Жанр: Фэнтези » Майкл Муркок » Повелители мечей (страница 23)


Весь в лохмотьях, неряшливый и грязный, человек, сидевший рядом с ним, ухмыльнулся.

— Значит, волей Ариоха можно пренебречь, — заметил Корум.

— Если мы не стали невольными участниками его планов, — ответил Ганофакс.

Он больше не улыбался.

Глава 4

ОГНЕННЫЕ ЗЕМЛИ

Постепенно Корум привык к полету, хотя все еще чувствовал себя неуютно.

Напевая что-то под нос, его товарищ по несчастью стригся и брился, используя для этой цели острый кинжал. Как выяснилось, у Ганофакса было молодое красивое лицо. Ни капельки не стесняясь, он разделся догола, выкинул лохмотья за борт корзины и оделся в брюки и рубашку, которые захватил с собой в узелке.

— Наконец-то я чувствую себя человеком! — воскликнул он. — Спасибо тебе, принц Корум, что ты посетил город Арки прежде, чем я сгнил заживо!

Корум подумал, что Ганофакс — мабден веселый и общительный, хоть и любит иногда прихвастнуть.

— Куда это мы летим, рыцарь Ганофакс? — спросил он.

— В том-то и загвоздка, принц Корум. Если б я умел управлять змеем, то не попал бы в тюрьму. Он летит, куда ему вздумается.

Они пролетали над морем.

Корум ухватился за веревки корзины и прищурился, вглядываясь в голубую даль. Ганофакс вновь запел, и слова его песни вряд ли пришлись по душе Валету Мечей, Собаке, Рогатому Медведю и восточным мабденам.

— Советую тебе выбирать выражения, — сухо заметил Корум, глядя на скалы внизу. — Мы находимся над Рифом Тысячи Лиг, а отсюда до владений Ариоха рукой подать.

— Не так уж они и близко. К тому же, надеюсь, змей скоро опустится.

Они пролетали над непонятной страной. Корум никак не мог понять, почему он видит то море, то землю на одном и том же месте.

— Скажи, это — Урди? — спросил он Ганофакса, вспомнив объяснения Шуля.

— Судя по всему, да. Нестабильная материя, которой управляют Повелители Хаоса.

— Повелители Хаоса? Никогда не слышал, чтобы Повелителей Мечей называли этим именем.

— И тем не менее они управляют нашими судьбами. Ариох один из них.

Давным-давно отгремела битва между Законом и Хаосом. Хаос выиграл, и его Повелители стали безраздельно властвовать на Пятнадцати Измерениях, а может, и за их пределами. Говорят, Закон потерпел полное поражение, Боги его исчезли, Космическое Равновесие нарушилось, и одна чаша Весов опустилась до самого конца. Все течет, все изменяется. Я слышал даже, как кто-то утверждал, что когда-то наша планета была круглой, а не сплюснутой, как сейчас.

— То, что ты мне рассказал, я читал в вадагских легендах, — заметил Корум.

— Знаю. Но вадагская цивилизация (впрочем, наряду с многими другими) достигла своего расцвета под властью Богов Закона. Именно поэтому Повелители Мечей так ненавидят древние расы. И поскольку Великим Богам не позволено вмешиваться в дела смертных, они действуют через мабденов…

— Ты в этом уверен? Ганофакс пожал плечами.

— Я слышал много версий, но эта кажется мне наиболее вероятной.

— Когда ты говоришь о Великих Богах, ты имеешь в виду Повелителей Мечей?

— И Повелителей Закона тоже. Кроме них существуют еще Великие Древние Боги, для которых миллиарды измерений не более чем песчинка на берегу моря. Ганофакс пожал плечами. — По крайней мере так мне преподавали космологию, когда я обучался на священника. Я не могу с уверенностью утверждать, что я прав.

Корум нахмурился. Он поглядел вниз и увидел желто-коричневую пустыню.

Пустыня Друнгазат, в которой не было ни одного оазиса. По прихоти судьбы он очень быстро оказался рядом с владениями Валета Мечей.

— А, может, не по прихоти?

Жара стояла страшная, нечем было дышать. Песок пустыни дрожал и переливался под лучами раскаленного солнца. Ганофакс облизнул пересохшие губы.

— Мы приближаемся к Огненным Землям, принц Корум. Взгляни.

Корум увидел на горизонте тонкую светящуюся линию. Небо полыхало зарницами.

Постепенно жара усиливалась. Корум с удивлением увидел впереди огромную стену пламени, которой, казалось, не было ни конца ни края.

— Мы сгорим заживо, Ганофакс, — мягко сказал он.

— Похоже на то.

— Неужели никак нельзя повернуть?

— Нет. Каждый раз этот змей избавляет меня от одной опасности и подвергает другой, куда более страшной.

Стена пламени приблизилась, и Корум ощутил ее горячее дыхание на своем лице. Огонь ревел и трещал, сжигая воздух.

— Это противоестественно! — задыхаясь воскликнул Корум.

— То же самое можно сказать о любом волшебстве. Хаос развлекается, нарушая гармонию природы.

— Волшебство! Я не могу больше о нем слышать! В нем нет логики!

— Вот именно. Повелители Хаоса — враги логики, жонглеры Истиной, творцы Красоты. Наверняка Огненные Земли созданы ими из эстетических побуждений.

Красота, вечно меняющаяся красота, — единственное, ради чего они живут.

— Зловещая красота.

— Для Повелителей Мечей не существует таких понятий, как добро и зло.

— Попытаюсь изменить их представления о жизни, — пробормотал Корум, отирая рукавом куртки пот с лица.

— И тебе не жаль будет уничтожить красоту, которую они создали?

Корум искоса посмотрел на Ганофакса. Может быть, этот странный мабден был слугой Валета Мечей? И заманил его, Корума, в ловушку?

— До сих пор мир обходился своей красотой, рыцарь Ганофакс, — спокойно ответил он.

— Ты прав.

Огонь трещал, языки пламени вздымались в небо. Под действием раскаленного воздуха змей резко поднялся, но его шелковое полотно начало тлеть. Корум не сомневался, что вскоре оно вспыхнет и они рухнут в гигантский костер, полыхающий внизу.

Они пролетали над стеной пламени, и Коруму, одетому в доспехи, казалось,

что его поджаривают, как черепаху в панцире. Впереди показался противоположный конец стены.

Одна из частей змея вспыхнула, затрещала и отлетела в сторону.

Ганофакс уцепился за стойку. По его красному лицу тек пот.

— Хватайся за перекладину, принц Корум! — вскричал он. -Хватайся за перекладину!

Шелковое полотно вспыхнуло, и змей стал быстро терять высоту. На правой руке Корума появились пузыри от ожогов; он захлебнулся раскаленным воздухом.

Змей вильнул, последний раз взмыл в небо, дернулся и начал падать.

Перекладину раскачивало из стороны в сторону, но Корум вцепился в нее мертвой хваткой. Затем раздался сильный треск, корзину подкинуло, и Корум сильно ударился об обсидиановую поверхность земли. Сверху на него посыпались обломки воздушного змея.

Вадагский принц поднялся на ноги с большим трудом. У него болело все тело.

Стояла невыносимая жара. Стена пламени, поднимающаяся вверх на сто футов, была совсем рядом. Слева от Корума текла мутная река расплавленной лавы. Поверхность из оплавленного вулканического стекла зеленого цвета, на которой он стоял, отражала языки пламени, как в зеркале, и ходила ходуном под ногами. Реки и ручейки жидкого огня текли повсюду.

Ганофакс громко ругался, пытаясь выбраться из-под обломков змея. Наконец ему это удалось. Тяжело дыша, он пнул обуглившийся каркас что было сил.

— Дрянь! Теперь тебе никогда не удастся меня угробить!

— Ты так уверен, что мы выберемся отсюда? — иронически спросил Корум.

Ганофакс наклонился, достал из-под обломков пояс с пристегнутым к нему мечом в ножнах и обгоревший плащ.

— Я ни в чем не уверен, принц Корум. Но, честно говоря, мне не очень хочется расставаться с жизнью.

— Если верить некоторым мабденским легендам, мы уже умерли и попали в ад.

Так называются измерения, где горит вечный огонь. Я ничего не напутал?

Ганофакс фыркнул.

— Я плохо знаю восточные легенды. Что ж, принц Корум, вернуться мы не можем, поэтому нам придется идти вперед.

— Мне говорили, что на севере находится Ледяная Пустошь, сказал Корум. Не понимаю, как лед может соседствовать с пламенем?

— Очередной каприз Повелителей Хаоса.

— Может быть.

Они осторожно шли по обсидиановой поверхности, удаляясь от стены пламени, и каждый шаг давался им с огромным трудом. Им приходилось перепрыгивать через ручейки огня, обходить озера расплавленной лавы, и через некоторое время они вынуждены были остановиться, чтобы хоть немного передохнуть. Обоих мучила жажда, оба говорили хриплыми голосами.

— Думаю, мы обречены, принц Корум. Корум устало кивнул и поднял голову.

Красные облака кипели, образовав подобие огненного купола. Казалось, весь мир был объят пламенем.

— Может, ты знаешь заклинания, вызывающие дождь, рыцарь Ганофакс?

— Увы! Мы, священники, всегда с презрением относились к дешевым трюкам.

— А жаль. Волшебники, например, очень любят устраивать эффектные зрелища.

— Но я не волшебник. А твоя сила, принц Корум? Нельзя ли воспользоваться ею, чтобы получить помощь, — тут Ганофакс вздрогнул, — из потустороннего мира?

— Думаю, нет. Его обитатели — воины. Я даже не знаю, кто они такие и почему повинуются моим приказам. И я уверен, что колдун, подаривший мне руку Кулла и глаз Ринна, знает не больше меня. По-моему, он поставил надо мной эксперимент.

— Ты обратил внимание, что солнце здесь не заходит? Нам не удастся насладиться ночной прохладой.

Корум собирался ответить, когда увидел на черной обсидиановой поверхности какое-то движение.

— Посмотри, Ганофакс, — тихо сказал он.

— Что случилось?

К ним приближался отряд примерно из двадцати всадников, вооруженных длинными копьями с зазубренными наконечниками и одетых в сверкающие красные одежды, полностью скрывающие их фигуры и лица. Они скакали на животных с четырьмя короткими ногами, двумя парами рогов на головах и крохотными злыми глазками; толстые шкуры зверей были покрыты крупной чешуей, напоминающей нагрудники кирас.

Быстро окружив Ганофакса и Корума, всадники остановились, и один из них спросил:

— Зачем пришли вы в нашу страну, чужеземцы?

— Мы очутились здесь не по собственной воле, — ответил Корум. — Нас привел сюда случай, но мы пришли с миром.

— Это не правда. Вы вооружены шпагами.

— Мы не знали, что в Огненных Землях кто-то живет, сказал Ганофакс. — И мы хотим поскорее покинуть ваши края. Не согласитесь ли вы нам помочь?

— Мы никому не позволим покинуть Огненные Земли, ответил всадник мелодичным голосом, в котором проскальзывали нотки грусти. — Только одной дорогой — сквозь Пасть Льва можно уйти отсюда, но на дороге этой путников ждет судьба, по сравнению с которой смерть — благо.

— А разве нельзя…

Всадники в красных одеждах, держа копья наперевес, двинулись на Корума и Ганофакса. Корум выхватил из ножен шпагу, Ганофакс — меч.

Лицо вадагского принца было угрюмо. Не колеблясь, он поднял повязку. На мгновение зрение его помутилось, а затем он вновь увидел потусторонний мир.

Корум едва успел подумать, что лучше бы ему умереть, чем пользоваться этой страшной силой, когда увидел глазом Ринна большую пещеру, в которой, словно статуи, стояли высокие фигуры в рваных одеждах, мятых доспехах и с дубинками в руках.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать