Жанр: Детектив » Флетчер Нибел, Чарльз Бейли » Семь дней в мае (страница 52)


— Надо начинать действовать сегодня же вечером, — сказал он. — Времени остается совсем немного.

— Мы согласны с вами, господин президент, — произнес Кларк.

— Помоги мне бог снести это бремя. — Лимен, казалось, вовсе не слышал слов Кларка.

Тодд возвысил голос, словно стараясь разогнать мрачное настроение президента:

— Вы победите, господин президент. Вы одержите верх, если будете действовать точно и быстро.

Лимен улыбнулся терпеливой и сочувственной улыбкой и мягко прошелся по ковру.

— Сегодня вечером не будет победителей, Крис. Будем надеяться, что в стране сохранится спокойствие.

Президент встряхнул головой, словно пробуждаясь от глубокого сна, и опустился в кресло.

— Ну ладно, — сказал он, — перейдем к делу.

— Как мне кажется, — оживленно проговорил Тодд, — надо начать с трех мероприятий. Во-первых, вы вызываете к себе Скотта и отстраняете его от должности. Во-вторых, вы рассылаете всем командующим телеграммы за своей подписью: объявляете об отставке Скотта и воспрещаете всякие передвижения войск в течение последующих сорока восьми часов без вашего особого распоряжения. В-третьих, вы посылаете генерала Рутковского на базу «У» с распоряжением немедленно ее ликвидировать.

— Ваше мнение, Джигс? — Президент вопросительно посмотрел на Кейси.

— Меня беспокоит, господин президент, известное всем нам специальное приспособление, позволяющее контролировать телевизионную сеть страны, — сказал Кейси. — По-моему, кто-то должен отвезти письмо от вас генералу Гарлоку в Маунт-Тандер с указанием не вмешиваться без вашего личного разрешения в работу гражданских телевизионных станций.

— Я не думаю, что есть необходимость посылать Барни в Нью-Мексико, — сказал Лимен Тодду после минутного раздумья. — Ему лучше быть здесь. Существуют сотни всяких тонкостей в системе военной связи, и он поможет нам справиться с этим делом. Я даже не знаю, в чем все эти тонкости заключаются.

— Это верно, — заметил Кларк. — И я предложил бы Рутковскому отдать распоряжение, чтобы эти транспортные самолеты не вылетали из Форт-Брэгга под угрозой военного суда, если он сочтет нужным пойти на такую крайнюю меру.

— Разумеется, надо все рассказать Барни, — согласился президент. — Судя по нашему телефонному разговору, его вряд ли придется особенно убеждать. Факты настолько бросаются в глаза, что никто сейчас не может их игнорировать.

Кейси провел рукой по своим коротко стриженным волосам.

— Господин президент, мне не хочется говорить плохое о генералах, но вы значительно укрепите свои позиции, если сместите также генерала Хардести и назначите на его место генерала Рутковского. Тогда он получит возможность отдавать распоряжения своей властью.

— Я уже так и решил, Джигс, — сказал Лимен. — И, разумеется, я должен объявить обо всем стране.

— Только не сегодня, Джордан, — вмешался Кларк. — Оставьте это на завтра. К тому же Фрэнк Саймон, вероятно, упадет замертво, когда услышит, что вы сместили Скотта.

— Бедняга Фрэнк, — сказал президент, — я не очень-то жаловал его эту неделю, не правда ли?

Кейси все еще был неспокоен.

— Господин президент, если позволите мне сказать, я считал бы, что лучше вам самому позвонить генералу Хастингсу в Форт-Брэгг и приказать, чтобы ни один из этих самолетов не поднялся с аэродрома. Я не уверен, что он подчинится генералу Рутковскому.

— Я думал, что безоговорочное подчинение — главная черта военных, — ядовито заметил Тодд.

— Это верно, сэр, — вспыхнул Кейси, — но когда в верхах внезапно происходят какие-то сдвиги, реакция на

приказания меняется. Надо дать каждому офицеру некоторое время, чтобы приспособиться к переменам. Иначе он не будет уверен, что приказы, которые он получает, законны. Кроме того, Хастингс принадлежит к армии, а Рутковский — к авиации, а между этими видами вооруженных сил всегда было соперничество. Но если приказ отдает президент, никто не может поставить под сомнение его законность.

— Я не вижу оснований тревожиться насчет этой треклятой братии из ОСКОСС именно сегодня, — сказал Кларк. — Если у Бродерика не будет самолетов, он не сумеет вывезти с базы своих людей.

— Но у него уже есть двенадцать самолетов, — указал Тодд. — Вы сами видели, как они приземлились.

— Я думаю, об этом мы посоветуемся с Барни, когда он приедет, — сказал Лимен. — Очевидно, переброска людей с базы намечена не раньше полуночи.

— Разрешите мне внести еще одно предложение, господин президент, — попросил Кейси.

— Пожалуйста.

— Я думаю, вам следовало бы позвонить всем командующим, перечисленным в телеграмме генерала Скотта о «скачках» в Прикнессе. Скажите им только, что тревога отменяется и они должны оставаться на своих местах до дальнейшего распоряжения.

— Они будут ошеломлены, — усмехнулся Кларк. — Главнокомандующий сообщает им об отмене тревоги, хотя им даже не полагалось знать, что она намечается.

— Я думаю, Кейси и на этот раз прав, — сказал Лимен. — Крис, вы все записываете?

Вопрос не требовал ответа. Тодд с расплывшимся в довольной улыбке лицом и с деловым видом делал записи в своем большом желтом блокноте.

— Ну вот, — продолжал Лимен, — мы наконец подходим к моменту, которого, я надеялся, никогда не будет. Должен сказать, что у меня нет никакой уверенности в нашем успехе. Боюсь, что к понедельнику страна может оказаться на грани гражданской войны. Представляете себе Скотта на экране телевизора?

— Это напомнило мне, — сказал Кларк, — еще одну вещь, которую вам надо записать, Крис. Президенту надо вызвать главу Ригел бродкастинг корпорейшн и попросить его, в качестве личного одолжения, отменить завтрашнее выступление Макферсона.

— Правильно, — согласился Лимен.

Он снова встал и подошел к окну. Казалось, он опять как бы отгородился от своих собеседников. Лимен пробежал взглядом от Эллипса, через бассейн к колоннаде памятника Джефферсону и подумал: «Разве не Джефферсон говорил: „Я дрожу за свою страну“? Теперь я понимаю, что он хотел сказать. Если бы у нас было письменное доказательство заговора, я мог бы предъявить его Скотту и заставить его без шума выйти в отставку под предлогом разногласий по вопросу о договоре, и страна никогда ничего не узнала бы. А сейчас? При существующем положении у нас один шанс из тысячи на успех. Ни Тодд, ни Кейси, ни даже Рей этого не понимают и не могут понять. Только президент может это понять, а президент — это ты, Лимен, и никакого выбора теперь нет. Ладно, хватит строить из себя мудрого старца, Джорди. Вернемся к делу».

Он все еще стоял у окна, когда громкий стук в дверь заставил вздрогнуть всех присутствующих. В кабинет вошла Эстер Таунсенд.

— Прошу прощения, господин президент, — сказала она. — Внизу дожидается один человек, который настаивает, чтобы вы его сейчас же приняли. Его зовут Генри Уитни. — Голос секретарши дрогнул. — Он наш генеральный консул в Испании.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать