Жанр: Фэнтези » Майкл Муркок » Повелители мечей (страница 27)


— Неужели ты совсем меня не боишься?

— Ни капельки.

— И тебя не пугает то, что я собой олицетворяю?

— О чем ты, маленький принц?

— О справедливости. И вновь Ариох рассмеялся.

— О, как наивно ты мыслишь! На свете нет справедливости!

— Тем не менее она правила миром при Повелителях Закона.

— Все, что угодно, может существовать короткий период, даже справедливость. Но истинное состояние вселенной анархия, хаос. Трагедия смертных состоит в том, что они не могут этого постичь.

Корум не нашел, что ответить. Он уселся за стол и принялся за еду. Ариох занял место напротив и налил себе бокал вина. Корум перестал есть. Валет Мечей улыбнулся.

— Не бойся, Корум. Пища не отравлена. Зачем мне прибегать к яду?

Корум продолжил трапезу и, насытившись, сказал:

— Если желание гостя для тебя — закон, то сейчас я хочу немного отдохнуть.

— О! — Ариох озадаченно посмотрел на него. — Что ж, тогда спи. — Он махнул рукой, и Корум повалился на стол.

И уснул

Глава 7

НА ВЕЧНЫЙ БОЙ С ПОВЕЛИТЕЛЯМИ МЕЧЕЙ

Корум проснулся, с трудом открыл глаза. Стола не было. Ариох исчез.

Огромный зал, освещаемый мягким светом галерей, был погружен в полутьму.

Корум поднялся на ноги. Может, он все еще спал? А может, события прошедших дней ему тоже только приснились? Сны, превратившиеся в реальность, единственное, что он мог сказать о жизни, которую вел с тех пор, как покинул замок Эрорн.

Куда подевался герцог Ариох? Отправился по своим делам? Валет Мечей наверняка думал, что Корум не проснется до его возвращения. Что ж, он просчитался, недооценил вадагской выносливости. Должно быть, Ариох и ненавидел древние расы только потому, что ничего в них не смыслил.

Внезапно Корум понял, что ему предоставилась возможность, может быть, единственная, украсть сердце Ариоха, убежать, пока герцога нет во дворце, а затем вернуться к Шулю и освободить Ралину. Корум не думал больше о мести. Ему хотелось как можно скорее исполнить поручение колдуна и прожить свою дальнейшую жизнь с любимой женщиной в замке Мойдель на берегу моря.

Он быстро побежал наверх, промчался по галерее с переливающимися мраморными стенами, поднялся по лестнице, выкованной из сверкающего света.

Сейчас он едва мерцал, но на двери продолжал пульсировать девиз Хаоса: восемь стрел, расположенных по периметру круга.

Задыхаясь от быстрого бега, Корум остановился перед этой гигантской дверью, рядом с которой он казался карликом. Огромный Девиз Хаоса пульсировал равномерно, подобно сердцу, окуная Корума в оранжево-золотое сияние. Вадагский принц толкнул дверь, понимая бессмысленность своих действий. С тем же успехом мышь могла попытаться открыть крышку саркофага.

— Вот теперь мне нужна твоя помощь, — прошептал Корум, глядя на руку Кулла. — Но я не могу предложить обитателям потустороннего мира награды.

Рука Кулла сжалась в кулак и засветилась светом, перед которым померк девиз Хаоса. Чуть не ослепнув, Корум закрыл глаза. Он почувствовал, как рука Кулла замахнулась и нанесла по двери могучий удар. Он услышал звук, похожий на перезвон колоколов. Раздался треск — так трескается при землетрясении земля. А затем рука Кулла вновь стала его собственной. Корум открыл глаза и увидел в нижнем правом углу небольшое отверстие, в которое можно было пробраться, чуть пригнувшись.

— Если б ты всегда мне так помогала! — воскликнул он.

За дверью еще одна лестница вела в необъятную высь. Странная мелодия звучала в воздухе: она появлялась и исчезала, приближалась и удалялась. Музыка угрожала и успокаивала, говорила о красоте и о смерти, восхваляла вечную жизнь и оповещала о ее ужасах. Корум схватился за эфес шпаги и тут же понял, что здесь она ему не пригодится. Он поставил ногу на первую ступеньку и начал подниматься в высокую башню.

Налетевший ветер раздувал полы алой мантии. Холодные его порывы леденили тело, горячее его дыханье иссушало мозг. Вокруг себя Корум увидел лица, многие из которых были ему знакомы. Они искажались, как в кривом зеркале, принимая чудовищные размеры и становясь совсем крошечными. Глаза пристально смотрели на Корума. Губы ухмылялись. Раздался печальный стон. Корума поглотило черное облако. Послышался перезвон колокольчиков. Чей-то голос позвал Корума по имени, и эхо его катилось, не умолкая. Сверкающая радуга приблизилась к нему, прошла насквозь, и его тело засияло красочным многоцветьем. Корум продолжал подниматься, не останавливаясь.

Верхняя площадка лестницы напоминала платформу, висящую над бездонной пропастью. На платформе находился помост, а на помосте стоял постамент. На постаменте что-то пульсировало, испуская лучи.

Пронзенные этими лучами, неподалеку стояли, словно статуи, мабденские воины. Они следили за Корумом взглядом, в котором можно было прочесть и боль, и любопытство, и предостережение.

Корум остановился.

На постаменте лежал предмет, напоминающий драгоценный камень: маленький, сверкающий голубым светом, изготовленный в форме сердца, которое пульсировало, испуская лучи.

Сердце Ариоха.

И, судя по застывшим воинам, оно защищало само себя.

Корум сделал шаг. Луч ударил ему в щеку, и щека дернулась.

Корум пошел вперед. Два луча пронзили его грудь, и он задрожал, но не застыл на месте. Мабденские воины остались сзади. Лучи били в его тело и голову, но, как ни странно, они вызывали у него приятные ощущения. Он протянул правую руку, но рука Кулла вновь ожила и схватила сердце Ариоха.

— Весь мир, должно быть, заполнен осколками Богов, — прошептал Корум.

Он повернулся и увидел, что мабденские воины ожили. Они растирали себе лица, массировали руки и ноги, вкладывали мечи в ножны. Корум обратился к одному из них:

— Зачем тебе понадобилось сердце Ариоха?

— Мне оно не к чему. Колдун подарил мне жизнь с условием, что я добуду ему сердце Валета Мечей.

— Какой колдун? Уж не Шуль ли?

— Он самый. Принц Шуль.

Корум посмотрел на остальных мабденов и услышал разноголосый хор:

— Меня послал Шуль.

— И меня.

— И меня. Корум вздохнул.

— Я тоже выполняю поручение Шуля. Но я не думал, что он пытается украсть сердце Ариоха не в первый раз.

— Ариох его дурачит, — сообщил ему мабденский воин. — Я точно знаю, что на самом деле Шуль — ничтожество. Валет дает колдуну свою силу, потому что ему нравится иметь врага, с которым он может играть, как кошка с мышкой. Но сейчас ты украл его сердце. Вряд ли Ариох предполагал, что правила этой игры будет диктовать не он, а другой.

— Верно, — согласился Корум. — Валет допустил оплошность. Теперь я должен выбраться из дворца, пока он не вернулся.

— Ты возьмешь нас с собой? — спросил мабден. Корум кивнул.

— Поторопитесь.

Они начали осторожно спускаться с башни.

На полпути один из мабденов страшно закричал, взмахнул руками и полетел в зияющую пустоту.

Они ускорили шаг, миновали отверстие в гигантской двери; по лестнице из сверкающего света прошли в галерею с переливающимися мраморными стенами; очутились в полутемном зале.

Корум стал искать серебряную дверь, через которую проник во дворец, но поиски его не увенчались успехом, хотя он обошел нижнюю галерею несколько раз.

Корум понял, что дверь исчезла.

Внезапно зал ярко осветился, и вадагский принц увидел жирного великана, лежащего на куче отбросов. Мабдены-паразиты сновали по его телу: под мышками, по груди, за ушами, в паху.

Великан громко рассмеялся.

— Вот видишь, Корум, какой я добрый! Я исполнил все твои желания. Ты даже заполучил мое сердце. Увы! Я не могу позволить тебе унести его с собой. Без сердца я потеряю власть над Пятью Измерениями. Видно, придется мне вставить его туда, где ему положено быть: в свою грудь! Голова Корума поникла.

— Валет Мечей обманул нас, — сказал он насмерть перепуганным мабденским воинам. И один из них ответил:

— Он использовал тебя в своих целях, принц. Разве ты не знал, что Ариох не мог сам забрать своего сердца?

Валет расхохотался, и его жирные живот заходил ходуном. Мабдены-паразиты посыпались на пол.

— Истинная правда! Ты оказал мне услугу, принц Корум! Сердце каждого из Повелителей Мечей находится в таком месте, куда в первую очередь нет доступа ему самому, дабы остальные могли быть уверены, что он не посягнет на их власть.

Видишь ли, Бог не может завоевать чужие владения, не имея сердца. А у меня оно есть, и я их завоюю… или не завоюю… там видно будет.

— Значит, я помог тебе, думая, что… Голос Корума пресекся от волнения.

От смеха Ариоха затрясся каменный пол.

— Хорошая шутка, правда? А теперь давай сюда мое сердце, маленький вадаг!

Корум прислонился к стене и выхватил шпагу из ножен. Сердце Ариоха было у него в левой руке, шпага — в правой.

— Только через мой труп!

— Как скажешь, принц Корум.

Чудовищная рука протянулась к нему, и Корум отпрыгнул в сторону. Ариох вновь расхохотался, подхватил с пола двух мабденских воинов, закричавших от ужаса, и сунул себе в рот. Раздался хруст. Ариох рыгнул и выплюнул меч. Затем повернул голову и посмотрел на Корума.

Вадагский принц спрятался за колонну. Рука Ариоха попыталась его нашарить.

Корум побежал.

От раскатов громового хохота содрогнулись стены. Веселье Бога отразилось и на мабденах-паразитах, возбужденно заверещавших. Ариох задел рукой колонну, и она с грохотом упала. Валет Мечей схватил Корума и перестал смеяться.

— Отдай мое сердце!

Корум ловил ртом воздух. Рука, сжимавшая его, была мягкой и потной, с грязными обкусанными ногтями.

— Отдай мое сердце, жалкий червь!

— Нет!

Шпага Корума глубоко вонзилась в большой палец Ариоха, но Бог не обратил на это ни малейшего внимания. Мабдены-паразиты, уцепившиеся за волосы на его груди, смотрели на Корума отсутствующим взглядом. У него трещали ребра, но он не выпустил сердце Ариоха из своей левой руки.

— Ну и Бог с тобой, — внезапно сказал Валет Мечей, ослабляя свой захват. В конце концов, я могу проглотить и тебя, и сердце.

Он поднес руку ко рту. От зловонного дыхания Корум чуть было не задохнулся. Он видел гнилые корни зубов, волосатые ноздри, огромные глаза. Рот открылся, чтобы проглотить его. Корум ударил шпагой по верхней губе, с ужасом глядя в красную глотку Бога.

Затем левая рука Корума пришла в движение помимо его воли. Она сдавила сердце Ариоха. Корум никогда не смог бы сделать этого сам: не хватило бы сил.

Но рука Кулла вновь показала свою мощь.

Ариох перестал смеяться. Звук, похожий на рычание, вырвался из его горла.

Огромные глаза расширились, в них появился какой-то странный свет.

Рука Кулла сдавила сердце еще сильнее.

Ариох отчаянно закричал.

Сердце начало крошиться. Красные и голубые лучи брызнули из-под шести пальцев.

Стон, похожий на свист, пронесся по залу.

Ариох заплакал. Его посиневшие губы зашевелились.

— Нет, смертный… не надо… — В голосе Валета слышалась мольба. — Прошу тебя, смертный. Мы можем…

Тело великана начало таять в воздухе. Рука, державшая Корума, потеряла свои очертания.

Он упал с большой высоты, и осколки сердца Ариоха покатились по каменному полу. Корум увидел исчезающего Бога и, теряя сознание, услышал скорбный стон и последние его слова:

— Корум, принц вадагский! Ты победил, и теперь обречен на вечный бой с Повелителями Мечей!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать