Жанр: Фэнтези » Майкл Муркок » Повелители мечей (страница 38)


Корум в ужасе огляделся по сторонам, но обойти Озеро Голосов было невозможно — на многие мили вокруг расстилалось непроходимое топкое болото.

Корум заставил себя подойти к берегу. Мужчины, женщины, дети стенали, словно души их мучились вечными муками.

— Пожалуйста…

— Я хочу… я хочу… я хочу…

— Никто не…

— Эта мука…

— Но почему?..

— Ложь… меня обманули…

— Меня тоже обманули… я не могу…

— Аааааааа! Аааааааа!Аааааааа!

— Помоги мне, молю тебя!

— Помоги мне!

— … ги мне…

— … и мне…

— Мне…

— Судьбы моей нельзя избежать, разве только…

— Ха!

— Помоги!

— Сжалься!

— Спаси ее… спаси ее… спаси ее…

— Я так страдаю…

— Ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха, ха…

— Было так прекрасно, и кругом горели огни…

— Звери… звери… звери… звери… звери…

— Ребенок… это был ребенок…

— Все утро она плакала и плакала, пока не покинула меня…

— Искусство…

— Покинутый в Рендане, я тосковал о ней…

— Покой…

— Я хочу… я хочу… я хочу…

— Покой… покой… покой…

— Покой…


Корум увидел на берегу лодку, словно поджидавшую путешественников. Быть может, они сойдут с ума… если, конечно, переберутся на другую сторону озера.

Глава 2

БЕЛАЯ РЕКА

Корум и Джерри, усевшись рядом, налегли на длинные весла. Ралина, рыдая, лежала на корме. С каждым гребком вместо всплесков раздавались новые голоса, словно в каплях воды были заключены души человеческие, стремящиеся вырваться на свободу, осознающие весь ужас своего положения. Корум невольно подумал, что всех утопленников ждет такая судьба, хотя не каждого из них можно будет услышать. Он постарался как можно скорее выкинуть эту жуткую мысль из головы.

— Хочу, чтобы…

— Так будет…

— Если я…

— Смогу…

— Любовь… любовь… любовь…

— Печальные песни успокоят страждущие души, нежно и ласково принесут им покой…

— Прекратите! Остановитесь! — умоляюще закричала Ралина, но голоса не умолкли. Корум и Джерри налегли на весла.

— Я хочу… я хочу… я хочу… я хочу…

— Я пробудился, проклиная…

— Однажды… однажды… однажды…

— Помоги нам!

— Освободи нас!

— Дай нам покой! Покой!

— Пожалуйста, покой, пожалуйста, покой…

— Безнадежно…

— Холодно…

— Холодно…

— Холодно…

— Мы не можем помочь вам, — простонал Корум. — Мы бессильны!

Ралина кричала и рыдала взахлеб.

Губы Джерри-а-Конеля были крепко сжаты, глаза его смотрели вдаль, тело ритмично двигалось взад и вперед, в такт гребкам.

— О, спасите нас!

— Спаси меня!

— Ребенок, ребенок…

— Плохой, сумасшедший, печальный, прошедший, прошедший, глухой, одинокий, нормальный, страдалец печальный…

— Замолчите! Мы ничего не можем для вас сделать!

— Корум! Остановите их! Неужели твои защитники не могут им помочь?

— Нет.

— Аааааааа!

— Орум каниш, орум каниш, орум каниш, сашан форум, алан алан, орум каниш, орум каниш…

— Ха, ха, ха, ха, ха…

— Никто, ничто, нигде, никогда, глупо страдать, для чего, зачем…

— Шепчи мягко, шепчи тихо, но шепчи.. шепчи… шепчи…

— Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет…

Корум греб одной рукой, а второй ожесточенно бил себя по голове, словно пытаясь изгнать оттуда многоголосый хор. Обессилевшая Ралина свалилась на дно лодки, и вадагский принц теперь уже не мог отличить ее слезный голос от других голосов.

— Прекратите!

— Прекратите… прекратите… прекратите… прекратите…

— Прекратите…

— Прекратите…

— Прекратите…

По лицу Джерри-а-Конеля текли слезы, но он продолжал грести, ни разу не сбившись с ритма. Один только кот невозмутимо сидел между своим хозяином и Корумом и спокойно мыл мордочку лапой. Для Базилия эта вода не отличалась от любой другой, и он старался держаться от нее подальше.

— Спаси нас, спаси нас, спаси нас, спаси нас… Глубокий, добродушный голос заглушил остальные.

— Почему бы вам не присоединиться к ним? Вы сразу перестанете мучаться.

Бросайте весла, выходите из лодки в мягкую прозрачную воду, и она откроет вам свои нежные объятия. Зачем гордо страдать в одиночестве, когда можно радоваться всем вместе?

— Нет, не слушайте! Слушайте меня!

— Слушайте нас!

— Не слушайте их. Ведь они по-настоящему счастливы. Ваше неожиданное появление мешает им собраться с мыслями. Они мечтают соединиться с вами, соединиться с вами… соединиться с вами…

— Нет, нет, нет!

— Нет! — вскричал Корум. Он выхватил весло из уключины и принялся бить им по воде. — Прекратите! Прекратите! Прекратите!

— Корум! — За все время, что они провели на озере, Джерри заговорил впервые. Он откинулся на борт, стараясь удержать лодку в равновесии. Ралина подняла голову и уставилась на своих спутников безумными глазами. — Корум! Ты все равно не сможешь им помочь! Ты нас погубишь!

— Прекратите! Прекратите! Прекратите! Отняв одну руку от весла, Джерри дернул вадагского принца за край мантии.

— Корум! Опомнись!

Внезапно Принц в Алой Мантии сел на место и посмотрел на Джерии, как на своего заклятого врага. Постепенно выражение его лица смягчилось, и, вдев весло, в уключину, он начал грести. До берега было рукой подать.

— Мы должны как можно скорее высадиться, — сказал Джерри. — Это единственный способ избавиться от голосов. Потерпи, осталось совсем немного.

— Да, — с трудом произнес Корум. — Да… Он продолжал грести, стараясь не смотреть на измученное лицо Ралины.

— Расплавленные спящие змеи, и старые совы, и голодные ястребы наводняют мои воспоминания о Каратату…

— Соединяйтесь с ними, и все их волшебные воспоминания станут вашими.

Соединяйтесь с ними, принц Корум, госпожа Ралина, рыцарь Джерри. Соединяйтесь с ними. Соединяйтесь с ними. Соединяйтесь с ними.

— Кто ты? — спросил Корум? — Что ты с ними сделала?

— Я — Голос и Душа Озера Голосов. Во мне слились их голоса и души. Я несу им мир и покой. Не слушайте тех, кто громко кричит. Заблудшие души всегда недовольны…

— Нет, нет, нет, нет…

Корум и Джерри налегли на весла, и днище лодки внезапно заскрипело по песчаному пляжу берега. Вода заволновалась; высокая волна поднялась в небо и,

раскачиваясь, взревела:

— НЕТ! Я НЕ ПОТЕРПЛЮ ВОЗРАЖЕНИЙ! ВЫ — МОИ! НИКТО НЕ ПОКИНЕТ ОЗЕРО ГОЛОСОВ!

Волна заколебалась, и они увидели свирепое, искаженное неописуемой яростью лицо, тяжелое туловище и руки, жадно тянущиеся в их сторону.

— ВЫ — МОИ! ВАМ ПРИДЕТСЯ ПЕТЬ ВМЕСТЕ СО ВСЕМИ, СТАТЬ ЧАСТЬЮ МОЕГО ХОРА!

Трое путешественников быстро выскочили из лодки и побежали по берегу, а чудовище ревело все громче и громче:

— ВЫ — МОИ! ВЫ — МОИ! Я ПРИКАЗЫВАЮ ВАМ ОСТАТЬСЯ! А тысячи тоненьких голосов звенели:

— Бегите, бегите скорее, не возвращайтесь, бегите, бегите, бегите…

— ПРЕДАТЕЛИ! ПРИКАЗЫВАЮ ВАМ ЗАМОЛЧАТЬ! Внезапно наступила мертвая тишина.

Водяное чудовище, в отчаянии воздев руки, вскричало:

— НЕТ! ИЗ-ЗА ВАС МОИ ГОЛОСА ЗАМОЛЧАЛИ — МОИ ГОЛОСА — МОИ ЛЮБИМЦЫ! ТЕПЕРЬ ОНИ ИСЧЕЗЛИ НАВЕКИ! МНЕ ПРИДЕТСЯ НАБИРАТЬ НОВЫЙ ХОР! ВЕРНИТЕСЬ! ВЕРНИТЕСЬ!

Волна перегнулась чуть ли не пополам, пытаясь схватить смертных, обманувших ее ожидания. Затем, не в силах больше сохранять свой облик, она с громким всплеском упала обратно в озеро. Перед путешественниками вновь расстилалась спокойная голубая гладь, которой они так восхищались, глядя со склонов горы.

Корум глубоко вздохнул и уселся на траву.

— Кончено, — устало сказал он. — Наконец-то эти несчастные обрели покой. Он улыбнулся, глядя на взъерошенного кота, и представил себе, как испугался Базилий, когда волна пыталась нахлынуть на берег.

Немного отдохнув, путешественники взобрались на холм и увидели перед собой коричневую пустыню, по которой текла белая, как молоко, широкая река.

Корум вздохнул.

— Конца-края не видно.

— Посмотри! — внезапно сказала Ралина и протянула руку, — Всадник!

И действительно, по направлению к ним по склону холма скакал какой-то человек, пригибаясь к шее усталой лошади. Он крепко спал, но на всякий случай Корум вытащил шпагу из ножен. Одетый в засаленные, потертые кожаные одежды, незнакомец держал в одной руке меч на перевязи, а в другой — поводья. По усталому измученному лицу с орлиным носом и неухоженной бородой трудно было определить его возраст. Выглядел он довольно непритязательно, но на луке его седла висела (хоть и покрытая пылью) золотая корона, украшенная драгоценными камнями.

— Может, это — вор? — предположила Ралина. — Украл корону, а теперь скрывается от преследования.

Лошадь пошла медленным шагом; не доходя нескольких футов до путешественников, она остановилась, грустно посмотрела на них, нагнула голову и принялась щипать травку.

Всадник зашевелился. Приподнялся в седле, протер глаза. Равнодушно посмотрел на Корума, Ралину и Джерри. Что-то пробормотал себе под нос.

— Приветствую тебя, рыцарь, — сказал Корум. Измученный человек прищурился и посмотрел на вадагского принца. Затем, намеренно не обращая внимания на путешественников, потянулся за бутылью с водой, всласть напился и убрал ее на место.

— Приветствую тебя, — повторил Корум. Всадник кивнул.

— Здравствуй.

— Из каких ты краев? — спросил Джерри. — Дело в том, что мы заблудились и будем рады, если ты подскажешь, где мы находимся и что лежит за этой пустыней.

Незнакомец вздохнул, огляделся по сторонам.

— Это не пустыня, а Поле Крови. Река называется Белой, или Молочной, хотя в ней течет отнюдь не молоко.

— Почему Поле Крови? — спросила Ралина. Всадник нахмурился и выпрямился в седле.

— Потому, госпожа, что это — поле, и покрыто оно кровью. То что тебе кажется коричневым песком — высохшая кровь, пролитая тысячелетия тому назад в битве между Законом и Хаосом.

— А что находится за Полем Крови?

— Много чего, но в нашем мире, — после того, как его захватил Хаос, — нет пейзажей, которые радуют глаз.

— Тебе не нравится Хаос?

— Как он может мне нравиться? Хаос разорил меня, отправил в изгнание, был бы рад моей смерти. Я вынужден скрываться, вести кочевой образ жизни. Быть может, когда-нибудь…

Джерри-а-Конель представил незнакомцу своих друзей, затем представился сам.

— Нам необходимо найти Город в Пирамиде, — сказал он. Всадник рассмеялся.

— И только! Я тоже его ищу и, кажется, перестал верить в его существование. По-моему, Хаос специально распространяет о нем слухи, чтобы поиздеваться над людьми, вселив в их души несбыточные надежды. Меня зовут, господа, Король без Королевства. Когда-то я носил имя Норег-Дана и правил прекрасной страной. Говорят, я был справедливым и мудрым монархом. А потом в нашем мире воцарился Хаос, и его приспешники истребили мой народ. Теперь мне ничего не остается, как скитаться в поисках сказочного города…

— Несмотря на то что ты не веришь в его существование?

— Сколько ни искал, я не сумел найти Города в Пирамиде.

— Может, он находится за Полем Крови? — предположил Корум.

— Может быть, но я не настолько глуп, чтобы путешествовать по пустыне, не зная, где она заканчивается. У вас же нет лошадей, а пешими вы далеко не уйдете. — Норег-Дан пожал плечами. — Я не трус, но у меня сохранились остатки здравого смысла. Можно было бы попытаться пересечь пустыню на лодке, но ее не из чего построить, потому что леса здесь нет…

— А лодка — есть, — перебил его Джерри.

— Ты хочешь вернуться к Озеру Голосов? — тревожно спросила Ралина.

— Озеро Голосов! — воскликнул Норег-Дан и покачал головой. — Не ходите туда, утопленники зазовут вас…

Корум рассказал, что с ними приключилось, и Король без Королевства слушал, затаив дыхание. В конце рассказа он восхищенно улыбнулся, соскочил с лошади и подошел к вадагскому принцу.

— Ты — странный человек, — сказал он. — У тебя шестипалая рука, повязка на глазу, незнакомые мне вооружение и доспехи, но… ты герой, и я поздравляю тебя — и всех вас — с большой победой. — Он посмотрел на Ралину и Джерри. — Я с удовольствием пойду с вами на берег озера и помогу перетащить старую лодку Фриншака. Привяжем ее к моей лошади.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать