Жанр: Детектив » Флетчер Нибел, Чарльз Бейли » Семь дней в мае (страница 62)




В редакциях газет по всей стране зазвенели звонки телетайпов: «ПОСЛЕДНЯЯ НОВОСТЬ: ГЕНЕРАЛ СКОТТ СМЕЩЕН».



Адмирал Фарли Барнсуэлл в своей каюте на борту «Эйзенхауэра» в Гибралтаре дернул себя за ухо и задумался над своим положением. Раз Джирард погиб, то мог ли президент каким-нибудь образом узнать о памятной записке, которую он, Барнсуэлл, подписал? Нет, конечно, нет. Мог ли Джирард переговорить с президентом по телефону за время, остававшееся до отправки его самолета из Мадрида? Возможно, но сомнительно. Из береговых учреждений флота Джирард не звонил, и у него было не так уж много времени, чтобы позвонить откуда-нибудь еще. Барнсуэлл нервно потер руки. Теперь ничего не поделаешь — остается только ждать.



— Вместе с тем я сразу же, с соблюдением всех правил этикета, потребовал отставки трех других генералов: начальника штаба военно-воздушных сил генерала Хардести, начальника штаба армии генерала Диффенбаха и генерала Райли, командующего морской пехотой. Поскольку все эти генералы честно и мужественно следовали своим убеждениям, я буду просить конгресс не лишать их положенной при выходе в отставку пенсии. Это лишь небольшая компенсация за долгие годы служения стране. Между прочим, могу сообщить, что в ближайшем будущем я представлю конгрессу, когда он вновь соберется, законопроект об увеличении не только пенсий, но и денежного содержания военнослужащих.



Адмирал Топпинг Уилсон, командующий Тихоокеанским флотом, рассеянно слушал речь президента в своем доме на вершине холма в Гонолулу. Телеграмма от президента, полученная двенадцать часов назад и извещавшая об отмене назначенной на субботу тревоги, означала, что «операция Прикнесс» провалилась. Теперь он словно оцепенел. Что его дернуло впутываться в эту безумную авантюру Скотта? Он радовался, что все это кончилось. Честно говоря, что еще мог бы сделать Скотт, кроме того, что уже делает Лимен? Уилсон провел пальцем по серебряным звездочкам на воротнике и вспомнил те дни, когда он, стоя на мостике крейсера, вел корабли в Пирл-Харбор мимо вон того мыса. Он словно вновь ощутил соленые брызги на щеках и почувствовал себя бесконечно старым.



В рабочем кабинете прекрасно обставленного загородного дома в Коннектикуте Гарольд Макферсон тяжело опустился в кресло перед пишущей машинкой. Он вынул последний лист как раз перед тем, как началось выступление президента. Теперь он медленно разорвал всю пачку отпечатанных листов сначала пополам, потом на четыре части и, наконец, на восемь частей. Подойдя к плетеной корзине для бумаг, он бросил в нее обрывки, проводив взглядом прилипшие к пальцам последние клочки. Страна погибла, думал Макферсон. Погибла. Можно хоронить. Коммунисты добрались до Джордана Лимена, и вся наша долгая борьба пошла прахом. Он налил полстакана виски и выпил одним глотком. Мрачно вертя стакан в руках, он разглядывал вырезанные на стекле инициалы, потом с силой швырнул его через всю комнату. Стакан попал в старинный мраморный камин и разбился вдребезги.



— Разумеется, я немедленно принял меры для замещения освободившихся после отставки генералов вакансий, с тем чтобы не пришлось беспокоиться о безопасности Соединенных Штатов. Я назначаю адмирала Лоренса Палмера, нынешнего начальника штаба военно-морских сил, новым председателем комитета начальников штабов. Председатель Верховного суда Соединенных Штатов любезно согласился принять присягу от адмирала Палмера сегодня днем в моем кабинете.

Могут, конечно, сказать, что адмирал Палмер был не меньшим противником договора, чем его бывшие коллеги по комитету начальников штабов. Это верно. Но, раз президент принял решение и раз оно было утверждено сенатом, адмирал подавил свой голос протеста и присоединился ко многим другим военным руководителям, сплотившимся вокруг главнокомандующего. Адмирал Палмер — исключительно способный военачальник, обладающий широкими военными знаниями, и я уверен, что он вполне справится со своими обязанностями.



В особняке Скотта в Форт-Майере Диффенбах медленно вытащил из бумажника десятидолларовую бумажку и протянул ее Скотту. Бывший председатель комитета прищурился и посмотрел в окно на Капитолий, освещенный полуденным солнцем. «Мне так и не удалось расшевелить Палмера», — подумал он.



В Маунт-Тандере генерал Гарлок уставился на телевизор. Он был совсем сбит с толку. Визит Джима Скотта и Билли Райли во вторник вечером все эти четыре дня не давал ему покоя. Правда ли, что президент знает больше того, что говорит? Следует ли ему попросить аудиенции в Белом доме и рассказать президенту об этом визите? Как велит поступить его долг? Он подался вперед и продолжал слушать речь Лимена.



— Новый начальник штаба военно-воздушных сил уже назначен. Это генерал Бернард Рутковский, возглавлявший до сих пор объединенное командование ПВО североамериканского континента. Его жизнь и служба являются примером для будущих поколений американцев. Его боевые заслуги и исключительные способности как военного тактика и стратега говорят сами за себя. Генерал Рутковский был приведен к присяге вчера вечером в Белом доме. Я убежден, что он будет отлично нести службу бок о бок с адмиралом Палмером.

Армия, морская пехота и военно-морские силы имеют вполне квалифицированных заместителей командующих, которые временно вступили в командование соответствующими видами вооруженных сил.



Джигс Кейси сидел между женой и своим старым

другом Маттом Гендерсоном в столовой своей арлингтонской квартиры. Мардж прошептала на ухо Кейси:

— Извини меня, что я устроила такой скандал из-за Нью-Йорка, милый. Я и не подозревала, что происходит что-то важное.

Кейси только улыбнулся.

Гендерсон встал с дивана, рассеянно ощупывая кончиками пальцев багровую шишку под левым глазом:

— Ей-богу, не слишком ли много для простого деревенского парня за одну неделю? А что, если парень приготовит себе что-нибудь выпить?

— Валяй, — сказал Кейси, — и нам с Марджи тоже приготовь.

Когда Гендерсон вышел на кухню, Мардж спросила:

— Джигс, правда, что на этой неделе готовился переворот или что-то в этом роде?

Кейси с удивлением взглянул на жену:

— Не знаю, Мардж, правда, не знаю. У меня нет никаких точных сведений.

В другом пригородном районе, по ту сторону реки, Билл Фуллертон стоял в тени огромного бука позади своего дома и слушал радио, стоящее на столике летней кухни. Какая же, черт возьми, связь между всем этим и звонком Поля Джирарда в понедельник вечером? А тот список секретных баз, который требовал президент Лимен во вторник утром? «За тридцать лет, что я просидел в бюджетном управлении, постоянно имея дело с Пентагоном, — подумал он, — я научился чуять, где нечисто, как бы ни прятали концы в воду, а это дело определенно подозрительно пахнет. Не связано ли оно с какой-то военной операцией? А эта база „У“ — где же она все-таки находится, черт ее побери?»



— Возможно, найдутся люди, которые сочтут, что изменения в составе высшего военного командования в критический момент ослабят страну. Я отвечаю им с полной уверенностью: оставьте ваши опасения. Адмирал Палмер, генерал Рутковский и другие офицеры, возглавляющие сейчас нашу оборону, в течение многих лет служили в высших военных органах и вполне подготовлены к своим новым обязанностям.

На той неделе я отправляюсь в Вену, и мне понадобятся ваша поддержка и ваши молитвы. Но я еду в уверенности, что в нашем доме все благополучно.



Генри Уитни с сосредоточенным вниманием слушал речь президента. Он остановился у своего сослуживца по дипломатическому ведомству в Джорджтауне. Когда Уитни утром зарегистрировался в испанском отделе государственного департамента, ему прочли гневную телеграмму посла из Мадрида. Уитни еще не придумал, как уладить это дело, но сейчас его мысли были заняты другим. «Да, — сказал он себе, — я буду молиться за вас, господин президент, куда бы вы ни поехали и что бы ни делали». Потом он вспомнил про обещание, данное ему Джорданом Лименом при расставании. Может быть, мисс Таунсенд удастся что-то сделать, чтобы смягчить гнев посла Литла? Лучше позвонить ей сразу же по окончании передачи.



— А теперь позвольте мне сделать несколько общих замечаний. Независимо от того, какими убеждениями и мотивами руководствовались в своих действиях генерал Скотт и его коллеги, мне, как президенту и главнокомандующему вооруженными силами, не оставалось иного выбора, как действовать именно так, как я и действовал. Если бы я поступил иначе, я не оправдал бы того огромного доверия, которым облекли нас два столетия назад люди, писавшие конституцию.

Наша страна — республика, управляемая президентом. Иногда президентом избирают военного, иногда гражданского деятеля. Его прежняя профессия не играет роли: раз он избран, он должен взять на себя, согласно конституции, полную ответственность за внешнюю политику и оборону Соединенных Штатов. Он может ошибаться, его решения могут быть популярными или непопулярными, но, пока он остается у власти, он не может уклоняться от обязанности принимать решения. А отсюда должно следовать, что, раз он принял решение — будь то к лучшему или к худшему, — члены правительства, которым он руководит, обязаны оказать полную поддержку его политике.

Не оппозиция договору со стороны генерала Скотта и его коллег потребовала его отставки, а ее несвоевременность. Пока сенат не ратифицировал договор, они имели полное право, и даже были обязаны, открыто и до конца высказывать свои взгляды. Но, после того как сенат проголосовал и утвердил договор как элемент национальной политики Соединенных Штатов, они были обязаны оказывать ему всяческую поддержку, какая только в их силах, до тех пор пока оставались на государственной службе. От этого они отказались, и ни один президент не мог бы примириться с таким положением вещей.

Сейчас меня где-то слушают люди, которые в один прекрасный день займут место президента. Я изменил бы своему долгу перед ними и перед всем новым поколением американцев, так же как и своему долгу перед историей и перед всеми вами, если не поступил бы именно так. До свидания, и да благословит вас всех господь.



Заключительные слова президента с нелепым хрипом вылетели из радиоприемника разбитого автомобиля, когда машина дорожной полиции съехала на обочину шоссе. Полицейский поспешил через дорогу к автомобилю, лежащему на боку у каменной стены. Пыль и дым от страшного удара все еще клубились над местом катастрофы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать