Жанр: Детектив » Флетчер Нибел, Чарльз Бейли » Семь дней в мае (страница 33)


Среда, после полудня

Небольшой самолет, нанятый Полем Джирардом, перед тем как опуститься на посадочную площадку, спрятанную с северной стороны крепости, сделал несколько кругов над скалистым полуостровом Гибралтар, бросавшим длинную тень на Средиземное море. Почти в шесть часов — местное время на пять часов опережало вашингтонское — Джирард увидел землю и начал опознавать корабли 6-го флота, стоявшие на рейде в Алхесирасской бухте. Среди них выделялись три авианосца, но даже отсюда, с высоты, Джирард сразу нашел тот, который был ему нужен, — «Дуайт Д.Эйзенхауэр» — атомный, водоизмещением в 100 тысяч тонн, флагманский авианосец командующего 6-м флотом Фарли К.Барнсуэлла.

Летчик-итальянец выровнял свой аккуратный шестиместный самолет и начал планировать на взлетно-посадочную полосу. «Боже мой, — подумал Джирард, — не аэродром, а прямо почтовая марка, брошенная на середину ванны».

Во время перелета через Атлантический океан с вице-президентом Джирард крепко спал. Летели они на самолете «Бакай» — Джордан Лимен предоставил его в распоряжение Джианелли на время поездки в Италию. Незадолго до полудня они совершили посадку в римском аэропорту. Джианелли тщательно рассчитал свое прибытие и надеялся проехать по городу во время обеденного перерыва, когда улицы будут заполнены людьми, однако толпа фотографов и итальянских высокопоставленных чиновников, включая премьер-министра, почти на час задержала его в аэропорту. Спрятавшись в туалетной кабине, Джирард подождал, пока последняя машина из эскорта Джианелли покинула аэропорт. Охранявшие «Бакай» солдаты из взвода почетного караула, наверно, немало удивились, увидев, как из самолета на час позже других выходит еще один пассажир, но капитан, их командир, только улыбнулся и козырнул. Он даже не попытался узнать, кто же такой этот человек.

Несколько больше времени потребовалось на всякие бюрократические формальности, связанные с арендой самолета для рейса в Гибралтар, хотя выбор самой машины оказался делом куда более простым, поскольку Джирард догадался показать толстую пачку американских банкнотов.

Если бы боязливому итальянцу, владельцу агентства по прокату самолетов, стало известно, как Джирард получил эти деньги, у него бы глаза на лоб вылезли. Во вторник вечером, уже покинув Белый дом, Джирард вдруг сообразил, что ему потребуется солидная сумма. У себя дома он нашел только тридцать восемь долларов. Пришлось позвонить президенту, а тот в свою очередь связался с председателем правления «Риггс нэшнл бэнк». Банкир и его кассир возвратились в свою цитадель на Пенсильвания-авеню, сняли с личного счета Лимена две тысячи долларов и сами доставили деньги Эстер Таунсенд в Белый дом. «Получается, что я обязан не только оборонять страну, но и финансировать ее», — пошутил Лимен.

В Риме, уже после того как было покончено со всеми формальностями, связанными с арендой самолета, возникло новое осложнение. Пилот заявил, что без предварительного разрешения британских военных властей он не сможет приземлиться в Гибралтаре. Не желая обращаться в штаб ближайшей части американской военно-транспортной авиации, Джирард решил связаться с посольством Великобритании в Риме. Экспансивный молодой чиновник консульского отдела примчался в аэропорт, проверил выданные канцелярией Белого дома документы, удостоверяющие личность Джирарда, и после длительных переговоров с тремя инстанциями английских военно-воздушных сил дал необходимое разрешение. На это потребовалось еще часа два.

И вот уже самолет коснулся колесами земли. Джирард глазам своим не верил, видя по обе стороны посадочной полосы колонны неподвижных автомашин. Оказывается, из-за недостатка свободного и ровного пространства взлетно-посадочную полосу протянули прямо через автостраду.

Джирард явился в штаб английских военно-воздушных сил в Гибралтаре, откуда его вежливо переправили к британским морякам, а те переадресовали неожиданного посетителя своим американским коллегам. На это ушло еще около часа, и Джирард, пока тянулась эта канитель, успел проглотить две большие кружки чаю с молоком по-английски.

Подпрыгивая на жестком сиденье «джипа», Джирард проехал мимо каменного вала старинной крепости, футбольного поля и переполненных покупателями магазинчиков в деловых кварталах города. В белом административном здании базы американских военно-морских сил в Гибралтаре Джирард встретился с дежурным офицером и лишь тогда понял, что главное, в сущности, только начинается. Дежурный — щеголеватый капитан 3 ранга — несколько раз принимался рассматривать удостоверение Джирарда.

— А знаете, это несколько необычно, — сказал он наконец. — Как вам известно, мы не подчиняемся адмиралу Барнсуэллу, мы лишь обслуживаем его корабли во время стоянки в базе.

— Вы только свяжите меня с его флаг-секретарем, — предложил Джирард; он не намеревался предъявлять письмо президента, если не вынудят обстоятельства.

Офицер еще раз внимательно оглядел неуклюжего человека с огромной головой и полузакрытыми глазами. Эмиссары Белого дома, особенно секретари президента, так внезапно, без предупреждения, не появляются. Тем не менее после некоторого колебания дежурный все же позвонил по телефону командиру береговой базы. «Черт бы их побрал! — возмущался про себя Джирард. — К тому времени, когда они закончат все формальности, о моем приезде будут знать все морские офицеры отсюда до Бейрута».

Дежурный почтительно выслушал по телефону какое-то указание, написал на листке

бумаги несколько слов и вручил записку вызванному сигнальщику.

— Сейчас он передаст на «Эйзенхауэр» сигнальным фонарем, — объяснил дежурный. — Адмирал сегодня на корабле.

Джирард стоял у окна. Пост наблюдения и связи размещался в башенке на крыше административного здания. Через несколько минут он увидел, как в сгущающихся сумерках на далеком авианосце замигал ратьер. Наступила долгая пауза, — видимо, сигнальщик наверху передал свое сообщение и ждал ответа. Затем на корабле снова замигал огонек. Джирард разобрал лишь две буквы «Д» и «Е», — азбуку Морзе он изучал много лет назад, да и то лишь две недели, во время переподготовки. Но вот сигнальщик вернулся в кабинет и передал дежурному запись полученного ответа.

— Флаг-секретарь хочет знать, — сказал тот, — какой характер носит визит, частный или официальный?

Джирард решил, что теперь уже ему нечего приуменьшать значение своей персоны. Перспектива добираться до флагманского авианосца вплавь вовсе ему не улыбалась.

— Я представляю президента Соединенных Штатов, — заявил он. — И дело у меня очень срочное.

На этот раз сигнальщикам для обмена телеграммами потребовалось минут пять.

— За вами выслан катер командующего, — сообщил дежурный, с почтением посматривая на Джирарда.

Изящный катер с тремя нарисованными серебряной краской звездами почти бесшумно подошел к стенке, к тому месту, где его поджидал Джирард. Младший боцман встретил Джирарда на сходнях и провел в прекрасно обставленную каюту. У одной из переборок стоял письменный стол красного дерева; несколько вращающихся, обитых кожей кресел были наглухо прикреплены к полу. На бортовых иллюминаторах висели жестко шелестевшие маленькие синие занавески. Каждая металлическая деталь блестела, словно какая-нибудь драгоценность.

Делая узлов пятнадцать, адмиральский катер шел к возвышавшейся впереди громаде «Эйзенхауэр». Гигантский корабль, лишь слегка покачиваясь на зыби, стоял, как гора где-нибудь на юго-западе США. Позади корабля, там, где за Алхесирасом солнце быстро опускалось в море, полыхало зарево заката. Аккуратными рядами на полетной палубе выстроились реактивные истребители и бомбардировщики-штурмовики. Входя на катере в прохладную тень авианосца, Джирард услышал мерный гул — слившиеся воедино пестрые звуки большого военного корабля, готовящегося к ночи.

Одинокий штатский на борту военного корабля, среди обилия разнообразных видов вооружения и механизмов, являл собой поистине жалкое зрелище. Взбираясь по деревянным ступеням носового трапа с выступившей на них местами морской солью, Джирард чувствовал себя потерпевшим аварию космическим путешественником. Корпус авианосца казался чудовищно огромным. Внизу подпрыгивал на волнах адмиральский катер, похожий отсюда на детский кораблик в пруду.

На палубе у трапа загорелый молодой лейтенант, по всем признакам дежурный офицер, лихо отдал честь, а стоявший здесь же капитан 3 ранга, видимо флаг-секретарь, протянул Джирарду руку.

— Приветствую вас на нашем корабле, сэр, — сказал он. — Я сейчас же провожу вас к адмиралу. Прошу следовать за мной.

Группа моряков, наблюдавших, как Джирард, направляясь к надстройке, пересек полетную палубу, не увидела ничего интересного. Неуверенной сухопутной походкой по палубе шагал неуклюжий человек с маленьким чемоданчиком в руках. Высказывались догадки, что это какой-нибудь маленький правительственный служащий или технический представитель одной из самолетных либо ракетных фирм. Только вахтенный на сигнальном мостике, принимавший телеграммы с берега, рассматривал его с любопытством. Матросы видели, как адмирал Барнсуэлл в накрахмаленной сорочке, на уголках воротничка которой поблескивали по три звездочки, вышел из своей каюты и, приветствуя гостя, протянул ему руку.

— Рад видеть вас здесь, сэр, — услышали моряки слова адмирала. — Рад, что мы можем предложить вам настоящую средиземноморскую погоду, а не ту мразь, что иногда посылает нам Атлантика.

Джирард и Барнсуэлл вошли в каюту.

Шли часы. На небе одна за другой загорались яркие звезды, пока не усыпали все ночное небо. Вахтенный офицер, не спускавший глаз с каюты адмирала, знал только, что шеф приказал подать обед на двоих.

Прошло более четырех часов, прежде чем вахтенные на мостике увидели, как распахнулась дверь адмиральской каюты. Барнсуэлл и штатский распрощались без шуток, обменявшись быстрым, небрежным рукопожатием. Никто из них не улыбался.

Вахтенный офицер заметил суровое выражение на лице штатского, когда тот неловко, спиной вперед, чтобы не потерять равновесие, спускался по трапу. Мягко урча, адмиральский катер повез его на берег.

В порту Джирард отказался от «джипа» и спросил, как пройти в город. Некрасиво выбрасывая ноги, длинными шагами он углубился в лабиринт улочек со множеством кафе и лавчонок, приютившихся у подножия скалы. Джирард заглянул в несколько баров, прежде чем заметил в одном из них телефон-автомат. Он уселся за столик и заказал хозяину в белом фартуке рюмку хереса, а потом вошел в телефонную будку, захватив рюмку с собой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать