Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Криминал-шоу (страница 4)


Нина пришла потерянная, раздавленная, убитая. Рухнула в кресло, запахнула блеклый халат на полной груди, утерла слезу.

- Вот так и помру! С моим ли сердцем такие спектакли! Ох, Зоя, дай чего-нибудь попить и валерьянки. Твоего-то нет?..

Да-а, история у соседей приключилась дурацкая и вместе с тем зловещая. Колька, сын, отмучив в этом году школу, избрал самую новомодную профессию торгаша. Нанялся в ларек к кооператору - жвачку, "сникерсы", зажигалки, сигареты и прочую дребедень продавать. И вот подсунулся к нему на днях шкет, колечко золотое сует: загони, мол - все равно ведь торгуешь. Продать посоветовал подешевле, тысяч за тридцать: двадцать пять "штук" (они тыщи-то "штуками" называют!) - хозяину, остальное - Кольке. И срок - до среды. А Колька-то, оболтус и дурак малохольный, вздумал на кольце разбогатеть пятьдесят этих самых "штук" запрашивать начал. Ну и все сроки пропустил. Тот, лысый-то, приперся в среду: гони, дескать, бабки. Нету. Давай срочно свои, собственные. "Да откуда же? - отвечает Колька. - На, забери кольцо свое паршивое, если так". А тот ощерился: "Ну уж нет, кольцо теперь твое, мне деньги нужны".

В конце концов Колька послал шкета лысого куда подальше, тот отвалил, матерясь и гавкая. И вот сегодня - звонок в дверь. Бабушка - ну совсем с ума спятила старая! - взяла, да и открыла, не спросясь. Колька уже спал в задней комнате. Нина, выскочив встречь непрошенным гостям, скумекала: забожилась, нет, мол, сына дома, с девчонкой где-то гуляет. Тут еще Витька, муж Нины, похмельный, вылез из спальни: кто таковы да по какому поводу? Даже на пистолет спьяну полез. Главный из этих, мордатый, в темных очках, так припечатал бедному Витьке, что тот вверх тормашками полетел и в стену влип. Сейчас рот раскрыть не может - челюсть распухла. Как же тут деньги-то не отдашь? Они пятьдесят тыщ потребовали, в два раза больше (это в наказание объяснили). Нина, со слезами отдавая кровные тыщи, осмелилась все же, спросила: мол, опять-то не придут? Вожак осклабился: "Не тушуйся, мамаш, не трясись как на электрическом стуле. Мы люди честные, справедливые: больше не появимся - спите спокойно". И - заржал, скотина...

Когда Нина ушла, Зоя глянула на часы: ого, уже первый час. Волноваться не хотелось, но как же стиснуть себя? Она раскрыла шторы, принялась возиться с цветами - кашпо всех видов и размеров густо теснились на широком подоконнике. Зоя сосредоточенно обрывала ослабевшие цветки и листики с герани, китайской розы, фиалки, японской глоксинии, рыхлила почву в горшочках, поливала слабым раствором чая. А мысли прыгали: точно, подлец, закрутил с кем-то!..

В истории их семьи случалось и не раз, что Игорь вовсе не ночевал дома. Впервые это случилось, когда он еще работал журналистом. Он получил тогда нежданную и по тем временам солидную премию - заявился домой уже слегка подшофе, с букетом бордовых роз, энергичный, бодрый. С порога объявил: никаких сегодня пошлых ужинов из картошки и чая - идем в ресторан. И вот тут сглупила, конечно, она, Зоя. То ли настроения не случилось, то ли подспиртованная энергия мужа вмиг раздражила - заартачилась. Игорь уговаривал с полчаса, умолял, даже на одно колено театрально опускался и руку к сердцу прикладывал, словно герой-любовник... Потом психанул, одарил "дурой", хлопнул дверью.

И - заявился домой в семь утра, помятый, уставший и еще пьяный. Когда, спустя определенные сроки, состоялось примирение, Игорь поведал такую историю: сидел в "Центральном", подсели за его столик два офицера, майор и капитан. Ну, познакомились, напились (ух и пьет это офицерье бездельное!), а потом те предложили в гости к ним поехать, догулять праздник. Ну, Игорь в разгаре-то и согласился. Офицеров машина дожидалась с сержантом-водителем, сели, рванули за двадцать верст от города в Новый поселок, где часть капитано-майорская квартировала. Там еще поддали крепенько и - отрубился, мол. А виновата во всем она, да-да, супружница глупая, - не надо было капризы выставлять, вечер премиальный портить.

В другой раз Игорь, также после домашней словесно-нервной драчки, блистал своим отсутствием всю ночь. Потом живописал, как заявился к старому приятелю в гости, а у того - новоселье. Пока вещи помогал перевозить, пока вспрыскивали это событие, пока очухался - ночь и пролетела...

И так - каждый раз новая история. Зоя старалась верить всем этим россказням мужа (что-что, а рассказывать он умеет, этого у него не отнимешь), дабы самой спокойнее было жить. Что же на этот раз сочинит, интересно?

Зоя легла уже во втором, долго ворочалась, просыпалась среди ночи то и дело, прислушивалась к тишине. В семь часов не выдержала, поднялась, хотя намеревалась в первый отпускной день спать до обеда.

Уже допивая чай с вареньем, она вдруг вспомнила-догадалась: вон где может он быть! Разумеется, в этом треклятом "Кабане". Конечно, стыдно и позорно искать-шарить мужа-пьяницу по городу, но что же делать, если валидол уже не помогает, а сердце шалит и постукивает.

Минут через двадцать Зоя вышагивала по тротуару Набережной, где не бывала уже лет пять, с той последней их семейной кровавой прогулки. Перед пешеходным подвесным мостом прямо у воды открылось в прошлом году кафе "Кабан" - отрада всех алкашей округи. Работало сие питейное заведение и днем и ночью, круглосуточно - сказка для похмельного человека. Несмотря на раннее утро, столики

под навесами по обе стороны павильончика почти все были заняты. Пустовала лишь "Комета" на подводных крыльях, пришвартованная к причалу кафе-бара - зал-люкс "Кабана". К павильончику вела вниз бесконечная бетонная лестница, напоминающая знаменитую одесскую.

Зоя, задержавшись наверху, принялась всматриваться в кафейный пейзаж. Внизу господствовало броуновское движение. Кто-то, покачиваясь, плелся к буфету, кто-то уже, бережно неся пластмассовые красные стаканчики, спешил под навес. Рядом с "Кабаном", на небольшом городском пляже, к ближайшей кабине для переодевания сгрудились три-четыре клиента кафе-бара - туалетная очередишка. К дальней раздевалке поспешали одна за другой клиентки встрепанные опухшие бабешки, прогулявшие на берегу всю ночь. Один алкаш спрятался за угол павильона и, стараясь не шуметь, тихо блевал, но к нему уже спешил дюжий кабанчик, покрикивая на бегу. Другой шварценеггерный охранник, приподымая окосевшего мужичонку за шкирку, выталкивал его вверх по лестнице с территории "Кабана". Мужичонка в пароксизме хмельного куража упирался хилыми ногами, что-то мычал, а потом вдруг плаксиво завопил во весь голос:

- А-а-а, Россию спаиваете, жидовские морды!

Парень сразу освирепел, вздернул алкаша в воздух, выбросил через последние ступеньки, поддал здоровенного пинка в довесок.

-- Иди, гуляй! Тоже мне, славянин вонючий!

Горемычный клиент, маша руками, пролетел мимо Зои, расплюхался на газоне, завыл-заплакал, бессильно колотя кулаком по земле.

- С-с-суки!..

Как ни противно, но она решилась-таки спуститься - поискать получше. Под кустами по берегу виднелись спящие фигуры - может, и Игорь среди них. Но Игоря там не оказалось. Выбравшись обратно на Набережную, Зоя постояла в раздумье, пощекотала свои нервы: а не нагрянуть ли к Арине? Та жила совсем рядом, в двух шагах. Однако на этот отчаянный жест Зоя так и не осмелилась, побрела домой.

В подъезде, когда она входила, маячил молодой человек - высокий, со светлым чубом. Зоя не обратила бы на него ни малейшего внимания, если бы ей не показалось, что парень возюкался именно у их почтового ящика. Может, почудилось? На всякий случай она достала ключи, отперла ящик - конверт, заклеенный, но чистый, без надписи. Она тут же лихорадочно вскрыла. Листок. Строчки кривые, буквы в разбег, но Зоя сразу узнала почерк мужа.

"Зоя! Дело серьезное! Я не шучу, поверь. Меня похитили. Они требуют 500 000 (пятьсот тысяч) рублей. Зоя, они убьют меня! Это - правда!!! Деньги, в пакете, надо положить в наш почтовый ящик - сегодня, в субботу, до 18-00. Зоя, найди деньги! Если хочешь увидеть меня живым! Зоя, они мне отбили почки!!! Игорь".

III

Вернулся Игорь полностью в свое бренное, полное боли тело, когда его выволакивали из машины. Где-то совсем рядом рычала собака. Жесткие руки вытащили его, загремело железо, Игоря впихнули куда-то и сдернули с головы колпак. Игорь покачнулся, чуть не упал и, щурясь на расплывшийся нерезкий мир, вскрикнул:

- Очки? Где очки?

- И без очков хорош, пидор! - рявкнул толстомордый бугай, стоявший рядом, и замахнулся.

- Да хватит тебе, - перехватил его руку-кувалду высокий светлочубый парень, - ведь забьешь человека.

- Человека? Пидор он, а не человек!

- Сам ты это слово, - спокойно осадил парень.

- Чего-о-о? - взревел мордоворот. - А ну еще вякни!

-- Э, нэ нада. Хватит, - раздалось от дверей.

Мгновенно ссора погасла. Блондин снял с крючка на стене холщовую сумку, в которой, видимо, и везли "качан" пленника, пошарил внутри, выудил очки, протянул Игорю. Слава Богу - целехоньки! Игорь, не протирая, прилепил их на переносицу. Огляделся, Страха - настоящего, обвального - еще не было. Пока только пропал хмель. Так... Похоже на гараж, кирпичный, просторный, странно чистый и ухоженный: столик с клетчатой клееночкой сбоку у стены, стулья, шкафчик посудный. На столе - бутылка пузатая "Плиски", хрустальные рюмочки, бананы в вазе. Яркая лампа дневного неживого света высвечивает каждый уголок.

В мгновение Игорь прицельным взглядом журналиста впечатал в память своих новых знакомых. Только в милицейских радиообъявлениях о розыске преступников можно услышать маразматические описания вроде: среднего роста, волосы темные, на лице - два глаза и один нос... Нет уж, людей неприметных нет.

У мордоворота оказался внушительный живот, выпирающий из-под майки с желтым сигаретным верблюдом, курносый нос с вывернутыми ноздрями, прямые сальные волосы перетянуты сзади резинкой в женский хвост, в ухе - золотая серьга, на бугристых безволосых руках - грязь татуировок, на среднем пальце левой руки - массивный белый перстень и (вот, вот она - особая примета!) нет мизинца под корень.

У высокого парня, защитника Игоря, тоже обнаружилась особая примета: под пухлыми пунцовыми губами вдруг открывалась нелепая дырка вместо двух верхних зубов. И как же он лицом похож на Есенина - еще, поди, стихи пишет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать