Жанр: Фэнтези » Майкл Муркок » Повелители мечей (страница 21)


Глава 2

ТЕМГОЛ-ЛЕП

Раздался металлический скрежет. Баркас задрожал от киля до клотика. Корум едва успел схватить лук и колчан со стрелами, как накатившая волна вышвырнула его за борт и понесла к берегу.

В рот Коруму попала вода, тело его волочило по песчаной гальке. Он ухватился за выступ скалы, подождал, когда волна схлынет, и поднялся на ноги.

Перевернутый баркас уносило в открытое море. Лук и колчан со стрелами исчезли.

Корум сделал несколько шагов вперед, затянул пояс, на котором висела шпага, поправил серебряный шлем, съехавший набекрень. Корум знал, что потерпел неудачу.

Он прошелся по берегу и уселся под высокой черной скалой. Его выкинуло неизвестно куда, баркас разбился, жизнь потеряла всякий смысл.

В эту минуту Коруму все было безразлично. Он перестал думать и о любви, и о ненависти, и о мести. Ему казалось, что он видел сон об острове Сви-ан-Фавна-Бруль, а сейчас проснулся. Во сне он получил в подарок от колдуна новую руку и новый глаз.

Вспомнив о глазе Ринна, Корум вздрогнул и дотронулся до повязки. А затем мысли нахлынули на него, и вадагский принц понял, что, согласившись на предложение Шуля, он изменил свою судьбу и теперь должен воспринимать мир таким, как он есть.

Вздохнув, Корум поднялся на ноги и посмотрел на скалу. Взобраться на нее было невозможно.

Корум пошел вдоль берега, топча серую гальку, надеясь, что рано или поздно ему удастся найти пологое место, подняться и увидеть, наконец, страну, в которую он попал.

Вынув перчатку, подаренную ему Шулем перед отъездом, Корум надел ее на левую руку. Он до сих пор не совсем верил тому, что рассказал ему колдун о руке Кулла, но у него не возникло желания проверять ее возможности. Корум шел, не останавливаясь, более часа, когда увидел небольшую бухточку и узкий проход между скалами.

Начинался прилив. Корум побежал. Он едва успел ступить на каменистую тропинку, как берег затопило водой. Тяжело дыша, он одолел крутой подъем, вскарабкался на вершину горы и увидел перед собой дорогу, ведущую в город.

Башни и минареты ослепительно сверкали под лучами раскаленного солнца.

Приглядевшись, Корум понял, что они выложены цветной мозаикой. Никогда в жизни ему не приходилось видеть ничего подобного.

Он задумался, не зная, идти в город или обойти его стороной. Если в нем живет народ дружелюбный, Корум мог бы одолжить у кого-нибудь лодку или баркас и продолжить плавание. Если в нем живут мабдены, они вряд ли согласятся оказать Коруму помощь.

А, может, это страна Рага-да-Кета? Он машинально сунул руку в карман, чтобы свериться с морскими картами, но вспомнил, что они остались на баркасе.

Уныние охватило Корума, и он зашагал по дороге в город.


Он успел пройти не более мили, когда увидел кавалерийский отряд. Воины скакали ему навстречу на длинношеих зверях с пятнистыми шкурами, изогнутыми рогами и плоскими, как у ящериц, ртами. Несмотря на очень тонкие ноги, звери мчались, как ветер, и вскоре Корум различил всадников: высоких, худых, с небольшими круглыми головами и огромными круглыми глазами. Они явно не были мабденами — с представителями этой расы Коруму встречаться не доводилось.

Корум остановился и стал ждать. Впрочем, ему больше ничего не оставалось делать.

Воины окружили вадагского принца, пристально глядя на него сверху вниз. Их носы и рты тоже были округлой формы, на лицах застыло, казалось, изумленное выражение.

— Оланджа ко? — спросил самый высокий воин, одетый в плащ-накидку из разноцветных перьев и державший в руке дубинку, напоминающую лапу гигантской птицы. — Оланджа ко, дранджер?

— Я тебя не понимаю, — ответил Корум на искаженном вадагском, на котором говорили мабдены.

Верзила наклонил голову и закрыл рот. Солдаты начали возбужденно перешептываться. Все они были одеты и вооружены одинаково.

Корум протянул руку, указывая на юг.

— Я пришел из-за моря, — сказал он на разговорном языке, общем для вадагов и надрагов.

Воин напрягся, словно услышал знакомые слова, задумался и с сожалением покачал головой.

— Оланджа ко? — повторил он. Пришла очередь Корума покачать головой. Воин изумленно посмотрел на него и почесал щеку. Не понимая, что может означать этот жест, Корум пожал плечами. Верзила ткнул пальцем в одного из всадников.

— Мор наффа!

Всадник спешился и помахал Коруму рукой, похожей на веретено, явно предлагая ему сесть а седло.

С большим трудом вадагский принц забрался на длинношеего зверя и взял в руки поводья.

— Нодж! — громко крикнул командир, отдавая приказ солдатам. — Нодж ала!

Звери помчались по направлению к городу, а пеший воин остался стоять на дороге.


Город был окружен высокой стеной, на которой были выложены красочные геометрические узоры из мозаики. Кавалькада проехала высокие ворота, миновала узкие улочки, напоминающие лабиринт, и помчалась по широкой дороге, по обеим сторонам которой росли цветущие деревья, ко дворцу, стоявшему в центре города.

Доскакав до ворот дворца, кавалькада остановилась. Все спешились, и подоспевшие слуги увели длинношеих зверей на конюшни. По широкой лестнице, которая насчитывала около ста ступеней, Корума провели в небольшой внутренний двор. Стены дворца тоже украшали узоры из мозаики, не такие яркие, как на крепостной стене, но более изысканные. Золотые, белые и бледно-голубые рисунки были примитивны, но очень красивы и вызвали у Корума восхищение.

За первым внутренним двором находился второй, с фонтанами посередине.

Золотое кресло с конической спинкой, в оправе

из огромных рубинов стояло под парусиновым тентом. Воины, сопровождавшие Корума, остановились, и в ту же секунду из дворца вышла непомерно высокого роста персона в высокой шляпе из павлиньих перьев, плаще — также из перьев, переливающихся всеми цветами радуги, — и в юбке свободного покроя из золотой парчи. Корум понял, что перед ним правитель города.

Верзила и монарх начали разговор, и Корум терпеливо ждал, когда они закончат, всем своим видом показывая, что он пришел с мирными намерениями.

Наконец, монарх обратился к Коруму с какой-то фразой, и вадагский принц покачал головой. Король вновь заговорил, и с третьей попытки Корум услышал знакомую речь.

— Ты — мабден? — спросил король на древнем надрагском языке, который Корум изучал в детстве.

— Нет, — тут же ответил он.

— Ты непохож на недрегха.

— Да, я не… недрегх. Откуда ты знаешь о недрегхах?

— Несколько столетий назад два недрегха жили при моем дворе. Кто ты?

— Я — вадаг. Король задумчиво пососал губы и громко причмокнул.

— Значит, ты — враг недрегхов?

— Сейчас я им больше не враг. Король нахмурился.

— Почему?

— Все вадаги, кроме меня, погибли, — объяснил Корум. — А те, кого ты называешь недрегхами, либо истреблены, либо стали рабами мабденов.

— Но мабдены — варвары!

— Могущественные варвары' Король кивнул.

— Так было предсказано. — Он пристально посмотрел на Корума. — А ты почему остался в живых?

— Я не захотел умирать.

— Решаешь не ты, а Ариох.

— Кто такой Ариох?

— Бог.

— Какой Бог?

— Тот, кто управляет нашими судьбами. Герцог Ариох, Повелитель Мечей.

— Валет Мечей?

— Кажется, так называют его на далеком юге. — Король заерзал на троне и облизнул губы. — Я — король Темгол-Леп. Ты находишься в моем городе, Арки. — Он помахал тощей рукой. -Это — мои поданные, Рага-да-Кета. Страна моя называется Кулокрах. Очень скоро мы тоже погибнем.

— Как так?

— Наступило время мабденов. Решение Ариоха. — Темгол-Леп пожал худыми плечами. — Ариох принял решение. Мабдены придут и уничтожат нас.

— Но ведь вы, конечно, окажете им сопротивление?

— Нет. Наступило время мабденов. Ариох командует ими. Он не трогает Рага-да-Кета потому, что мы послушны его воле. Но скоро мы погибнем. Корум покачал головой.

— Как можно уничтожить целый народ из прихоти? Тебе не кажется, что Ариох несправедлив?

— Ариох принимает решения.

Корум подумал, что вряд ли Рага-да-Кета всегда были такими фаталистами.

Возможно, они тоже вырождались.

— И тебе не жалко, что погибнет красота, которую вы создали, пропадут ваши научные знания7 — Ариох принимает решения.

Темгол-Леп, казалось, знал о планах Валета Мечей больше, чем кто бы то ни был. Возможно, Рага-да-Кета даже видели Ариоха ведь их страна находилась неподалеку от его владений — Скажи, а откуда тебе известно, какие решения принимает Ариох?

— Он объявляет свою волю через наших мудрецов.

— А мудрецы уверены, что они правильно истолковывают его волю?

— Конечно, уверены Корум вздохнул.

— Что ж, попытаюсь расстроить планы Ариоха. Не могу сказать, что я от них в восторге.

Темгол-Леп закрыл глаза. По телу его пробежала легкая дрожь. Чувствуя неудовольствие своего короля, воины переминались с ноги на ногу.

— Я не желаю больше говорить об Ариохе, — заявил Темгол-Леп — Ты — наш гость, и мы должны развлекать тебя Сейчас мы выпьем немного вина.

— Спасибо, с удовольствием.

Корум предпочел бы поесть — несколько дней у него крошки во рту не было, но ему не хотелось каким-нибудь неосторожным поступком испортить отношения с Рага-да-Кета, у которых он собирался попросить лодку или баркас, чтобы продолжить путь.

Король отдал приказание слуге, стоявшему за троном, и он молча удалился, а через несколько минут вернулся с подносом, на котором стояли два высоких кубка и золотой графин. Король поставил поднос на колено, собственноручно налил вино в один из кубков и подал его вадагскому принцу.

Корум протянул левую руку, но она неожиданно задрожала, дернулась и выбила кубок из рук короля. От удивления лицо монарха перекосилось.

Рука вытянулась, и шесть пальцев сомкнулись на горле Темгол-Лепа.

Король захрипел, попытался ударить Корума ногой. Пальцы давили все сильнее и сильнее.

Сам не понимая, что происходит, Корум громко позвал на помощь, но тут же сообразил, что охранники поняли из происходящего только одно-чужеземец напал на их короля. Выхватив из ножен шпагу, Корум очертил ею полукруг, отражая удары дубинок, похожих на птичьи лапы. Рага-да-Кета явно не умели сражаться: действия их были несогласованными, движения — неуклюжими.

Рука Кулла отпустила Темгол-Лепа, и Корум увидел, что король мертв.

Вадагский принц ужаснулся. Сам того не желая, он убил несчастное и невинное существо! Стоя над трупом короля, он рубил шпагой направо и налево, отрубая конечности, проламывая черепа. Кровь лилась рекой Внезапно Корум остался один Повсюду лежали мертвые Рага-да-Кета. Ласковое солнце разбивалось на брызги в струях фонтана. Корум поднял чужую руку а перчатке и плюнул на нее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать