре перед Хрюшей уже стоял стаканчик холодной колы, и лежало толстое меню в переплете из свиной кожи. Переплет чем-то сразу Хрюше не понравился, но толщина фолианта невольно внушала уважение, и, раскрыв меню оголодавший Хрюша углубился в чтение.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать