Жанр: Фэнтези » Майкл Муркок » Повелители мечей (страница 64)


Глава 5

ЛЕДИ ДЖЕЙН ПЕНТАЛЬОН

Они прошли в просторную прохладную комнату. Цветы в вазах источали нежные ароматы. На небольшом дубовом столике у открытого окна стояло множество закусок, вино и фрукты.

Корум снял серебряный шлем и глубоко поклонился.

— Мы благодарим тебя, леди Джейн, за твое гостеприимство. Как приятно встретить доброго человека в стране, где на тебя смотрят с подозрением и ненавистью. Улыбнувшись, она кивнула.

— Эльфы намного добрее нас, людей.

— Эльфы? — вежливо переспросил Корум. Джерри-а-Конель вытащил из-за пазухи помятую шляпу, с которой никогда не расставался, и с сожалением поглядел на нее.

— Удивительно! — задумчиво произнес он. — Я прихожу к выводу, что невзгоды, выпадающие на долю путешественников, тяжелее всего переносят их шляпы. Что же касается леди Пентальон, она говорит о твоей расе, принц Корум.

Вадаги, мельнибонийцы и нелакриане (которых в этой стране называют эльфами, демонами, джиннами и даже богами) отличаются друг от друга разве что разрезом глаз.

— Прости — меня, принц Корум, — мягко сказала леди Джейн. — Я не забыла, что ты — вадаг, но слово «эльф» слишком сладостно для моего слуха, так же как древняя речь, которую я не слышала уже много лет.

— Называй меня, как тебе больше нравится, — учтиво сказал Корум. — Ты не только спасла мне жизнь, но и сохранила спокойствие моего ума. Скажи, откуда ты знаешь вадагский язык?

— Я с удовольствием расскажу историю своей жизни, но сначала вам необходимо подкрепиться. У эльфов изысканный вкус, и поэтому я постараюсь приготовить пищу понежнее.

Корум и Джерри уселись за стол и принялись за еду, вкуснее которой вадагский принц не ел уже много дней. Леди Джейн Пентальон начала говорить, и голос ее звучал словно издалека.


Мне было семнадцать, когда я осталась совсем одна. Отец мой погиб на войне, а мать и младший брат поехали навестить тетю, заразились чумой и умерли.

Тогда я не понимала, что лучший способ утешиться, это — поделиться своей печалью с людьми. Я замкнулась в себе, привыкла к мысли, что у меня не осталось родных и близких. Мне очень нравилось читать романы, и я поочередно представляла себя то Гвиневерой, то Изольдой. Слуги (те самые, которые вас встретили) в те дни выглядели немного моложе, чем сейчас. Они беспрекословно подчинялись мне, не вмешивались в мои дела, а я все больше и больше погружалась в мечты и все меньше и меньше думала об окружающем мире, из которого к тому же почти не получала известий. Однажды в моем лесу появилось какое-то племя из Египта, и вождь попросил у меня разрешение разбить лагерь в лощине неподалеку.

Темные лица, сверкающие глаза… я пришла в восхищение от этих людей и решила, что они — хранители великих тайн, мудрецы под стать самому Мерлину. Сейчас я, конечно, понимаю, что многие из них были невеждами. Прошло несколько дней, и я подружилась о девушкой моего возраста, тоже сиротой. Она была брюнеткой, я блондинкой, обе мы отличались незаурядной красотой и пышными формами, а так как в то время я страдала от любви к самой себе (дурная черта моего характера), то предложила египтянке пожить в моей доме. Племя отправилось в дальнейший путь (надо ли мне говорить, что они увели почти весь наш домашний скот?), а Айреда осталась со мной. С жадностью слушала я рассказы о колдунах, которые могут перенести девушку в волшебный мир, где живут полубоги, готовые выполнить малейшее ее желание. Теперь я понимаю, что Айреда приукрашала многое из того, что когда-то рассказывали ей отец с матерью, но в основном она говорила правду.

Моя подружка знала заклинания, которые могли призвать духов из другого мира, но боялась произнести их, как я ни умоляла ее вызвать нам по сказочному принцу, чтобы они стали нашими возлюбленными. Так прошел год, в течение которого мы говорили только о волшебстве, о демонах, о богах… и в конце концов Айреда уступила моим настойчивым просьбам.

Леди Джейн Пентальон протянула Коруму блюдце с дольками апельсина.

Вадагский принц взял его и кивнул.

— Пожалуйста, продолжайте, — попросил он.

— Я выведала у Айреды, какие символы надо начертить на полу, в каком порядке расположить драгоценные камни, как расставлять свечи… и тому подобное. Она не сказала мне только слова заклинаний и не показала знаки, которыми необходимо сопровождать их, водя в воздухе хрустальным ножом. Я сделала все необходимые приготовления, собрала благовонные травы и попросила Айреду вызвать одного из друидов, населявших нашу страну еще до появления христиан. Она немедленно согласилась, к тому времени египтянка стала такой же ненормальной, как и я. Для исполнения ритуала мы выбрали канун Дня Всех Святых, хотя сейчас я думаю, это не имело значения. То, чего мы хотели, свершилось…

Джерри-а-Конель откинулся на спинку кресла, не спуская глаз с леди Джейн.

Вечный странник ел яблоко.

— Вам удалось вызвать какого-нибудь демона? поинтересовался он.

— Демона? Нет, конечно, хотя сначала мы не могли считать не кем иным существо с раскосыми глазами, ушами без мочек и лицом, похожим на твое, принц Корум. Помню, я очень испугалась, глядя как странный человек стоит в центре магического круга, трясет кулаками и изрыгает проклятья на языке, которого я тогда еще не знала. Не хочу утомлять вас, поэтому просто скажу, что бедный «демон» оказался эльфом — или вадагом, — мечтавшем только об одном: вернуться на родину.

Леди Джейн умолкла, и Корум увидел, что в глазах ее стоят слезы.

— Вы отправили его обратно? — мягко спросил он. Она покачала головой.

— Нет. Айреда умела только вызывать духов. Когда первое наше изумление прошло (по правде говоря, нам не верилось, что наша затея увенчается успехом), мы увидели, насколько

беспомощен чужеземец, и, чувствуя свою вину перед ним. постарались устроить его со всевозможными удобствами. Постепенно он выучил наш язык, а мы — вадагский. Нам казалось, что Гирей необычайно мудр, хотя он утверждал, что в своей стране был простым солдатом, а не ученым и не волшебников. Мы восхищались такой скромностью и не скрывали этого. По-моему, ему льстило наше отношение, и тем не менее он денно и нощно умолял нас вернуть его домой. Корум улыбнулся.

— Представляю, что я испытал бы, если б две молодые девушки лишили бы меня всего, что я знал и любил, а затем сказали бы, что просто решили поиграть и не знают, как вернуть меня обратно.

Леди Джейн улыбнулась в ответ.

— Ты прав. Но Гирен смирился с тем, что произошло. Мы полюбили друг друга и были счастливы. Увы! Я не учла, что Айреда тоже влюбилась в чужестранца! Она вздохнула. — Мечтая сыграть роль Гвиневеры или Изольды, я совсем позабыла об их печальной судьбе. Ревность овладела египтянкой со страшной силой; сначала она возненавидела меня, потом Гирена. Айреда знала, что у моего возлюбленного есть враги, и решила во что бы то ни стало вызвать их с помощью страшных заклинаний, которые когда-то поведала ей мать.

— И она преуспела?

— Да. Однажды ночью в дом вошли три неуклюжих существа с мощными фигурами и уродливыми лицами. Первой жертвой троллей (так называют их в нашей стране) стала Айреда, потому что они ненавидят людей так же сильно, как эльфов.

— Айреду убили?

— Да. Мне не удалось спасти ее от тяжелых ран. Но перед смертью она рассказала мне о своем поступке и попросила у меня прощенья..

— А Гирен?

Он пришел в наш мир безоружным и не захотел обзавестись даже мечом, полагая, что у меня ему ничего не грозит.

— Он погиб?

— Гирен услышал шум, выскочил из комнаты и поспешил на помощь Айреде. Его разрубили на куски. — Леди Джейн махнула рукой. По щекам ее бежали слезы. — Они убили мою любовь, моего эльфа… — Она опустила голову.

Корум встал с кресла и подошел к старой прекрасной леди Пентальон, которую ему очень хотелось утешить. Она сжала руку вадагского принца, вновь заговорила.

— Тролли… убежали. Мне кажется, они испугались, когда поняли, что попали в чуждый им мир.

— И ты не знаешь, какова их дальнейшая судьба? — спросил Джерри.

— Несколькими годами позже я слышала, что звери, напоминающие внешним обликом людей, терроризировали провинцию Эксмур. Двоих удалось схватить, после чего им пронзили сердца серебряными кинжалами, считая, что они — дьявольские отродья. О третьем тролле мне ничего неизвестно. Возможно, он по сей день живет в каком-нибудь уединенном месте, не понимая, что с ним произошло. Я даже испытываю к нему нечто вроде жалости…

— Не печальтесь, миледи, и давайте больше не говорить на эту тему, предложил Корум.

— С тех пор, — продолжала леди Джейн с благодарностью взглянув на него, я посвятила себя изучению магии и тайн природы. Кое-что я узнала от Гирена, а после его смерти много читала и встречалась с колдунами, волшебницами, мистиками. Сначала я мечтала отправиться в то пространство-время, откуда был родом мой возлюбленный, но вскоре поняла, что измерения перемещаются подобно планетам и отыскать среди них одно-единственное практически невозможно. Сейчас я могу заглянуть в будущее и прошлое, созерцать иные миры… — Она вопросительно посмотрела на Корума, и вадагский принц кивнул.

— Да, вадаги тоже обладают вторым зрением, но в последнее время они утратили способность путешествовать по измерениям и способны лишь изредка наблюдать за происходящими там событиями.

Леди Джейн покачала головой.

— Я не могу объяснить, почему так произошло.

— А произошло это по одной из двух причин, — поучительно сказал Джерри. — Либо Боги обессилели, либо ослабла наша в них вера.

— Значит, ты — ясновидящая и поэтому знала, что мы придем к тебе? спросил Корум у леди Пентальон, — Да.

— И ты действительно можешь нам помочь?

— Я знаю того, кто укажет вам путь.

— Колдун?

— В некотором роде. Он, как и вы, мечтает вернуться в свой мир. Ему ничего не стоит переместиться во времени на несколько веков в прошлое или будущее, но он хочет попасть на несколько тысячелетий назад, а сделать это не в его силах.

— Уж не Болорьяга ли ты имеешь в виду? — внезапно спросил вечный странник. Такого смешного старичка с иссохшей ногой?

— Описание сходится, но мы зовем его Монахом. Он все время носит рясу, утверждая, что это лучшая защита от людей в тех временах, где он путешествует.

— Это — Болорьяг! — воскликнул Джерри. — Один из Потерянных Людей, которые разбросаны по множественной вселенной. Среди них есть и жертвы обстоятельств, и искатели истины (называйте их, как хотите: волшебниками, учеными, экспериментаторами), такие, как Болорьяг, разобравшиеся до определенной степени в сущности пространства-времени, но не умеющие его контролировать. К Потерянным Людям отношусь и я, чувствующий себя на любом измерении, как дома, и ты, Корум, обреченный от инкарнации к инкарнации сражаться либо на стороне Закона, либо на стороне Хаоса. А доля твоя и таких, как ты, леди Джейн, оказывать помощь героям, в то время как злые силы стремятся их уничтожить. Миллиарды существ, миллиарды существований — я не вижу в них смысла. Впрочем, оно и к лучшему…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать