Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Криминал-шоу (страница 8)


Но уже в середине зимы Зоя стала не то чтобы замечать, а как-то чувствовать-ощущать - их треугольник деформируется: те два утла, Игорь и Арина, сближаются, одновременно удаляясь от нее. Несколько раз, вернувшись из кухни, где она обыкновенно стряпала их общий ужин, Зоя заставала Игоря с Ариной в странной близости, раскрасневшимися, с хмельными взглядами. После ухода Игоря теперь почему-то прекратились доверительные разговоры о нем между подругами, Арина бежала этих разговоров-обсуждений. Прежде чудные вечера в комнате втроем теперь стали вдруг наполняться тягостной какой-то атмосферой: словно бы Игорь с Ариной поглядывали с досадой на Зою, принуждали себя терпеть ее присутствие. Она старалась уверить себя, что все это ей кажется, ругала себя за чрезмерную мнительность.

Но однажды все разрешилось. Вернувшись из дома после каникул раньше времени и довольно рано утром - повезло с попуткой, - Зоя долго стучала в дверь родной комнаты, недоумевая, как можно так мертвецки спать. Подруга открыла, в халатике, растрепанная, смущенно отступила. Зоя вошла, ворча, сбросила тяжеленные сидоры и вдруг увидела Игоря. Он очков тогда еще не носил, глаза спрягать не за что - сидел, полуодетый, на стуле, уводил взгляд в сторону.

Зоя, оказывается, внутренне уже давно готовилась к этому сюрпризу. Быстренько скрутила себя, заставила обрадоваться.

- Вот так новости, ребята! Чего ж скрывались? Я ль вам не друг и не подруга? А ну - сумки потрошить, отметим событие.

Воспрянувший Игорь умылся, причесался и галопом поскакал в свою общагу за хранящимся в заначке коньяком. У девчонок отыскалась в запасах бутылочка шампанского. Нажарили-напарили закусок - стол удался. Зоя в шутку и от души кричала "горько!", молодожены целовались не в шутку, а всерьез. И, в свою очередь, лезли с поцелуями к Зое - хорошей подруге и "отличному парню". А потом Зоя отправилась в гости на другой этаж, предупредив молодых, что через два часа вернется. Те от восторга чуть не визжали. А у Зои и в самом деле легко было на сердце: конечно - какая ж она пара Игорю? Уже тогда она была пампушкой (ух как пожевать любила с детства!), Достоевского толком не знала и в вопросах секса понимала в духе своего пуританского деревенского воспитания.

К тому ж дружба их как бы заново вдохновилась, разгорелась вновь. Теперь все определилось, недомолвки исчезли, натянутость пропала. Они по-прежнему проводили вечера втроем, только время от времени Зое приходилось, почувствовав момент, уходить в гости, в библиотеку или в кино, освобождая на время жилплощадь. А потом и вовсе стало получаться порой так, что Игорь оставался у них ночевать. Зоя быстренько делала вид, что уже заснула и, отвернувшись к стенке, с колотящимся сердцем старалась не слышать, как напротив, через стол, Игорь с Ариной шушукаются, возюкаются, поскрипывают пружинами, приглушенно дышат и сладострастно пристанывают.

Опять вроде бы всё устоялось, потекло размеренно и в какой-то мере однообразно, но ведь не может так продолжаться вечно? Зоя как-то не выдержала, спросила, оставшись наедине с Ариной: когда, мол, решили свадьбу-то настоящую играть?

-- Не надо спешить, - отмахнулась было Арина, но Зоя не отстала.

Она считала вправе себя интересоваться по статусу старшей подруги. Тогда Арина и раскрыла карты.

- Не надо бы об этом... Но ты знаешь, сколько наш Игореша получает? Сто сорок рубликов. Плюс премиальные к красным дням по двадцатке.

- Ну и что? А сама ты сколько в сельской школе зарабатывать будешь?

- То-то и оно. А ты знаешь, подруга, когда ему квартиру обещают? К 2000-му году. Лично Леонид Ильич обещал - как и каждому советскому человеку.

- Ты что-то не о том, Арина, - неуверенно возразила Зоя. - У вас же любовь!

- Не надо, не надо! Да, у нас любовь. Она, как известно, приходит и уходит, а жизнь продолжается до самой смерти. И прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно... Аксиома.

Игорь же держал себя жених женихом. Он и при ней, при Зое, то и дело заводил разговоры-мечтания о будущей семейной жизни с Ариной. У Зои сердце разрывалось на него глядючи, и вместе с тем - вот странности, - она предчувствовала, что в душе обрадуется, если у них произойдет разрыв-развод. Зоя ругала себя, порицала за такие низменные мысли.

Нагрянуло лето. Отшумела сессия. Подруги разъехались по пенатам. А когда осенью съехались, всё уже определилось. Игорь, против ожидания, не заявился на встречины, а подруженька Арина поведала ошеломленной Зое о своей скорой свадьбе, но не с Игорем, отнюдь нет. Оказывается, он приезжал к Арине домой как бы официально свататься, но вместо сватовства напоролся на решительное и окончательное объяснение. Арина заявила, что всё случившееся между ними лишь милые шуточки-шалости, у нее роман с другим человеком и дело к свадьбе. Как вел-держал себя Игорь в той уничижителыюй для любого мужика ситуации, Арина не расписывала. Лишь призналась, что ей стало до невозможности жаль его, и она устроила прощальную ночь - наобнимала, исцеловала напоследок отставного возлюбленного.

- Э-эх, не надо мне злата-серебра, - полушутя-полусерьезно вздохнула Арина, - если б он хотя бы квартиру имел!

А вышла замуж Арина за кругленького, с преждевременными залысинами делового парня, представительную внешность которого дополнял внушительных размеров портфель-дипломат. Сей товарищ отдавал все свои силы и время на комсомольской ниве,

служил в обкоме ВЛКСМ. Папаша его и вовсе был секретарем горкома партии. Свадьбу пировали в загородном отеле "Турист", стол был накрыт на сто пятьдесят кувертов, в подарок от родителей жениха молодые получили ключи на розовом бантике от двухкомнатной квартиры на Набережной с полным набором мебели.

Зоя играла роль свидетельницы со стороны невесты, слегка перепила французского золотого шампанского, то и дело пускала слезу, словно прощалась с Ариной навек. Улучив момент, спросила:

- Ариш, как же ты так сумела? Я даже ничего не заметила. Когда успела?

- Не надо спать, Зоенька, жизнь коротка, - хохотнула подруга.

Она схватила своего свежесуженого за шею, развернула от дружка-собеседника, смачно поцеловала в губы. Затем бросила, наклонилась к Зое и, утирая брезгливо салфеткой губы, прошептала:

-- Тьфу! Никакого сравнения с Игорьком!..

Зоя стала жить в комнате одна. Арина специально для этого пока не выписывалась из общежития. Она и в гости заглядывала частенько, благо, общежитие стоит рядом с институтом. Бывала изредка у Арины и Зоя, когда мужа-комсорга дома не случалось - как-то не глянулся Зое сей лидер молодежи. Не особо восторженно отзывалась о супруге и сама Арина. Лишь гордилась своими двухкомнатными апартаментами, да всякими видиками, музыкальными центрами, холодильными барами, сервизами. Хотя, на взгляд Зои, в квартире подруги было неуютно, мрачно, загромождено.

Однажды вечером, когда Зоя, спасаясь от раскаленной радиаторами атмосферы в комнате, в одних трусиках валялась с учебником на кровати, раздался дробный стук. Она накинула воздушный халатик, отперла. За дверью стоял смущенный Игорь.

- Можно, по старой памяти?

На улице дождило, и мокрое лицо Игоря выглядело заплаканным.

Зоя обрадовалась, ойкнула, распахнула дверь настежь.

- Где же ты запропал? Заходи скорей, раздевайся.

- Совсем? - неловко пошутил Игорь, спохватился. - Прости, я в последнее время поглупел.

Он снял куртку, предварительно вынув из внутреннего кармана бутылку "Рябины на коньяке". Только теперь Зоя разглядела - гость слегка подшофе. Хотела выговорить, но сдержалась. Принялась суетиться, по прежней привычке накрывать сразу на стол. Игорь сидел сбоку на стуле, болтал о том о сем, порой замолкал и, замечала Зоя, взглядывал и взглядывал на постель Арины...

Вдруг, оторвавшись на секунда от дела - она как раз, склонившись над доской, тоненько строгала пошехонский сыр, - Зоя перехватила жаркий взгляд Игоря. Он, странно прищурив свои карие глаза, уставился куда-то ниже ее подбородка. Ах ты Господи! Она совершенно забыла про легкость своего одеяния, про капризность верхней пуговички, то и дело ускользающей из петельки, про бесстыдство своих весомых молочно-белых с голубенькими прожилками грудей, так и норовивших открыться полностью, вплоть до тайной родинки, во всем своем великолепии чужому взору.

Зоя вспыхнула, выпрямилась, задернула халатик, пролепетала что-то про дурацкие пуговицы, про жару в комнате, засуетилась было переодеться, но Игорь перехватил ее за руку, удержал, умоляюще дрогнувшим голосом попросил:

-- Не надо, Зоенька. Так - хорошо.

Целых полминуты колебалась Зоя: мириады мыслей пронеслись в голове предчувствие важной перемены в жизни, боязнь ошибки, стыд грядущего, горечь прошлого, сладкая радость, любовь и вина.

Игорь остался.

Потом, когда всё произошло, когда на земле одной девушкой стало меньше, а одной женщиной больше, Зоя узнала о том, что Игорь - дурак, слепец, гиппопотам толстокожий, что он смотрел не на ту, что не видел, не понимал своего счастья, и что он всегда любил только ее, Зою, и будет любить ее всегда, до скончания века... "Рябина на коньяке" - все-таки крепкий напиток.

И стали они жить-поживать в любви и согласии в комнате вдвоем. Да, это действительно, как теперь Зоя понимала, были самые счастливые дни в их совместном житье-бытье. И пусть Игорь кричал как-то в пьяном угаре, что-де никогда и не собирался жениться на Зое, если б не квартира, - она старалась не верить его алкогольным бредням. Нет, любил ее Игорь, любил - она чувствовала, знала это в их медовый общежитский месяц.

Лишь одна рюмка горькой отравы огорчила сладкий пир их любви. Тут сама Зоя виновата, пустилась во фрейдистские эксперименты. Уж так ей захотелось, чтобы Арина-подруженька как-нибудь ненароком узнала об их счастье. Но та, как назло, вовремя, в нужный момент, не заглядывала в гости, не заставала их как бы врасплох. А так просто, на словах все рассказать подруге - глупо и по-детски. Тогда Зоя однажды после праздничного застолья - на старый Новый год, - обильно своей рукой подливая Игорю коньячку, довела его до нужной кондиции и предложила, а не нагрянуть ли, мол, нам в гости к нашей задушевной подруге? Игорь сперва на дыбы встал, но Зоя преотлично знала уже его страсть к авантюрам и хмельным приключениям. Зоя и шампанское для такого случая приготовила, завернули на рынок, еще и букет кровавых гвоздик прихватили.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать