Жанр: Фэнтези » Майкл Муркок » Повелители мечей (страница 16)


КНИГА ВТОРАЯ

В КОТОРОЙ КОРУМ ПОЛУЧАЕТ ПОДАРОК И ЗАКЛЮЧАЕТ ДОГОВОР

Глава 1

ТЩЕСЛАВНЫЙ КОЛДУН

Они плыли всю ночь, и Корум несколько раз пытался вывести Ралину из транса, но у него ничего не получалось. Она лежала на койке на сырых, полусгнивших простынях и смотрела в потолок. Сквозь крохотный иллюминатор, через который невозможно было бежать, пробивался тусклый зеленый свет. Корум мерил каюту шагами, все еще с трудом веря в то, что произошло Каюта, в которой их заперли, явно принадлежала маркграфу. Может быть, он лег бы в постель со своей женой, если бы Корум остался на берегу…

Корум задрожал от отвращения и сжал голову руками. Наверное, он сошел с ума или видит кошмарный сон. Ситуация, в которой он оказался, была неестественной. Она отрицала научные знания, которые вадаги собирали в течение сотен веков. А если он был нормален, значит, мабдены обладали такими силами, о существовании которых древние расы даже не подозревали. Темные силы, нездоровые силы, которыми могли пользоваться только те, кто творил зло…


Корум измучился до такой степени, что не мог уснуть. Он подергал за ручку запертой двери. Несмотря на гнилые доски, она оказалась необычайно прочной.

Корабль жил по своим законам, и его деревянные части скрепляли не только заклепки из металла Усталость мешала Коруму ясно мыслить. Он часто смотрел в иллюминатор, но видел лишь волны да звезды на небе.

Прошло много времени, прежде чем горизонт посветлел, и Корум с облегчением подумал, что скоро наступит утро. В глубине души он был уверен, что корабль-призрак исчезнет, как только взойдет солнце, и они с Ралиной проснутся в своей постели в замке Мойдель.

Интересно, почему испугались варвары? Или битва с ними тоже была иллюзией?

А может, после поединка с Гландитом он потерял сознание и никак не может очнуться? Корум потер голову обрубком руки, облизнул пересохшие губы. Он попытался сконцентрироваться и заглянуть в другие измерения, но на этот раз у него ничего не вышло. В ожидании утра он продолжал мерить каюту шагами.

Внезапно Корум услышал какой-то странный жужжащий звук, от которого у него разболелась голова. Он наморщил лоб, потер лицо, но жужжание усилилось. Ему заложило уши. У него заныли зубы. Звук нарастал.

Корум заткнул уши руками. Из его здорового глаза покатились слезы, в пустой глазнице появилась пульсирующая боль.

Спотыкаясь, он метался по каюте, попробовал высадить дверь…

Все поплыло у него перед глазами.

Корум потерял сознание.


Он стоял в полутемной зале. Стены из камня, переливающегося всеми цветами радуги, поддерживали высокий сводчатый потолок. Искусные мастера, не хуже вадагских, создали эту залу, но в ее красоте чувствовалось что-то зловещее, чуждое древним расам.

У Корума болела голова.

Воздух перед ним сгустился, замигал бледно-голубыми огоньками и превратился в высокого юношу. На его гладком молодом лице выделялись глаза древнего старца. На нем были желтые парчовые одежды. Юноша поклонился, повернулся к Коруму спиной, подошел к каменной скамье у стены и сел.

Корум нахмурился.

— Тебе кажется, что ты спишь, магистр Корум?

— Я — Корум Джайлин Ирси, Принц в Алой Мантии, вадаг… последний вадаг на этой земле.

— Здесь нет других принцев, кроме меня, — мягко сказал юноша. — Во избежание недоразумений, советую тебе это запомнить.

Корум пожал плечами.

— Да, мне кажется, что я сплю.

— В определенном смысле ты, конечно, прав. Все мы спим. Ты попал в мабденский сон, вадаг, и никак не можешь проснуться. Тебя возмущает, что приходится жить по мабденским законам, которые управляют твоей судьбой.

— Где корабль, на котором я приплыл сюда? Где Ралина?

— С восходом солнца корабль опустился на дно. Только по ночам может он бороздить морские просторы.

— А Ралина? Юноша улыбнулся.

— Естественно, на корабле. Она выполнила условия договора, который заключила со мной.

— Значит, Ралина умерла?

— Нет, Она жива.

— Что за чушь! Как она может жить на дне моря?

— Она жива. Они никогда не умрут. Вся команда очень ей рада.

— Кто ты?

— Думаю, ты догадался, как меня зовут.

— Шуль-ан-Джайван.

— Принц Шуль-ан-Джайван. Повелитель Утопленников — один из моих титулов.

— Отдай мне Ралину.

— С удовольствием. Корум подозрительно посмотрел на колдуна.

— Что ты сказал?

— Не думаешь ли ты, что я ответил бы на ее глупое Вызывание, если б не преследовал определенной цели?

— Твоя цель — получить удовольствие от страшных мук, на которые ты ее обрек.

— Глупости. Я не малое дитя, чтобы развлекаться столь примитивным способом. Но ты, как я вижу, начал неплохо разбираться в мабденах. Всегда рассуждай в том же духе, если хочешь выжить в мабденском сне.

— Значит… это — сон?

— Конечно. Такой же, как реальная жизнь. Можно назвать его сном Бога. Или сном, который Бог воплотил в жизнь. Когда я говорю о Боге, я, само собой, имею в виду Валета Мечей, повелителя Пяти Измерений.

— Повелители Мечей! Их не существует! Предрассудки, в которые вадаги и надраги верили на заре своей цивилизации!

— Повелители Мечей существуют, магистр Корум. И по крайней мере один из них — виновник всех твоих несчастий. Это Валет Мечей решил, что мабденам пора взять власть в свои руки и уничтожить древние расы.

— Почему?

— Вы ему наскучили. И я его понимаю. Разве ты не находишь, что жить сейчас стало куда интереснее, чем раньше?

— Интереснее?

Хаос и разруха доставляют тебе удовольствие? Я думал, ты не малое дитя, чтобы развлекаться столь примитивным способом.

Шуль-ан-Джайван улыбнулся.

— Но ведь речь идет не обо мне, а о Повелителях Мечей.

— Ты говоришь загадками, принц Шуль.

— Верно. Порок, от которого я не хочу избавляться. Зато загадки и парадоксы оживляют скучную беседу.

— Если тебе наскучила наша беседа, верни мне Ралину, и я уйду.

Шуль вновь улыбнулся.

— Я могу не только вернуть тебе Ралину, но и устроить твою дальнейшую судьбу. Знаешь, почему я позволил магистру Мойделю ответить на ее Вызывание? Я хотел встретиться с тобой, магистр Корум.

— Ты не знал, что я за ней последую.

— Почти не сомневался.

— Зачем я тебе нужен?

— Хочу сделать тебе предложение. Твоя возлюбленная мне пригодится, если ты откажешься от моего подарка.

— Зачем мне отказываться от подарка?

— Многие отказываются. Люди относятся ко мне подозрительно. Им не нравится метод, которым я пользуюсь, приглашая их в гости. Мало кто замолвит о волшебнике доброе слово, магистр Корум.

Корум огляделся по сторонам.

— Как отсюда выйти? Я сам найду Ралину, принц Шуль. Я очень устал.

— Вполне естественно, ведь ты столько выстрадал. Свой сладкий сон ты принимал за реальность, а грубую реальность — за сладкий сон. Представляю себе, в каком шоке ты сейчас находишься. А выйти отсюда невозможно. Нет дверей. Да они мне и не нужны. Разве тебе не хочется выслушать меня до конца?

— Я готов тебя выслушать, если ты прекратишь говорить загадками и перейдешь к делу.

— Ты — плохой гость, магистр Корум. Я всегда считал, что вадаги любезны и обходительны.

— Я давно перестал быть типичным представителем своей расы.

— Жаль, что последний вадаг не является воплощением всех достоинств своего народа. Тем не менее я останусь радушным хозяином и выполню твою просьбу. Я древнее существо и не имею никакого отношения ни к мабденам, ни к вадагам и надрагам. Я появился задолго до начала вашей цивилизации. Моя раса вырождалась, а так как мне абсолютно не хотелось вырождаться вместе с ней, я занялся научными изысканиями, которые позволили мне познать тайны мозга. Как видишь, я преуспел. Можно сказать, что я — чистый разум. С минимальными затратами энергии я способен перемещаться из одного тела в другое, а следовательно, я бессмертен. За последнюю тысячу лет многие покушались на мою жизнь. Моя гибель привела бы к разрухе во всем мире. И поэтому — если так можно выразиться — мне было позволено продолжать свои опыты. Я совершенствовался. Ко мне пришла мудрость. Я повелеваю Жизнью и Смертью. Я могу убивать и воскрешать. Я могу подарить бессмертие, если на то будет моя воля. Короче говоря, благодаря своему уму и своему таланту я стал Богом. Возможно, не самым могущественным из всех Богов… но у меня все впереди. Теперь ты должен понять, почему Боги, которые, — тут он развел руками, — появились на свет нежданно-негаданно, благодаря космическому стечению обстоятельств, счастливой случайности, ненавидят мою божественность. Они ревнуют. Они с удовольствием расправились бы со мной, потому что своим существованием я оскорбляю их чувство собственного достоинства. Валет Мечей — мой враг. Он желает моей смерти. Вот видишь, магистр Корум, у нас с тобой много общего.

— Я не «Бог», принц Шуль. По правде говоря, до недавнего времени я вообще не верил в богов.

— То, что ты не Бог, магистр Корум, очевидно. Бестолковых Богов не бывает.

Когда я сказал, что у нас много общего, я имел в виду, что оба мы представители древних рас, которые Повелители Мечей по каким-то причинам решили уничтожить. В их глазах и ты, и я — анахронизмы. Сначала они заменили мой народ на вадагов и надрагов, потом — вадагов и надрагов заменили мабденами. Раса вадагов и надрагов — прости, что я их не разделяю, — выродилась точно так же, как моя раса. Подобно мне, ты пытаешься выжить в непривычном для тебя мире и сопротивляешься насилию. В качестве оружия я избрал науку, а ты — меч. Я оставляю за тобой право решить, кто из нас сделал правильный выбор…

— Мне кажется, для бога ты слишком мелочен, — перебил его Корум, потеряв терпение. — А сейчас…

— В настоящий момент я — мелочный Бог. Когда мои позиции упрочатся, ты увидишь перед собой Бога щедрого и величественного. Но выслушай меня до конца, магистр Корум. Разве ты не понимаешь, что я отношусь к тебе как к товарищу по несчастью?

— Пока еще ты ничем не доказал, что действуешь из дружеских побуждений.

— Я сказал, что отношусь к тебе как к товарищу по несчастью, а не как к другу. Уверяю тебя, магистр Корум, мне ничего не стоит убить и тебя, и твою возлюбленную.

— Я терпеливо и с удовольствием выслушал бы тебя, если б знал, что ты освободил Ралину от условий ужасного договора, который она с тобой заключила.

Перенеси Ралину сюда. Я хочу убедиться, что она жива и что ее можно спасти.

— Тебе придется поверить мне на слово.

— В таком случае убей меня.

Принц Шуль встал с каменной скамьи. Юноша, двигающийся и жестикулирующий словно древний старец, выглядел до крайности неприлично.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать