Жанры: Философия, Руководства, Здоровье » Ю. Иванов » ЧЕЛОВЕК И ЕГО ДУША. Жизнь в физическом теле и астральном мире (страница 66)


3. ПОПРАНИЕ ЗНАМЕНИТЫМИ РУКОВОДИТЕЛЯМИ РОССИИ ВЕЛИКИХ ПРИНЦИПОВ ЯМЫ, ЯВЛЯЮЩИХСЯ ОСНОВАМИ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУХОВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

Жестокость Иоанна IV превосходила все вообразимые пределы жестокости. Сотни людей по его указанию публично подвергались пыткам, а затем умертвля-лись. Смотреть на пытки и убийства для него было наслаждением. Он сам неоднократно убивал людей. В порыве гнева ударом ноги в живот жены своего сына он умертвил своего внука, а затем посохом убил своего сына, отца убитого им младенца. И это было сделано потому, что сын посмел защитить беременную жену от его похотливых посягательств. Малюта Скуратов, чувствуя желания царя устроить очередную бойню, «открывал» заговоры против царя. Так, в 1569 году, Скуратов, угадавший желание своего повелителя, «открыл» грандиозный заговор, во главе которого будто бы стоял архиепископ Пимен. В результате московские застенки и тюрьмы переполнились, начались массовые мучения и пытки, и почти все подвергавшиеся допросу были осуждены. Среди них были знатные бояре и даже такие любимцы царя, как старший Басманов, князь Вяземский и другие. С. Горский в книге «Жены Иоанна Грозного» так описывает страшный финал этого «заговора»: «Царь подал знак, и началась странная казнь. Осужденных не просто убивали, а подвергали перед смертью мучениям, которые могли изобрести только самые извращенные умы. Начали с боярина Столыпина Висковатого, который провинился в том, что не согласился отдать свою шестнадцатилетнюю дочь в царский гарем. Боярина повесили вверх ногами, облили голову кипятком, потом Малюта Скуратов отрезал ему уши и нос; другие опричники медленно отрезали страдальцу обе руки. И только после того, как достаточно насладились зрелищем окровавленного, судорожно извивающегося тела, палач привычным ударом перерубил его пополам». Нельзя без содрогания читать эти строки. А ведь подобные страшные картины для царя были привычными.

Последующие великие государственные руководители России, имея все необходимые данные и собственное желание быть родомыслами для народа так ими и не стали в полной мере. Более того, проявлением огромной жестокости к людям они не только нейтрализовали то положительное, что они пытались делать для народа, но резко усугубили состояние национального эгрегора, ставшего критическим с началом монголо-татарского ига. Почему для России такая напасть? Метаистория объясняет это тем, что уицраор России, демон российской государственности Жругр был духовно сформирован от двух начал: демиургом России и Гантунгром (в эволюции человечества это очень редкий случай, как будто творческая Воля Абсолюта запрограммировала какой-то особый эксперимент над определенным народом – российским народом). Поэтому демон российской государственности, оказывающий непосредственное влияние на формирование государственного устройства и на руководителей российского государства оказался страшно противоречивым: с одной стороны, великие руководители народа хотят быть родомыслами и предпринимают определенные шаги в интересах своего государства (это проявление положительного начала демиурга России), а с другой – они превращаются в тиранов и деспотов для своего народа (это проявление отрицательного начала Гантунгра).

Петр Первый так же, как и Иоанн Грозный – продукт влияния российского демона государственности Жругра. Жругр заботливо потрудился над тем, чтобы внедрить в родомысла Петра Великого тираническую тенденцию. Ему удалось переразвить суровую твердость, необходимую и неизбежную в положении Петра, в неумолимость, внутреннюю свободу от авторитетов – в свирепую лютость ко всем авторитетам прошлого; прямолинейную преданность своей идее – в ненависть ко всему, что ему казалось бесполезным, то есть чего нельзя было обратить на пользу его идее; а стихийный размах души – в бесконтрольную чувственность и непомерную грубость. Ирония переросла в склонность к глумлению. Жестокость постепенно стала приобретать садистский оттенок. Указанные качества привели Петра к ошибочным и вредным деяниям – к неоправданной ничем жестокости по отношению к боярам, стрельцам, раскольникам, собственному сыну; а главное – к собственному народу, приносившему замыслам своего царя огромные, иногда не вызванные необходимостью жертвы; к насилиям над Церковью, в результате которых она после Петра оказалась, по выражению позднейших мыслителей, в параличе (и в дальнейшем дошла до такого низкопоклонства перед своим собственным врагом, что в любую другую эпоху это казалось бы совершенно неправдоподобным); к пренебрежению интересами крестьянства, что повлекло за собой упрочение крепостного права. В стране воцарилась атмосфера террора, обесценивания человеческой жизни, неуважения к личности. И такая атмосфера сделалась атрибутом самодержавия в ряде последующих эпох.

Разный характер тирании Иоанна Грозного и Петра Великого определяется с точки зрения метаистории влиянием разных сил (темных сил) астрального мира. По этому поводу Д. Андреев в «Розе мира» пишет: «Трудно найти более разительную противоположность между образами двух родомыслов, допустивших глубокий ущерб своей миссии: тем, кто, будучи вознесен на предельную высоту единодержавия, непоправимо сорвался с этой высоты – Иоанном IV и Петром, до конца своей жизни продолжавшим, несмотря ни на что,

воспринимать инспирацию Яросвета,– трудно найти контраст между ними более разительный, чем тот, который обнаруживается при сопоставлении смерти их сыновей, Ивана и Алексея. В одном случае – самоубийственный для династии и государства акт, совершенный существом, потерявшим человеческий облик и охваченный бессмысленным бешенством: ярко выраженное проявление воли Велги. В другом – холодное, продуманное и беспощадное вопреки собственному человеческому чувству осуществленное мероприятие во имя государственной идеи, которой приносится в жертву собственная плоть и кровь: столь же очевидная инвольтация демона государственности».

Русская императрица Екатерина II (по национальности немка, ее немецкое имя Софья-Августа-Фреде-рика-Эмилия, родилась в 1729 г., русской императри-цией стала после убийства мужа руками своего фаворита Орлова) была хитра, властолюбива, лицемерна и корыстна. Она не была родомыслом: любовь соединялась с политикой, причем страсти любви перевешивали интересы государства. Один фаворит стоял за Францию, и Екатерина склонялась на сторону французской политики. Другой симпатизировал Пруссии, и царица изменяла курс политики. И так без конца. К примеру, сойдясь с английским посланником Вильямсом, она начала действовать против Пруссии, идя навстречу желанию Вильямса столкнуть Россию и Пруссию в войне. А когда началась война союзных держав с Пруссией и она увидела свою родину (Пруссию) в действительной опасности, приказала русскому главнокомандующему не наступать.

Разврату Екатерины не было предела. Она меняла любовников ежедневно, а иногда у нее их было сразу несколько. Рядом с ее спальней была устроена «комната фаворитов», где жили ее любимцы впредь до выселения одного и перехода в эту комнату другого.

Министров и других государственных деятелей часто принимала в постели, предварительно опустив сверху с помощью специального механизма зеркало, отделяющее ее кровать от соседней кровати любовника. Многие тысячи мужчин прошли через ее кровать, в том числе солдаты и истопники.

Ее разврат разорял страну, ибо фавориты за свои услуги получали огромные деньги из казны, а также драгоценности и поместья. Зубов в течение двух лет получил 3,5 миллиона рублей серебром (помимо земель и крестьянских душ). Потемкин и Безбородко получили до 50 миллионов рублей (кроме того, что украли, управляя государством). Братья Орловы обошлись государственной казне в 17 миллионов рублей; они же получили 50 тысяч крестьян, несколько дворцов, много драгоценностей и посуды. Только деньгами (помимо огромного количества драгоценностей, земли, крестьян) официальные фавориты получили сумму, значительно превышающую сумму ежегодного российского бюджета. Кроме официальных фаворитов, у Екатерины было еще бесчисленное множество связей, которые продолжались всего одну ночь, но стоили очень дорого, потому что за каждую ночь она платила не менее 100 тысяч рублей, да еще в придачу – имение, тысячу душ и пожизненную пенсию. Деньги, которые должны были идти на образование народа, развитие искусств, ремесел и промышленности, на открытие школ, уходили на личные удовольствия фаворитов и уплывали в их бездонные карманы.

Нравственное влияние разврата царицы на двор и на высшее общество было ужасным. При дворе царил непрерывный скандал. Даже внуки и внучки Екатерины знали о фаворитах, но она никого не стеснялась. Высшее общество было развращено примером императрицы, и в среде аристократических семейств царил такой же разврат. В Западной Европе на Екатерину смотрели как на чудовище разврата, страшную убийцу. Австрийская императрица Мария-Терезия, женщина очень нравственная, наотрез отказалась от встречи с русской императрицей, убившей своего мужа и менявшей фаворитов. Когда великая княжна Александра Павловна сделалась невесткой шведского короля Христиана, король приехал в Петербург, и обручение состоялось. Но познакомившись с ее фаворитами и с их бесконечной наглостью, король спешно уехал домой и отказался от невесты, не желая жениться на девушке, выросшей при таком развратном дворе. В последние годы жизни у Екатерины 11 появилась страсть к молодым девушкам, и она устраивала с ними так называемые лесбийские игры. Для этого безобразного разврата у Екатерины была огромная девичья, состоящая из крепостных девушек и молодых цыганок. Но не обходила она вниманием и дворянских девушек. На выпускном экзамене в Смольном институте ей понравилась дочь Суворова, и она предложила отцу отдать ее в свою свиту. Суворов, сославшись на присутствие при дворе многочисленных кавалеров, которые могут обольстить его дочку, отказал. Было видно, как Екатерина загорелась при словах Суворова. Она с жаром закричала: «Не бойтесь, я помещу ею в своей спальне». После отказа Суворова Екатерина задыхалась от бешеного гнева, но не решилась отнять девушку силой. В отместку она выслала Суворова с дочерью в отдаленное имение, запретив девушке приезд ко двору.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать