Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Как cтать волшебником (страница 38)


— Это здесь, — прошептал он.

Кит так был увлечен и поглощен чтением, что ни разу не поднял глаза на Ниту, ни на секунду не оторвался от Книги, чтобы услышать грозную поступь чугунного всадника. Он словно бы не замечал надвигающуюся на них высокую, плотную стену темноты. А тьма окружала и окружала их. Теперь они отрезаны от всего мира, они на островке под слабой защитой гнущихся веток и голых, ободранных железными зубами машин стволов. А вокруг тьма, грязь, волны бензиновой гари.

— Здесь. Я нашел, — повторил Кит и начал читать. С первыми звуками его ровного, уверенного голоса Нита успокоилась. А слова вырывались из уст Кита, словно птицы из клетки, и одно за другим упархивали в пространство. И слова эти пели, будто складывались сами собой в лесную мелодию птичьих трелей. Это было очень похоже на ту песню, которую творила Нита, заклиная и оживляя деревья. Она вся превратилась в слух, впитывая в себя каждый звук Волшебного Языка.

А Кит вызывал Нью-Йорк, призывая его так, как можно вызывать дух, звать живое существо. И, покорный вызову, он явился. Открылся горизонт, не запятнанный ни единым мазком черной тьмы. Корона сияющих башен, озаренных туманным рассветом и вонзающих в небо свои острые шпили. Сверкающие, будто драгоценные ожерелья, цепочки освещенных окон. Чистые плоскости бетона, стали и стекла. Проявился Сити-Холл. Он, как живой, склонился над стройной колоннадой и с интересом и участием наблюдал за движением толп людей, снующих повсюду, входящих, выходящих, наполняющих и населяющих этот прекрасный остров. Появились улицы. Тесные, дышащие жарким воздухом, но многолюдные, наполненные шумом, движением, голосами — живые, пульсирующие артерии города. Один за другим возникали парки. Крохотные, в несколько деревьев скверики, бульвары. И, наконец, громадный, с цепочкой озер, окруженных рощами, Центральный парк. И деревья, словно цапли, поднимали свои стройные ноги-стволы, освобождаясь от вязкой болотистой тьмы. Черная, чернильная темнота отхлынула назад под напором живой зеленой стены. Птицы пели. Собаки носились, лаяли и катались по влажной от росы траве. Среди ветвей светились осторожные и любопытные бусинки беличьих глаз.

Прорисовалась Батарея и руины старого оборонного форта времен Гражданской войны, стоящие теперь мирно на самой южной окраине Манхэттена. Теплые розовые лучи заката зажгли кирпич стен мягким светом, и казалось, что старинные стены вспыхнули от волнующих своих воспоминаний о давних сражениях и победах. Они и сейчас словно бы стояли на страже, сторожко вглядываясь, в свинцовые воды бухты на тот случай, если какой-нибудь корабль вражеского Британского флота попытается войти в нее.

Расплывались в вечернем тумане очерченные заходящим солнцем тенистые утесы Нью-Джерси. Они казались сотканными из облаков, хотя и были отсюда всего-то на расстоянии мили, не больше.

На востоке и западе висели на мерцающих нитях металлических тросов мосты. Бледными, быстрыми тенями проносились чайки, описывая круги над черточками мостов, над башнями моста Джорджа Вашингтона, над железными столбами моста Пятьдесят девятой улицы. Мягкая пелена вечернего воздуха приглушала рев и грохот моторов. Взмыл в небо самолет, сверкнул серебристыми крыльями в свете луны и понесся на фоне звезд от аэропорта Ла Гардиа куда-то вдаль, выводя свою песню полета в холодном воздухе поднебесья и оставляя за собой медленно утихающие раскаты грома…

Ниту сковала блаженная дремота, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы стряхнуть ласковую лапу сна. Кит продолжал читать. Деревья склонились к нему, прислушиваясь. Воздух был чистым и спокойным. Он читал, подробно и скрупулезно перечисляя все и вся, описывая на Волшебном Языке образов людей, дома, деревья, машины, каждый уголок города, самую малую деталь, делая их реальными, осязаемыми, вызывая к жизни. И слова, напоенные силой Лунной Книги, подчинялись ему.

Ни страха, ни растерянности не было на лице Кита. Он действовал деловито и спокойно. Он превращался… Ните стало не по себе. Она видела, как среди обрывков тьмы, которая еще витала между деревьев, кидалась в лицо, колыхалась, словно грязная тряпка на ветру, Кит начинал полыхать голубоватым пламенем Лунной Книги. Ее свет окутывал его, и постепенно Кит становился почти прозрачным, исчезал, растворялся прямо на глазах. Медленно, но методично Лунная Книга забирала в себя, в свое нестерпимое свечение все физическое существо Кита, превращая его в ярко светящийся силуэт. И Фред по сравнению с ним померк и казался тусклой, бледной звездочкой. Даже тень Кита ложилась на землю мерцающей пеленой. И Ните пришло в голову, что если все так и будет продолжаться, тень Кита должна исчезнуть. И что тогда?.. Кит, казалось, ничего не чувствовал. Он становился сильнее, могущественнее. Он продолжал читать…

Но темнота вокруг все еще не отступала. Со стороны Пятой улицы по-прежнему слышался грохот такси, вой перитонов, ужасный лязг копыт неумолимо приближался. Он дробился, усиливался и нависал над ними. Нита сознавала, что всех деревьев в парке не хватит, чтобы защитить их, чтобы остановить его. Она знала, что нельзя Киту останавливаться, он должен, он обязан, несмотря ни на что, продолжать читать Лунную Книгу, продолжать вызывать к жизни мертвеющий Нью-Йорк. Но она знала и другое — тьма не исчезнет, пока не исчез, не побежден, не изгнан ОН.

Железные копыта остановились. На какое-то жуткое мгновение наступила угрожающая тишина. Ни единого звука. Ни скрежета такси. Ни воя перитонов. В следующее мгновение разнесся гром и визг. Металл крошил камень. Железные копыта грохотали в бешеном галопе. И с диким ржанием железный конь врезался в круг деревьев, круша и сгибая их.

Нита хотела бы не

слышать жалобного стона ломаемых деревьев, не видеть их умирающие, раздробленные тела, сломанные, бессильно повисшие ветви. Деревья с усилием вгрызались корнями в землю, пытаясь устоять, сопротивлялись яростному напору беспощадного металла. Но надежды не было. И они это понимали. В сомкнутом ряду деревьев уже появились проломы, щели, и Нита сквозь них видела черного коня с поднятым копытом, холодно улыбающегося всадника с занесенным над головой мечом. Нита задрожала. Еще один натиск, и стена деревьев рухнет. Потом в парке начнется всепожирающий пожар.

Кит продолжал читать, будто все это его не касалось. Железная зверюга встала на дыбы. — Фред, — крикнула Нита, — тебе пора.

Грохот тяжелых подков заглушил ее слова. Этот немыслимый грохот уже несся со всех сторон — спереди, сзади, сверху. «Он не один, их много, близнецов черного всадника, — подумала Нита. — Спасения нет».

Стук копыт превратился в ураган камней, металла, сметающего остатки деревьев. Но тут появились… Всадники и кони, то черно-блестящие, то мраморно-бледные, то бронзово сверкающие, — все конные статуи Центрального парка или ближайшие к нему — грозной кавалькадой неслись мимо Кита, Ниты и Фреда на улицу, чтобы дать бой темным силам. Их встречал кровожадный вой перитонов.

Генерал Шерман с поднятым мечом, двойник того, черного всадника. Статуя Жанны д'Арк в блестящих доспехах. Симон Боливар и Сан-Мартин. Эта невероятная компания статуй с треском врезалась в разомкнувшийся круг деревьев. Здесь был и король Владислав в своей тускло мерцающей броне, галопирующий на боевом рыцарском коне. И Дон Кихот на тощем Россинанте. Он понукал своего спотыкающегося коня и выкрикивал угрозы всем злобным колдунам тьмы. Статуя президента Тедди Рузвельта выделялась среди себе подобных. Выстрел за выстрелом грозный президент выводил из строя одно такси за другим. Его огромная лошадь втаптывала их в мостовую. Эль Сид Кампеадор разил длинным копьем перитонов, нанизывая их на острие.

А следом за ними валила толпа животных — медведи, огромные собаки, изготовившийся к прыжку кот, парящие в небе орлы. И тут же — строй американских пехотинцев первой мировой войны с винтовками наперевес. Среди них затесались и вовсе не воинственные статуи, и даже добродушный олень с Гадким Утенком. Со стороны Пятой улицы спешил золотой Прометей, сошедший с пьедестала Рокфеллеровского центра. В руке его пылал огонь, который когда-то он подарил людям. Его неугасимое пламя молнией разило такси, и их тела плавились, текли бесформенным металлом. Следом за Прометеем, сотрясая землю, огромными прыжками неслись белые львы со ступеней Публичной библиотеки. Они с оглушающим ревом кидались на железного коня и его черного всадника. И этот страшный конь вдруг жалобно заржал и попятился, пытаясь стряхнуть с себя хищников, рвущих его железное тело своими крепкими мраморными когтями.

В этом грохоте и вое, шуме и лязге Нита рванулась к все еще стоящему в самом центре битвы Киту и схватила его за руку, пытаясь оттащить в сторону. Она боялась, что рука ее нащупает пустоту, пройдет сквозь него, как сквозь бестелесное воздушное пространство. Но прозрачный Кит твердо сжал ее ладонь и последовал за ней, продолжая, однако, держать Книгу открытой и не прерывая чтение. Он не мог остановиться, пылая страстным огнем Книги и отвечая ей своим яростным внутренним светом.

Нита силой оттащила Кита от рушащихся деревьев и силой пригнула его к земле. Он был как завороженный.

— Теперь моя очередь, — сказала Нита. — Если я сумею сделать это. Фред, ты поможешь?

— Я сделаю все, что будет необходимо, — откликнулся Фред. — Только будь осторожна.

Голос его звучал испуганно. Ните тоже было не по себе: она видела, что произошло с Китом, во что он медленно превращался.

Нита протянула руку Фреду. Он подлетел ближе и уселся на кончик пальца, деликатный и невесомый, как светлячок. Прикосновение космической энергии к земному существу, соединение двух различных форм существования. Лишь одно мгновенное касание, и Фред снова взмыл в воздух, устремив все свое внимание на грохочущую улицу, арену неслыханной битвы металла и камня.

Быстрым движением Нита выхватила у Кита Лунную Книгу и впилась в нее глазами, продолжая читать с той строки, на которой умолк он.

Животворная энергия и невероятной силы свет влились в нее, поглотили совершенно. Она утонула в этом потоке. Она не могла ему противостоять. Она не желала бороться с ним. Она теперь ощущала то же, что и Кит несколько мгновений назад. Не Волшебник читал Книгу, а она проникала в него. Все вокруг изменилось. Сила, когда-то создавшая Книгу, теперь перетекала в нее, в ее тело, в мозг, в душу. Все ее радости, надежды, страхи, сомнения, все соки жизни смешались и превращались в живую реальность. Нита переворачивала светящиеся страницы в поисках той, где говорилось о созидании и сопротивлении, о войне звезд. Она искала те слова, которые когда-то уже сломали ужасный разрушительный ураган смерти и тьмы, поднятый злобным Поглотителем Звезд для того, чтобы уничтожить только что созданные миры, сковать бесплодным холодом океаны, в которых зарождалась жизнь. Все это происходило вечность тому назад и происходит сейчас, происходит всегда, пока существует враг Света и Жизни Поглотитель Звезд.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать