Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Криминал-шоу (страница 16)


- А сейчас нельзя? Только б на улицу выскочить...

Вадим покачал головой, кивнул на дом. Из окна веранды на них пристально смотрел жирный.

Поднялись на крыльцо, вошли в дом, скинули туфли у порога, ступили в просторную комнату. Вся банда была в сборе. Даже старуха ведьма то и дело шаркала из кухни, добавляла к уставленному столу новые тарелки и чашки. Обстановка в доме стандартная, но ценная: сервант с бронзовым декором, стол и стулья с гнутыми ножками, телевизор "Тошиба", видик, музыкальная горка "Маде ин...", ковры на полу, на двух стенах, занавеси на окнах из странного, темно-синего, тюля в крупную клетку, словно решетки. Окна выходят во двор.

Все уже сидели за обширным столом. Посередине горец, без очков, без пиджака, в белой рубашке. По бокам от него - братец с сестрой, трезвые, скучные, с отвислыми губами. Два стула - свободны. К трапезе еще не приступали.

- Э, прахади, дарагой. Пращальный абэд кушать будэм.

Слово "прощальный" прозвучало зловеще, двузначно. Игорь хотел отказаться, но, как всегда, когда организм переборол-пережил похмелье, в животе кишки пищали от голода. Игорь вслед за поэтом сел, пододвинулся вместе со стулом к пиршественному столу. Сглотнул слюнки - икра черная и красная, салат из помидоров, огурцов и лука, селёдка в натуральном виде и селедка под шубой, еще какие-то диковинные разноцветные салаты, куриные ножки, холодец, сало соленое, буженина, грибы маринованные, сервелат, сыр, прозрачные пластики осетрины, шпроты в баночке, а в центре стола дымился в громадном блюде цельный поросенок, обложенный жареным картофелем и обсыпанный щедро зеленью. На маленьком столике рядом с Лорой дожидались своего часа напитки - две бутылки "Плиски", две "Чио-Чио-Сан" и штук десять пепси-колы.

- Э, Лора, дэвачка, налэй дарагому гостю, - бодро сказал Карим и чувственно потрепал снулую бандитку по щеке.

Он вообще, видно было, находился в добром расположении духа, был необычно говорлив, темные масляные глаза его томно щурились. Вероятно - дела в этом городе провернул как надо.

- А ты, Витя, налажи дарагому гостю закусить, паухаживай, - и бородач потрепал жирного по мясистой щеке так же чувственно, как до этого деваху.

- Мне - пепси, - сказал твердо Игорь.

- Э, что так? Абижаешь.

- Мне - только пепси, - повторил упрямо Игорь. - Я не пью.

- Хо! - оживился хряк, тряхнул косицей. - Во, пидор! С каких же это пор?

- Со вчерашнего дня, - спокойно, глядя в его свиные глазки, ответил Игорь. - Кстати, и тебе очень и очень даже не советую пить.

- Это еще почему? Чего ты?

- А то! Видишь ли, любезный, не хотел тебя пугать, но уж так и быть. Я-в медицине кой-чего понимаю, Витя. Погляди внимательнее в зеркало на белки своих глаз, на цвет кожи лица, изучи белые пятнышки на ногтях. У тебя, Витёк, цирроз печени и в очень запущенном состоянии. Так что, голубчик, меня ты не надолго переживешь - осталось тебе месяца два, от силы три. Мужайся, дарагой, готовься.

Игорь говорил уверенно, убедительно. Педерастик осел на стуле, обмяк, приоткрыл срамной свой рот, даже посерел лицом. Он то взглядывал на ногти, но на зловещего прорицателя. Быстро глянул на хозяина, поэта, сестру - те на помощь не спешили. Но всё же шеф вступился-таки:

- Э, нэ слушай, нэ вэрь. Наш гость шутит.

- Я не шучу, - еще серьезнее, от ненависти обретя в себе актерский дар, добил борова Игорь. - Я вижу: у него смертельная болезнь в последней стадии - страшнее рака.

- Ну, пидор, ты у меня щас сам раком встанешь! - вскочил взъярившийся от страха Толстый. - Ты у меня раньше сдохнешь, прямо щас!

Игорь отпрянул невольно, но горец перехватил кабана за ремень, удержал.

- Э, нэ нада праздник портить. Гаварю - нэ вэрь: он пазлить тэбя хочет. Правда?

Игорь на сей раз смолчал, зато Лора добавила:

- Ну и дурак же ты убогий, братан! Глянь, и правда, в зеркало - твою морду в три дня не обоссышь. С такой ряхой скоро не помирают - уймись. У кого печень гнилая - крючками ходят. Я уж знаю.

"Вот в ней-то, видно, рачок и поживает", - подумал невольно Игорь, глядя на ее кости. Он, устав давиться слюной, бросил перепалку, молча наворотил в свою тарелку салатов, колбасы, осетрины, намазал ломоть хлеба черной икрой - вцепился зубами.

- Э, Игарь Алэксандравич, пить и в самом дэлэ нэ будэшь?

- Нет.

- А вдруг эта - в самый паслэдний раз? - в добродушном тоне Карима звякнула жестокая издевка.

Игорь пожевал кусок осетрины, задумчиво посмотрел в нерусские глаза, обретя вдруг устойчивость, странное спокойствие.

- Скажите, мне вот что интересно. Ну, предположим, моя жена наскребет выкуп, и вы меня отпустите. А почему вы не боитесь, что я сразу побегу в милицию?

Черномазый выпил с наслаждением рюмку коньяка, укусил кусочек сервелата, снисходительно посмотрел на пленника.

- Э, дарагой, савсэм глупа. Спросят: гдэ этат дом - что скажешь? Гдэ эти люди - чэго атвэтишь? Мы завтра знаешь гдэ будэм? Мэнты тэбя жэ и затаскают, заставят сказать: сам палэц атрубил, случайна.

Игорь понимал - горец прав. Вспомнил: когда голову ему разбили, больница, против его воли, сообщила о травме в милицию - так у них положено. Игорь, прискакавшему лейтенантику, рассказал все как было, но и заявил: лиц пьяных акселератов не рассмотрел, не запомнил, так что искать их бесполезно, и он от услуг милиции отказывается.

Но не тут-то было. Мусорок сразу в открытую попросил-потребовал: мол, напишем в протоколе, что-де Игорь сам упал и голову себе раскроил. Игорь, само собой, заартачился: с какой-такой стати? Так ему потом нервы выматывали, житья не давали и в больнице каждодневными визитами, затем вызывать начали в отделение чуть не через день: то опознавать алкашей задержанных, то на доверительную беседу к начальнику РОВД. Шастал энергичный оперуполномоченный и домой во всякое неурочное время, топтал ботинками ковер. Одним словом, через два месяца измотанный Игорь написал своей рукой "признание": сам, дескать, упал, сам чуть себя не укокошил. Довольный победой белобрысый мент от всей души сказал ему спасибо - процент нераскрытых преступлений в районе сразу снизился...

- А эсли придется тэбя таго, - продолжал кавказец, выразительно прищелкнув волосатыми пальцами, - тагда вабще канцы в воду. Вэрнэе - в кислату. Эсть такая цистэрна в адном глухом мэстэ - с сэрной кислотой. Чэрэз палчаса ат трупа ни кусочка, все исчэзает бэз слэда.

Сердце у Игоря глухо и больно забилось, в голову вскочило душещипательное: "И никто не узнает, где могилка моя..." Аппетит сразу атрофировался. Он бросил нож и вилку, набулькал себе пепси полный фужер, выглотал. Хотел попросить "Плиски", но уже было западло, невозможно. Не пил и Вадим, ел молча. Лора же с братцем все подливали и поливали себе, хлебали то коньяк, то вермут, на глазах воспламенялись. Правда, мастодонт все еще супился, злобно косился на Игоря.

Вдруг Карим поднес к глазам свои золотые, посмотрел и на кукушку настенную, кивнул Вадиму. Тот встал, ободряюще притронулся к плечу Игоря, вышел. Игорь понял - наступила финальная часть зловещего шоу. "Господи, помоги и укрепи! Господи, избави и помилуй! Господи, я буду жить чисто, я буду в церковь ходить! Господи, я свечки каждый, каждый день ставить буду! Господи, я совсем, совсем по-другому жить буду!.."

- Э, Лора, дэвачка, пара рэшать. Эсли дэнэг нэ будэт - атпустим, а?

- Ну уж нетушки! - пьяно, с усилием загнусавила девушка-палачка. - Я этого убогого сама лично показню - собственноручно. Чего ему бесполезно свет белый коптить?

Она залихватски хлопнула Игоря по плечу.

- Не дрейфь, убогий, я, так и быть, мучить не будут: чик и - готово.

И она засмеялась похабным пьяным смехом.

- И я помогу, - добавил жирный. - Я тебе, пидор, покажу печень! Я вот на твою печень спервоначала гляну, в натуре!

Игорь, стиснув зубы и сжав до онемения правую руку в кулак, решил теперь молчать до конца. Снова во всем теле всколыхнулась боль - в потерянном мизинце, в животе, раскалывалась и голова. В глаза будто песок попал, хорошо, что слез за очками не видно. Карим оставил его на время, занялся едой. Подналегли на закуску и шакал с шакалихой.

Вдруг из открытого окна донеслись гудки машины. Так быстро?! Было четверть седьмого. Старуха, по знаку горца, шустро метнулась во двор. Сердце у Игоря стукнуло, подскочило к горлу. Он хотел удержаться, не оборачиваться, но тело против воли перекрутилось, развернулось к двери.

Лицо вбежавшего Вадима сияло. В руке он держал бумажный сверток с тесемочкой крест-накрест. Поэт, на ходу торкнув опять Игоря в плечо, подскочил к шефу, отдал пакет. Тот взял столовый нож, поддел капроновую перевязку, развернул обертку.

- Э! Гаварил - савсэм бэдный, а жэна за нэго валютай платит.

Игорь вскочил, оторопело уставился: среди российских радужных бумажек выделялась пачечка бледно-зеленых дойч-марок.

- Фью-ю-ю! - присвистнула Лора, глаза ее сузились. Она алчно глянула на Игоря. - Вот теперь мы его подоим всерьез!

Игорь еще не понимая, тупо смотрел на нее.

VIII

Зоя сломалась, поддалась истерике - рыдала, каталась по полу, била кулаками по ковру, сама себя припечатывала:

- Овца! Овца безмозглая!

Что? Что теперь? Куда? Она вгорячах хотела было бежать ловить подлую цыганку... Потом решила: всё - в милицию... А может, быстренько "Горизонт" цветной или красавец "Полюс" продать? Да кто ж теперь - уж половина пятого купит? Рынок уже затих - на улице покупателя ловить?.. Ох, уже ведь половина пятого!..

И вдруг Зоя успокоилась. Села на оставшемся своем последнем синтетическом ковре, вытянула свои бедные разбухшие ноженьки, вытерла кулаками слезы, сморкнулась в платочек, еще пару раз всхлипнула. Решено! В подсознании эта подсказка пульсировала уже целый день. Зоя стряхнула с себя слюнтяйство, поднялась, сняла трубку телефона! Боже! В трубке - студень тишины: опять барахлит. Она швырнула трубку, подскочила к серванту: чуть припудрилась, чуть духами мазнула. По-солдатски споро переоделась в привычные юбку и кофту. Схватила сумочку, проверила, есть ли талоны, деньги в кошельке. Выкупные тысячи сунула пока в сервант. Уже от двери, от порога, охнув, метнулась назад, вынула из морозилки целлофановый сверточек, прихватила и письмо Игоря. Не доверяя лифту, бегом пересчитала ступеньки с пятого этажа, рысью помчалась на остановку.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать