Жанр: Разное » М Нецецкий » Один день из жизни Хрюши (страница 8)


Друзья, тем временем, подошли к большой чёрной луже, красиво окаймлённой старинной гранитной набережной. На каменных ступеньках сидел пожилой бобр в кургузом пиджачке, и, сжимая в лапах бамбуковое удилище, внимательно смотрел двумя подслеповатыми глазками на один большой красный поплавок, неподвижно застывший невдалеке в радужной нефтяной плёнке. Звери вежливо поздоровались с бобром и заинтересованно спросили, - кого же ты ловишь, дедушка?

- Известное дело, кайф ловлю, ребятушки, - отвечал дедушка, ласково зыря на молодняк подслеповатыми глазками. - А разве он здесь водится? - допытывались звери.

- А куда же ему деться, едрён батон, - утвердительно отвечал дедушка, растягивая усатую морду в добродушной улыбке.

Анималы спустились по гранитным ступенькам к краю лужи и недоверчиво стали рассматривать чёрную поверхность, обильно покрытую разнообразным бумажным мусором и банановой кожурой. Тщательно осмотрев кожурки и фантики, плавно покачивающиеся в мазутных разводах, друзья для достоверности поковыряли в грязной воде веточками, но ничего живого, кроме двух дохлых пиявок не обнаружили.

- Дедушка, да ведь здесь ничего нет, - хором воскликнули звери.

- Конечно, нет, - радостно отвечал дедушка, потешаясь над наивностью малолетних анималов, - откуда же тут чему-то взяться живому, в такой отраве!

- Так, а как же ты свой кайф поймаешь? - изумились анималы глядя на старенького.

- А я его уже поймал, - посмеиваясь отвечал бобр, и, выронив из-под полы кургузого пиджачка пустую бутылку из-под огненной воды, дедушка крепко ударил усатой мордой в бамбуковое удилище и громко захрапел.

Звери пошли дальше, оживлённо обсуждая свою встречу с мудрым бобром.

- Простой ведь, по жизни, анимал! - восторгался Зайчик Т., - а как умеет получать удовольствие от общения с нашей неброской, скромной и потому особенно милой сердцу болотной природой!

- Да, вот что значит жизненный опыт, приходящий с годами, - задумчиво произнёс Ёжик Г.

- А жизненный опыт, приходящий с годами, - подытожил Хрюша, - передаётся из поколения в поколение, формируя духовное наследие нашего народа.

Глава 11

Звери снова находят рога и знакомятся с их владельцем. Занимательная история о том, как далеко может завести пагубная привычка злоупотреблять мухоморами. Наставленный друзьями на путь истинный лось ортопед улетает на Север.

Вскоре болотная возвышенность кончилась, и изрядно утомлённые анималы начали спускаться в глубокий овраг. На дне глубокого оврага, среди густых зарослей чертополоха, звери увидели до боли знакомые большие ветвистые рога. Рога сидели на большой губастой башке, которая в свою очередь, сидела на могучем теле иностранного лося. То, что лось был действительно иностранный теперь уже не вызывало никаких сомнений. Длиннополое кашемировое пальто жёлтого цвета от "Хуго Босс" стильно облегало его крупное тело. Копыта были обуты в кожаные мокасины "Гуччи" на высоких каблуках с позолоченными шпорами. Между больших холёных рогов плотно сидела широкополая велюровая шляпа "Борсалино".

Животное, явно чем-то расстроенное, бесцельно топталось в чертополохе, печально покачивая ветвистыми рогами. При виде анималов сохатый явно оживился и, выдирая нижнюю губу из колючек, радостно зашепелявил, - Друзья! Камрады! Как я рад встрече с вами, амигос! Я тоже трудящийся, только с Севера, - продолжал лось, и бодро напевая, - солнечному свету да, да, да, - ядерному взрыву нет, нет, нет, - сохатый двинулся в сторону анималов.

Звери настороженно попятились, с недоумением посматривая на лося.

- Странный какой-то фигурант, не очень-то он на трудящегося похож, пробормотал Заяц Т.

- Уж больно хорошо упакован, - вторил ему Ёжик Г., - что-то я не встречал трудящихся в шляпах от Борсалино.

- Друзья, - сказал Хрюша, рассудительно покачивая рылом, - первое впечатление зачастую бывает обманчиво. Ваша нетерпимость ко всему новому, необычному, чем-то отличающемуся от наших болотных обычаев и традиций, меня просто удивляет. К тому же не стоит забывать, что перед нами интурист, и кажется у него серьёзные проблемы.

Хрюша смело шагнул навстречу приближающемуся лосю и вежливо спросил, добрый вечер, кто Вы, уважаемый, и что Вы ищите в наших унылых краях?

- Добрый вечер, - отвечал лось, приветливо помахивая нижней губой. - По жизни я лось-ортопед, зовут меня Хирви, а ищу я задний проход.

Заинтригованные друзья обошли лося и, приподняв край дорогого пальто, изумлённо воскликнули, - да здесь он, на месте!

- Я ищу не свой задний проход, - печально отвечал лось Хирви, - а задний проход из вашего болота, чтобы вернуться домой на Север.

- Уважаемый ортодонт, - начал Ёжик Г., но Хрюша его перебил, - не ортодонт, а ортопед.

- Вот я и говорю, - продолжил ёжик, недовольно поглядывая на Хрюшу, уважаемый мастодонт, а какая нужда привела Вас в наши болотные края?

- Попал я сюда по причине печального недоразумения, - отвечал Хирви, горестно покачивая рогатой башкой. - Как вы уже наверное поняли я, лосьортопед, постоянно проживающий на Севере. А жизнь у ортопедов на Севере, я вам скажу, далеко не сахар, - вздохнул лось. - Чтобы вести образ жизни, подобающий цивилизованному анималу, нужно иметь очень много раха, - Хирви не заметил, как в волнении перешёл с болотного языка на родной северный. - А коска раха нема, нема руока, - заключил лось, и анималы, которые ничего не поняли, из уважения закивали головами.

- А чтобы иметь много денег, - продолжал сохатый, успокаиваясь и переходя снова на болотный язык, - нужно работать с утра до вечера. Вот я и работаю как

обезьяна, а получаю как обыкновенный лось, - сказал Хирви, и недовольно шлёпая губой себя по копыту, продолжил, - вчера пришёл я домой с ночного дежурства крайне утомлённый, и, размышляя о непростой судьбе трудового анималата в нашей стране, в условиях всё нарастающих антагонистических противоречий, как-то незаметно для себя самого, скушал я мухомор, чтобы немного расслабиться, сообщил лось и посмотрел на зверей красноватым заплывшим глазом.

- А дальше, дальше что было? - закричали заинтригованные звери.

- Как что? - удивлённо сказал Хирви, поражённый неопытностью анималов, дальше, как обычно, второй мухомор скушал, а потом за третьим в супермаркет побежал. Очевидно, вследствие сильной умственной усталости после третьего мухомора, - продолжал лось, - сделался я совершенно нездоров, честно признаюсь друзья, у меня просто сорвало башню. В глазах потемнело, в башке застучало, и в условиях плохой видимости и густого тумана, крыша у меня съехала с освещённого хайвея в густой дремучий бурелом. С трудом найдя крышу, и поставив её на место, заплутал я в глухой чащобе, и, проблуждав всю ночь в беспросветном буреломе, вышел к утру на ваше болото. Устал как собака, промочил мокасины, потерял где-то в тайге мобильный телефон, да вот ещё глазом сильно об осину ушибся, пожаловался Хирви, - и теперь вот целый день ищу проход, или как правильно сказать, выход из вашего болота на свой родной Север.

- А чем же Вам наше болото не нравится, что Вы так домой стремитесь? спросил Ёжик Г., всё ещё недоверчиво поглядывая на лося.

- Нет, почему же не нравится, - вежливо возразил ему Хирви, - очень даже нравится. У вас хорошо, очень даже хорошо, но понимаете, у себя дома на Севере, я уже привык к определённому образу жизни, к некоторым, так сказать, условиям. И лось смущённо забормотал, - мне тут несколько непривычно, без кофе, без пива, без шведского стола, у меня с собой даже шампуня нет, второй день брожу, роги не мывши! - горестно воскликнул Хирви.

- Не хило живут анималы на Севере! - восхищённо присвистнул Зайчик Т., рога шампунем моют!

- И потом, - продолжал лось, - я здесь уже целый день и нигде не могу найти... Вы не подскажете мне, где здесь ближайший туалет?

Звери, дружно захохотав, повалились от смеха в мокрую траву.

- Ну ты даёшь, друг, - объяснил Хрюша, - какие тут тебе в болоте туалеты, за кустик зашёл - вот тебе и весь туалет. - И что, вот так, запросто, за любым кустом гадить можно, - радостно закричал лось и стремительно ломанулся за ближайший куст. Через мгновение звери услышали мощный рокот водопада, сливающийся с не менее мощным грохотом камнепада, и сопровождающийся громкими стонами неподдельного блаженства. Вскоре лось вышел из кустов заметно прибодрившийся и порозовевший.

- Хорошая у вас страна! - с чувством произнёс Хирви, - добрая такая, где хочешь там и гадишь, не то, что у нас на Севере, в условиях антагонистических противоречий.

- Скажите, пожалуйста, уважаемый аллопед, - спросил Зайчик Т., обуреваемый любопытством, - вот у Вас, на Севере, какие грибы предпочитают, пластинчатые или подушечные?

- Ну, сравнили тоже, пластинки и подушечки, - фыркнул лось, - конечно пластинки лучше, - взять, к примеру, мухоморы, особенно их разновидность, широко распространённую у нас на Севере, коскинкорвные мухоморы, ах это такой кайф, мечтательно произнёс лось, - особенно после сауны с барбекью, лёжа в большой белой джакузи!

- Умеют же они жить, там у себя на Севере! - снова восхитился Зайчик Т., сауны, барбекью, а имена-то какие ласковые, - Джакузя! Вот закрою глаза и представляю себе, большая такая, белая, блондинка изящная, лучезарная с чистыми розовыми пятками и упруго стоящими...

- Да обожди ты, Косой, со своими упруго стоящими, - перебил его Хрюша, - ты видишь у сохатого проблемы, ему помочь надо, а ты нас только отвлекаешь своими эротическими фантазиями...

- Да разве это проблемы? - подал голос Ёжик Г., - на Север отсюда запросто попасть можно, это через Пулково-2 лететь надо!

- Через Пулково-2 дороговато встанет, - резонно возразил Хрюша, - ты друг лети лучше своим ходом, прямиком на северо-запад, Торфяновку пролетишь, а там глядишь уже твоя родная тундра.

- Так где же, где же он, мой северо-запад? - в нетерпении закричал Хирви, и как бы мне опять с пути не сбиться?

- А ты не боись, - строго отвечал ему Хрюша, - мы счас тебе рога вмиг на северо-запад накрутим, ты, главное, лети по курсу, рогами не шлёпай, и смотри по пути мухоморами не злоупотребляй!

- Не буду, не буду, - радостно отвечал лось, - я теперь на эти мухоморы даже и смотреть не могу!

- Вот и хорошо, - сказал Хрюша, и быстро накрутил сохатому рога строго на северо-запад. -Если чуть правее возьмёшь, особого вреда не будет, - подбодрил он лося, - через Брусничное прямиком в тундру попадёшь! - Спасибо, друг! растроганно отвечал Хирви, - на, возьми на память, не поминай лихом! - и, стянув с головы фирменную шляпу Борсалино, лось отдал её Хрюше, а сам, окрылённой надеждой вспорхнул в небесную высь. Высоко над землёй, окрылённый надеждой лось, широко растопырил копыта и полетел на северо-запад, строго держа рога по намеченному курсу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать