Жанр: Детектив » Флетчер Нибел, Чарльз Бейли » Семь дней в мае (страница 23)


— И адмирал Палмер там был? — спросил Тодд.

— Нет, Палмер не появлялся.

Тодд постучал кончиком карандаша по зубам и задумчиво нахмурил брови. Он явно наслаждался своей ролью главного диагноста.

— Как вы знаете, — сказал он, — Палмер не присутствовал вчера на заседании комитета начальников штабов. Я не придал этому особого значения, но вот его сегодняшнее отсутствие… Это уже куда интереснее. Из всех членов комитета не было только его. У меня есть одно предложение, господин президент.

— Ну-ка, ну-ка, Крис, давайте.

— Почему бы вам не позвонить Барни Рутковскому? Вы могли бы напомнить о вашем разговоре и поинтересоваться, известно ли ему, что произошло дальше. Скажите, что вы хотите, чтобы он прилетел сюда и обо всем доверительно доложил вам. Затем под каким-нибудь предлогом пошлите его к Палмеру, пусть он выяснит, знает ли что-нибудь адмирал. Такой визит может оказаться весьма интересным.

— Вы уверены, что Барни и Палмер знакомы? — спросил Кларк.

— Все члены комитета начальников штабов побывали у командования ПВО. Они выезжают туда по меньшей мере раз в год, — ответил Кейси, посмеиваясь. — Да и я тоже. Всем хочется побывать на курорте в Колорадо-Спрингс.

— Вот и хорошо, — одобрил Тодд. — Что вы скажете, господин президент?

Лимен подошел к одному из окон и провел пальцем по стеклу. Но от этого не стало виднее — туман плотно прильнул к окну снаружи.

— Пожалуй, предложение мне нравится, — ответил он.

— Но действуйте так, чтобы Рутковский ничего не заподозрил, — предупредил Тодд. — Вы понимаете, что я имею в виду.

Корвин, сидевший у двери, щелкнул пальцами и поднял руку, призывая к молчанию. Спустя мгновение кто-то постучал в дверь. Начальник охраны чуть приоткрыл ее — ровно настолько, чтобы снаружи нельзя было увидеть, кто находится в комнате, но, узнав Эстер Таунсенд, широко распахнул дверь.

С лица секретарши не сходила улыбка.

— Прошу извинить, что прерываю вас, но вы, господин президент, только что стали дедушкой. Теперь у вас есть внучка. Лиз чувствует себя прекрасно.

— Боже мой! — воскликнул Лимен и быстро встал. — Я совсем забыл, хотя все утро собирался позвонить Дорис. Джентльмены, прошу извинить меня. Я должен позвонить миссис Лимен.

— Можете закурить по сигаре, — шутливо обратился Кларк к собравшимся. — Снабжаю всех желающих… из запасов президента.

— Пока вы будете внизу, — заметил Тодд, словно и не слыхавший сообщения Эстер, — почему бы вам не позвонить Рутковскому, господин президент? Время не ждет.

Когда Лимен спустился в свою спальню, этажом ниже, родильный дом в Луисвилле был уже на проводе. Как всегда жизнерадостная, супруга президента Дорис радостно затрещала по телефону. Лиз чувствует себя превосходно, но еще слишком слаба для разговора с ним. Желая удостовериться, что с Лиз все в порядке, Дорис некоторое время подождала, прежде чем звонить Лимену. Ребенок родился здоровенький, со всем, что полагается, и с очаровательными морщинками. Согласен ли он, чтобы девочку назвали Флоренс в честь его матери?

— Пусть будет так, как хотят дети, — согласился счастливый дед. — Поцелуй за меня Лиз, родная. Да, скажи Эду, что он мировой парень.

Еще одна лампочка на аппарате Лимена для внутренней связи часто и настойчиво замигала. Лимен попросил жену подождать и включил аппарат. Звонил Фрэнк Саймон.

— Господин президент, — обратился к нему секретарь по делам печати, — Эстер сообщила мне, что вы разговариваете с Луисвиллом. Может быть, вы позволите фоторепортерам зайти к вам и сделать несколько снимков? Они нам пригодятся. Ребята из комнаты для прессы думают, что вы заболели.

— Конечно, конечно! — ответил все еще взволнованный Лимен. — Приведите их сюда, Фрэнк.

Лимен сказал жене, что, как ему ни хочется видеть ее, все же ей придется задержаться в Луисвилле до понедельника. Во всяком случае, он все равно страшно занят, в связи с договором дел у него по горло.

— Слишком уж вы серьезно выглядите для вновь испеченного деда, господин президент, — обратился к нему Пит Шнуре из фотослужбы Ассошиэйтед Пресс. — Может быть, все-таки улыбнетесь, а?

Под фейерверк фотовспышек Лимен выполнил просьбу Шнуре, но отрицательно покачал головой, когда его попросили позировать еще. Саймон выпроводил своих подопечных за двери кабинета. Президент закончил разговор с женой и, убедившись, что фоторепортеры отправились на лифте вниз, попросил Эстер по обычному телефону соединить его с командующим ПВО генералом Рутковским, на что потребовалось всего несколько минут.

— Говорит Джордан Лимен, Барни. Как дела?

— Прекрасно, господин президент, — громко, уверенно ответил генерал.

— Барни, вы помните наш разговор несколько месяцев назад, когда вы звонили мне?

— Прекрасно помню, сэр.

— А позднее к вам не обращались… те же круги?

— Нет, сэр. Еще тогда я дал понять, что отрицательно отношусь к подобным разговорам, и больше ко мне никто не обращался.

— Барни, может произойти нечто важное. Вы могли бы сегодня прилететь?

— Безусловно, сэр. Я могу вылететь через час-другой.

— Пожалуйста, сохраните все в секрете, Барни. Придумайте какую-нибудь причину. Нужно сделать так, чтобы никто не знал о нашей встрече.

— Это не представит особых трудностей. У меня всегда есть дела в Вашингтоне. Кстати, я все равно собирался побывать там на будущей неделе. Зайти к вам сразу же после приезда?

— Да, пожалуйста. Спросите мисс Таунсенд, она найдет меня.

Когда Лимен вернулся в солярий, Корвин захлебывался от смеха, Кейси вытирал слезы на

глазах и даже Тодд улыбался. Кларк занимал собравшихся.

— Ну так вот, говоря о докторах. — Лимен не сомневался, что в его отсутствие Кларк пичкал собравшихся куда более пикантными анекдотами. — Говоря о докторах, — продолжал Кларк, — я вспомнил об одном старом враче, он как-то баллотировался против меня. Средства для избирательной кампании этот врач собирал тут же, на предвыборных митингах, предварительно обработав своих слушателей длинными речами. Он чинно стоял на трибуне, багровый и потный от выпитого пива, и громко объявлял достоинство каждого полученного банкнота: «Еще десяточка в выборный фонд!» — и все такое прочее. Однажды толстый торговец автомашинами в Южной Джорджии передал ему пятидесятидолларовую бумажку. Старина доктор взглянул на нее раз-другой и чуть не упал в обморок, а потом сунул деньги в карман и громко и отчетливо пропел: «Еще десяточка в выборный фонд!»

Все поздравили Лимена, а Кларк заметил, что уж теперь-то, при следующем опросе, популярность президента наверняка поднимется пунктов на пять. Джирард жестом указал на портативный бар и предложил поднять тост, на что президент отрицательно покачал головой. Деловое настроение снова целиком овладело им.

— Сегодня вечером сюда прилетит Барни, — сообщил он, — я пошлю его к Палмеру. Но предварительно надо продумать, Крис, что сказать Барни и как вообще вести себя с ним. Нужно найти к нему правильный подход.

Тодд кивнул и сделал заметку в блокноте, затем вновь прошелся пером по своему списку.

— Прежде всего, — сказал он, — нам нужно разобраться в этой истории с ОСКОСС. Есть ли у нас сколько-нибудь веские доказательства существования такой базы, если не считать разговора полковника Кейси с Гендерсоном и записки Хардести? По-моему, нет.

Лимен жестом дал знак Джирарду.

— Поль, зачитайте список всех засекреченных баз, который вы получили сегодня утром.

В списке числилось семнадцать баз, причем только пять находились на территории Соединенных Штатов. Две из баз — Маунт-Тандер и особый район Кэмп-Ритчи в Мэриленде — представляли собой подземные убежища для высокопоставленных правительственных чиновников на случай ядерной войны, а три другие были хранилищами ядерных боевых частей и деталей к ним. Около Эль-Пасо вообще не числилось никакой базы, как не числилось нигде и объекта под названием «ОСКОСС» или чего-то похожего. Ни внутри страны, ни за границей Фуллертон не знал никакой базы под литером «У».

— …Он заявил, что, насколько ему известно, это название употреблялось лишь для Лос-Аламоса, когда там в сорок пятом году делали атомную бомбу, — закончил Джирард.

— Я не мог бы перечислить по памяти все объекты, — сказал Лимен, — но знаю, что каждый из них в отдельности утвержден либо мной, либо кем-нибудь из моих предшественников. Больше того, на следующий день после моего вступления в должность мне доложили о всех существовавших в то время базах. Я убежден, что ни о какой секретной базе около Эль-Пасо не шло и речи.

— Теперь мне ясно, — ответил Тодд, — что нет никаких документов, подтверждающих факт существования такой базы. При всем моем уважении к полковнику Кейси должен сказать, что ее, видимо, и в самом деле нет в природе.

— Если я вас правильно понял, именно это нам и нужно установить в первую очередь? — спросил Лимен.

— Совершенно верно. Но как? Конечно, господин президент, вы могли бы позвонить генералу Скотту и прямо спросить его — это был бы вполне естественный шаг. В случае отрицательного ответа вы предложили бы ему сопровождать вас в инспекционной поездке в район Эль-Пасо. Если базы там действительно не окажется, вы уволите полковника Кейси и извинитесь перед Скоттом. Если же база существует, вы расформируете ОСКОСС и отдадите Скотта под суд за неповиновение.

Все пятеро посмотрели на Лимена.

— Вы серьезно предлагаете такой план действий, Крис? — спросил президент с улыбкой.

— Нет, я только говорю, как следовало бы поступить президенту при обычных условиях…

— Послушайте, господин министр, — вмешался Джирард. — Если база окажется плодом чьего-то воображения, то об этой истории протрубят все газеты страны. Наш босс выглядел бы полнейшим идиотом, а правительство не стоило бы той веревки, которой пришлось бы связать его, чтобы оно не развалилось. Это не политика, господин министр, это безумие.

— Да, но ведь мы исходим из предположения, что такая база в действительности существует, иначе зачем бы мы сидели здесь? — начиная раздражаться, ответил Тодд.

— Взгляните на вопрос с другой стороны, Крис, — продолжал Лимен. — Предположим, мы обнаружим базу и я потребую отставки Скотта. Он, наверно, ответит, что я устно разрешил создать ее. В конгрессе и в газетах начнется борьба, и в стране произойдет настоящий раскол.

— Вне всякого сомнения, черт возьми! — ехидно вставил Джирард. — При нынешних настроениях не пройдет и недели, как конгресс примет закон о предании президента суду за государственные преступления. Конгрессмены будут доказывать, что босс сошел сума. Как ни люблю я босса, но, если встанет вопрос, кому страна поверит скорее — ему или Скотту, я и десять центов не рискну поставить на нашего хозяина.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать