Жанр: Фэнтези » Майкл Муркок » Повелители мечей (страница 49)


Твое счастье, что ты не понимаешь, о чем я говорю, Корум. — И он вновь бросился на Принца в Алой Мантии, высоко занеся меч над головой.

Корум отклонил корпус и нанес страшной силы удар по колену Гейнора. Ноги Проклятого Принца подкосились, и он отступил на шаг, бросив через плечо взгляд на свою армию.

Отряд Полиб-Бава завершил кровавую жатву. Один за другим воины подбирали трупы и волокли их в пещеру потустороннего мира.

Дико вскрикнув, Гейнор вновь бросился на вадагского принца, схватив его за запястье правой руки. Корум вырвался, но лезвие меча сверкнуло, опустившись ему на плечо, пробило первый — серебряный — слой кольчуги. Вадагский принц выпустил шпагу из рук, и Гейнор подхватил ее.

— Сдавайся, принц Корум! Сдавайся, и я сохраню тебе жизнь!

— И отведешь к своей госпоже, королеве Ксиомбарг?

— Это мой долг.

— Я никогда тебе не сдамся!

— Тогда я вынужден буду убить тебя! Все еще тяжело дыша. Принц Гейнор Проклятый бросил шпагу Корума в грязь и пошел к своему врагу, чеканя шаг.

Глава 4

СРАЖЕНИЕ С ВАРВАРАМИ

Инстинктивно Корум закрыл лицо, защищаясь от удара. Внезапно рука Кулла, не раз спасавшая ему жизнь, ожила, схватила меч за лезвие, шутя вырвала его из рук Гейнора и ударила Проклятого Принца рукоятью по голове.

Гейнор застонал и медленно осел на землю. Теперь уже Корум бросился на него и схватил за одетую в металл шею.

— Сдаешься, принц Гейнор?

— Я не могу сдаться, — раздался глухой голос. — Мне некого сдавать.

Рука Кулла, все еще жившая самостоятельной жизнью, дернула поверженного врага за забрало.

— НЕТ! — вскричал принц Гейнор. — Ни один смертный не должен видеть моего лица! — Он попытался извернуться, но Корум крепко держал его, а рука Кулла вновь потянула забрало вверх.

— ПРОШУ ТЕБЯ! Забрало приподнялось.

— Я ЗАКЛИНАЮ ТЕБЯ, ПРИНЦ В АЛОЙ МАНТИИ! ОТПУСТИ МЕНЯ! Я НИКОГДА НЕ ПРИЧИНЮ ТЕБЕ ВРЕДА!

— Ты не имеешь права мне клясться, — сурово сказал Корум. — Ты — слуга Хаоса, и у тебя нет ни чести, ни совести. Молящий голос звучал, словно из пустоты.

— Пощади меня, Корум!

— А я не имею права щадить тебя, потому что я — слуга Закона.

Забрало поднялось.

Ошеломленный Корум увидел молодое лицо, похожее на маску из копошащихся белых могильных червей. В мертвых красных глазах утонули такой страх и такое отчаяние, которые Коруму не могли привидеться и в кошмарном бреду. Лицо его вспухло, как у покойника, издавая зловонный запах, превратилось в женское, опять в мужское, в детское, в… — Корум с ужасом узнал в нем свои собственные черты. За миллионы лет проклятый принц Гейнор сменил множество обликов, и они чередовались один за другим, а в красных глазах застыла мучительная агония.

Миллионы лет страданий. Видимо, тяжким было безымянное преступление Гейнора; настолько тяжким, что взвешивали его Космические Весы. Облики все менялись и менялись, и теперь уже Корум не держал Проклятого Принца, а положил его голову к себе на колени и плакал навзрыд, скорбя о том, кто заплатил… платит, будет платить цену, которую не должно платить ни одно живое существо.

И Корум понял, что свершилась последняя справедливость, равная последней несправедливости. Принц Гейнор не мог умереть. Он переходил из одного существования в другое, и вскоре должен был появиться вдали от Пятнадцати Измерений, продолжая обреченно служить Хаосу.

Сверкающие доспехи были пусты.


Как в полузабытьи, услышал вадагский принц голос Джерри-а-Конеля:

— Скорее, Корум! Дело сделано! Садись на лошадь Гейнора, и бежим! Варвары приходят в себя!

Спутник героев тряс его за плечо. Корум поднялся на ноги, подобрал свою шпагу, послушно сел в седло, отделанное черным деревом и слоновой костью…

Они скакали к Хельвиг-нан-Вейку, а солдаты Лир-а-Брода преследовали их по пятам.

Городские ворота открылись и быстро захлопнулись, а варвары в бессильной злобе застучали мечами по обитым железом створкам. Соскочив с коней, Корум и Джерри увидели встречающих их Ональда и Ралину.

— Принц Гейнор жив? — взволнованно спросил король Лайв-ан-Эша.

— Да, — безжизненным голосом ответил Корум. — Он жив.

— Значит, ничего не вышло!

— Нет.

Корум отвернулся и зашагал по темней улице, ведя в поводу лошадь своего врага. Он ни с кем не хотел разговаривать, даже с Ралиной.

Ональд поднял руку, словно пытаясь задержать его, потом посмотрел на Джерри-а-Конеля, — Я ничего не понял из его ответа. — Корум победил Гейнора, — устало сказал вечный странник. — Варвары лишились главнокомандующего. Но численность их осталась прежней, и Собака и Медведь по-прежнему им помогают. — Он невесело засмеялся. — Вот и все новости, король Ональд.

Ралина молча смотрела вслед Коруму, который шел с низко опущенной головой, едва волоча ноги.

Король Ональд вздохнул.

— Пойду отдам распоряжения. Надо подготовиться к штурму. Думаю, они пойдут на приступ города рано утром.

— И я так думаю, — рассеянно согласилась Ралина. Ей очень хотелось пойти к Коруму, но она подавила в себе это желание.


На заре армия короля Лир-а-Брода, войско из Бро-ан-Мабдена, а также отряды Собаки и Медведя сомкнули кольцо вокруг Хельвиг-нан-Вейка.

Защитники города стояли на низких крепостных стенах. Варвары не взяли с собой осадных орудий, полагаясь на военное искусство принца Гейнора, который помог им захватить не один город. Но их было слишком много. Нескончаемые потоки пехоты, кавалерии, повозок хлынули к столице Лайвм-ан-Эша.

Корум отдохнул несколько часов, но заснуть ему не удалось. Лицо Гейнора все время стояло у него перед глазами. Вадагский принц попытался вспомнить о своей ненависти к Гландит-а-Краю и вгляделся в море голов, чтобы найти вождя денледисси, но того нигде не было видно. Может, он все еще охотился за Корумом в окрестностях замка Мойдель?

Король Лир красовался на белом скакуне, держа в руках знамя своей армии.

Рядом с ним на низкорослой лошадке

сидел горбатый король Бро-ан-Мабдена, Кронекин-а-Дрок. Он был полуидиотом, и в народе его прозвали «Маленькой Жабой».

Варвары маршировали не в ногу, часто ломая ряды, и Лир-а-Брод нервно на них посматривал: видимо, он не умел командовать такими большими силами.

Затем король Лир высоко поднял железный меч, и в ту же секунду всадники выпустили по Хельвигу тысячи зажженных стрел. В городе загорелся сухой кустарник, который долгое время не поливали.

Король Ональд слышал о судьбе осажденных городов и приготовился к подобной атаке. Жители Хельвига, в течение нескольких дней собиравшие мочу в большие сосуды, затушили пожар.

Громко крича, варвары подскакали к стенам города. Отряды Собаки и Медведя остались в резерве.

Корум безразлично смотрел на разворачивающееся сражение. Запыхавшийся мабден с факелом в одной руке и мечом в другой вскарабкался на стену, и вадагский принц нехотя проткнул его шпагой.

Все утро Корум дрался на стенах, отражая атаку за атакой, но мысли его были далеко. Рядом с ним бились Ралина, Джерри и Белдан. Но защитники города практически не отдыхали, а у короля Лира хватило ума посылать на штурм все новых и новых воинов.

Корум сражался машинально, не совсем понимая, что он делает. Кольчуга его была порвана в нескольких местах, из неглубоких ран шла кровь, но он и этого не замечал.

Дым поднимался над Хельвиг-нан-Вейком. Кровь хлестала ручьями. Содержимое вспоротых животов перепачкало стены. Повсюду валялось сломанное оружие, трупы лежали штабелями, за которыми защитники города сражались, как за баррикадами.

Внизу варвары пытались сломать ворота, орудуя наспех срубленными стволами деревьев, но обитые железом створки пока что не поддавались.

Продолжая находиться в какой-то прострации, Корум подумал, что его поединок с принцем Гейнором не был бессмысленным. Если бы эмиссар королевы Ксиомбарг командовал сейчас войском варваров, от Хельвиг-нан-Вейка не осталось бы камня на камне.

Долго ли смогут они продержаться? Когда лорд Аркин достанет необходимые Небесному Городу элементы? Жив ли еще принц Юретт?

Корум хмуро улыбнулся. Повелительница Мечей наверняка уже знала, что он победил Гейнора. Гнев Ксиомбарг будет ужасен, чувство бессилия, которое она испытает, приведет ее в ярость. Быть может, она оставит Гаалас-кор-Гварус а покое и все свои силы бросит на Лайвм-ан-Эш?

А может, наоборот, попытается уничтожить Город в. Пирамиде, чего бы это ей не стоило?

Корум постарался выкинуть все мысли из головы. Зачем думать? Он подобрал копье, брошенное варваром, и швырнул пса обратно, пронзив живот мабденскому воину, который схватился за древко, покачнулся и упал со стены на гору трупов.

После полудня сигнальные рожки протрубили отбой, и варвары отступили, унося с собой раненых.

Корум видел, как король Лир совещается с королем Кроникеном. Наверное, скоро а бой вступят армии Собаки, и Медведя. А может, двум королям было наплевать, ценою скольких человеческих жизней возьмут они город? К вадагскому принцу подбежал мальчик.

— Принц Корум! — крикнул он. — Тебя просят срочно прийти в храм.

Ноги Корума затекли, с трудом гнулись в коленях. Он сошел с городской стены и уселся в коляску, которую прислал за ним Анерьян-а-Найвиш.

Жрец, как всегда, встретил его у входа.

— Лорд Аркин вернулся?

— Да, принц Корум. Корум вошел в большой зав л остановился, глядя на лежащих на матрасах людей.

— Они умирают, — тихо сказал Алерьян. — Ты можешь спокойно говорить в присутствии этих бедняг.

Из глубоких теней в углу зала вышел Повелитель Закона. Лицо его, хоть он и был Богом, выглядело очень усталым.

— Возьми, — сказал лорд Аркин, протягивая Коруму металлическую коробку. Не открывай крышки, потому что излучение элементов может убить тебя. Передай капитану воздушного корабля, чтобы он как можно скорее возвращался в Гвалас-кор-Гварус.

— Но ведь корабль не сможет преодолеть барьер между сферами!

— Я открою Врата, по крайней мере надеюсь, что у меня это получится.

Ксиомбарг ведет со мной тонкую игру, и я почти лишился сил. Попытаюсь раздвинуть пространство рядом с Небесным Городом, потому что корабль погибнет, оказавшись вдали от него. Я сделаю все, что смогу.

Корум кивнул.

— Я буду молиться за благополучие Гвалас-кор-Гваруса.

Аркин усмехнулся.

— Только не молись мне. Я знаю не больше твоего. Вадагский принц поспешно вышел из храма, держа под мышкой коробку из тусклого металла. Она была тяжелой и теплой на ощупь. Корум сел в коляску, хлестнул лошадей, помчался по заваленным камнями улицам ко дворцу короля Ональда. Он быстро взбежал по лестнице на крышу, где стоял воздушный корабль. Протянув коробку капитану, который с сомнением посмотрел на нее и запер в ящик стола в рубке, Корум передал ему слова лорда Аркина.

— Прощай, Бвудит-а-Горн, — с чувством произнес вадагский принц. — Дай тебе Бог вернуться в Город в Пирамиде и прилететь на нем в наше измерение.

Бвудит отсалютовал Коруму и поднял корабль в воздух. Внезапно в небе появилось темное пятно. Оно дрожало и колебалось. В глубине пятна проносились золотые облака, шел дождь из пурпурных искр.

Оно поглотило воздушный корабль и затянулось. Корум молча смотрел наверх, и в этот момент страшный рев вырвался из тысяч и тысяч глоток. Варвары вновь пошли на приступ.

Вадагский принц сбежал по лестнице. Перед дворцом он увидел плачущих женщин. Некоторые рыдали взахлеб. Многие стояли на коленях. Несколько высоких воинов несли на плечах носилки, на которых лежало тело, закрытое плащом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать