Жанр: Научная Фантастика » Йозеф Несвадба » Последнее приключение капитана Немо (страница 2)


- Какие будут приказания? - деловито спросил Немо, вынимая блокнот, словно борьба с кораблями, в семь тысяч раз превосходящими наши ракеты, была для него повседневным делом.

- Приказания?! Не сходите с ума... - снова вскочил министр. - Не можем же мы приказать вам сражаться с ними. Это все равно, что послать муравья против слона.

- А если муравей окажется хитрым? И у него будет достаточно кислорода? - усмехнулся Немо.

- Мы не успеем создать для вас какую-нибудь чудо-ракету, - продолжал министр.

- Придется предоставить вам военную ракету последнего образца, оснащенную атомным оружием. Но ей уже больше ста лет, - сказал заместитель министра.

Молодой помощник капитана Немо нахмурился.

- Надеюсь, мы будем вооружены не луком и стрелами? - Немо любил остроты и славился тем, что мог рассказывать анекдоты в моменты величайшей опасности.

- Дело очень серьезное, капитан, - прервал его министр.

- Я понимаю. Вашим автопилотам оно не по плечу, - на таком расстоянии ими невозможно управлять, не так ли? Справиться с этим может только человек.

- Конечно, - мрачно подтвердил заместитель. - Поэтому ваш полет организуется на добровольных началах. О нем никто не должен знать, не стоит пугать людей - ведь еще очень мало поколений прожило, не зная страха войны. Мы сообщим о вашей экспедиции, только если вы потерпите неудачу.

- Если нам не удастся их обезвредить?

Министр объяснил капитану, что задача не в том, чтобы обезвредить неизвестных пиратов, а в том, чтобы договориться с ними; не следует, мол, наживать себе в космосе врагов. Но, зная героизм Немо и его благоразумие, он не хочет ничего предписывать ему заранее. Если пираты повернут вспять и удалятся от нашей солнечной системы, задача будет решена.

- О результатах, вероятно, мы должны вам сообщить? - спросил помощник.

- Ну, это вряд ли, - возразил Немо.

- Почему? - Помощнику только-только минуло двадцать лет. Остальные министр, его заместитель и Немо - удивленно посмотрели на юношу.

- Милый мальчик, вы забываете о теории относительности. Вы полетите почти со скоростью света; через полгода, когда вы подойдете к этому неизвестному телу, здесь, на Земле, пройдет свыше тысячи лет.

- Тысячи лет?! - повторил помощник и подумал, что тысячу лет назад в Чехии правил Оттокар Пршемысл.

- Друзья мои, в эту экспедицию отправятся только добровольцы.

- Это будет замечательное приключение...

- Боюсь, что оно станет для нас последним, - заметил капитан Немо. Он встал, по-военному щелкнув каблуками, и предложил перейти к обсуждению деталей экспедиции.

- А что нам сказать дома? - спросил помощник.

- Не станете же вы пугать свои семьи разговорами о том, что через два года кто-то подожжет наше Солнце? Отправитесь, как в обычный рейс, а через месяц мы сообщим о вашей гибели. Уж не думаете ли вы, что близким будет легче, если они вас прождут до самой смерти? Даже ваши внуки не будут ничего знать о своем дедушке, а через тысячу лет о вас никто и не вспомнит.

- Если мы победим пиратов, - улыбнулся Немо. - В противном случае все мы скоро увидимся.

- Вы верите в загробную жизнь? - рассмеялся министр.

- У искателей приключений бывают всякие причуды, - ответил капитан. Но если вас это интересует - нет, не верю. И люблю приключения именно потому, что при этом человек ставит на карту все.

- Какое тут приключение, - взволнованно перебил его помощник, практически это верная смерть. Мы не можем уничтожить тело, которое за несколько десятков столетий подожгло с большого расстояния немало солнц. А если даже мы его и уничтожим, то вернемся в чужую страну, к людям, ничего не знающим о нас.

- Вы будете единственными из живущих теперь, кто увидит далекое будущее, - сказал министр.

- Конечно, полетят только добровольцы, - снова подчеркнул заместитель. - Если вы можете предложить иное решение проблемы, пожалуйста. Всемирный совет уже не один час ломает себе над всем этим голову...

- ...И вспомнил о нас. Это замечательно! - Капитан был польщен. Теперь давайте перейдем к деталям. - Он подошел к заместителю министра с таким видом, с каким подходит начальник артиллерии к командующему наступлением.

ПРОЩАНИЕ

- И почему только людям не дают покоя?! - ворчала пани Пержинкова, укладывая мужнин чемодан. - Неужели не могли послать кого-нибудь помоложе? Я уже надеялась, что человека перестанут трогать, если ему под пятьдесят. Мечтала, что хоть теперь, на старости лет, немного поживем спокойно. Можно было бы поселиться в горах, соседи собираются снять там домик, мы отдохнули бы...

- Отдохнем в могиле, - зевнул капитан, с самого возвращения домой лежавший на диване.

Перед каждой экспедицией он целые сутки валялся на диване и спал, - по его словам, впадал в зимнюю спячку. И не было лучшего места для этого, чем собственный дом. Жена уже знала: раз он пришел домой, значит, наступило время прощания. Правда, последние годы он приходил домой также по воскресеньям и на рождество.

- Ну, скажи, Лацек, до каких пор ты будешь вести себя как мальчишка? Когда наконец вернешься к нам?

Капитан Немо вскочил.

- Не понимаю, почему ты не даешь мне отдохнуть? Если бы ты знала, какая это важная экспедиция...

- То же самое ты говорил перед полетом на Нептун, на Юпитер, перед лунными бурями и во время метеоритных дождей. Всегда это оказывается самой важной экспедицией и поводом для того, чтобы уехать из дома.

- Да что это за дом?! - он оглянулся вокруг. - Мальчишку я с утра не вижу.

Жена объяснила, что сын нашел наконец какой-то оркестр, который исполнит одну из его симфоний, и со вчерашнего дня они ее разучивают.

- Значит, он даже не придет проститься со мной? Ему не сообщили?..

- Но у него будет премьера, понимаешь, - оправдывала сына мать.

- У меня тоже, - съязвил Немо, не зная, как назвать свой последний спектакль. И все-таки отправился разыскивать сына, чтобы послушать хоть репетицию.

Зал был почти пуст, лишь в последних рядах

дремали несколько пожилых людей. Оркестр издавал странные звуки, молодой Пержинка дирижировал наизусть, увлеченно закрыв глаза, и не заметил знаков, которые отец подавал ему из боковой ложи. Он слышал только собственную музыку, словно был в зале один. Немо раздраженно хлопнул дверью. У выхода он встретил старичка капельдинера.

- Нравится вам эта симфония? - спросил его Немо.

- Новаторская, надо признать, - ответил капельдинер.

- Я спрашиваю, нравится ли она вам?!

В это время из зала донеслись громкие, пронзительные, особенно противные звуки. Немо бросился вон. Перед дверью его уже поджидала девушка из Тимбукту, она прилетела утром на специальной ракете. Немо вспомнил, как она плакала, когда он наотрез отказался жениться на ней.

- Лечу ремонтировать одну установку между Меркурием и Венерой, смеясь, сказал Немо. - На этот раз предстоит жаркое дельце. Когда вернусь, мне и зной в Тимбукту покажется морозом.

- Я знаю, что ты не вернешься, капитан. - Она всегда называла его капитаном. - Ведь я сама рецензировала это сообщение...

- Какое сообщение?

- О пиратах, - улыбнулась она. - И сразу подумала, что такое приключение в твоем вкусе. Я могла бы просто отвергнуть это сообщение его принес нам молодой студент - и таким образом выиграть для нас немного времени. Но, как ты любишь говорить, долг прежде всего...

- Конечно.

- На старт я не приду. Хочу проститься с тобой наедине.

Вот так и получилось, что Немо больше не вернулся к пани Пержинковой и не повидал сына перед отлетом. Помощник, который тщетно разыскивал его дома, принес ему на космодром чемодан. Немо явился немного осунувшийся и бледный, экипаж это заметил, но капитан частенько приходил на стартовую площадку в подобном виде. Это вызывало лишь добродушный смех.

На сей раз министерство устроило торжественные проводы. Об экономии никто и не помышлял; прибыли члены Всемирного совета, семьи экипажа и множество почитателей: женщины, девушки, юноши. Лица почитателей сияли восторгом, семьи, уже привыкшие к подобным событиям, были спокойны, а посвященные в тайну полета - серьезны и озабоченны. Во время торжественного тоста у министра дрогнул голос. Он не знал, как благодарить экипаж, заверял, что человечество никогда не забудет их подвига. Когда он стал прощаться с Немо, руки у него затряслись и он даже расплакался.

После ухода родственников и любопытных состоялась еще одна, секретная встреча экипажа с представителями Всемирного совета.

- В ваших руках наша жизнь, жизнь ваших родных, детей, внуков, всех грядущих поколений. Люди нередко и подчас напрасно умирали ради своих потомков. Но ваша гибель не будет напрасной. Таково наше единственное для вас утешение. Сожалею, что не могу лететь с вами, но это вызвало бы слишком большое волнение, не стоит допускать паники. Поверьте, легче сражаться, чем ждать и быть жертвой.

Затем для экипажа, состоявшего из представителей различных национальностей, исполнили старинные военные марши, которые, как и следовало ожидать, никого не взволновали. Никто не прослезился при звуках Кастальдо или марша Радецкого. И тут дирижера осенила спасительная мысль: исполнить заключительный хор из Девятой симфонии Бетховена, насколько его помнили трубачи. Это было самым торжественным моментом проводов; каждый внезапно ощутил, что в эпоху, когда все люди давно стали братьями, вдруг снова родился страх.

ПОЛЕТ

В течение получаса они развили необходимую скорость, так как в последний момент их ракету усовершенствовали и приспособили для выполнения новых задач. А через час помощник принес капитану сообщение радиостанции с Земли, где за это время прошло уже несколько лет. Было опубликовано коммюнике о гибели "Наутилуса-3", как назвали их космический корабль.

Итак, мы окончательно умерли.

- Сообщить экипажу? - нерешительно спросил помощник.

- Конечно. Здесь между нами не должно быть секретов.

Сначала экипаж ответил на это сообщение смехом. Говорят, что кто переживет собственную смерть, будет долго жить. И вправду, если они переживут встречу с космическим телом, то вернутся тысячелетними старцами по земному времени. Старцами в расцвете сил! Но когда эта тема была исчерпана, начались явления, частые при космических полетах: экипаж стал замкнутым, капризным, усталым, раздражительным. Если в таких случаях не помогала шутка, оставалось лишь одно средство. (Немо часто говорил: "Ведь раньше людей не расстраивало, что при полете из Праги в Москву они старели на два часа, почему же вас огорчает, что вы постареете на несколько лет? Важно, что вы этого не чувствуете".) Итак, если шутки не помогали, приходилось менять распорядок дня, создавать напряженную обстановку. Бесцельные размышления быстро вытесняются голодом и страхом. Капитан выдумывал несуществующие-неисправности в идеально работавших механизмах и сообщал, что плохо работает какое-нибудь устройство. На ходу осторожно меняли одну деталь за другой и потом радовались спасению. А то возникала "опасность" столкновения с метеоритом. Тогда часть ракеты, находящуюся под угрозой, спешно освобождали от запасов; потом выяснялось, что ракета уклонилась от столкновения, и все возвращали на старые места. Или вдруг оказывалось, что экипажу угрожает инфекция, которую якобы занесли при посадке, и всем поголовно начинали заново делать прививки. Или обнаруживали порчу продуктов и целых два дня держали всех только на хлебе и воде. Капитан разнообразил жизнь экипажа небольшими неприятностями, чтобы люди не поддавались влиянию безделья и бесплодных размышлений, что, как показал опыт, к добру не ведет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать