Жанр: Современные Любовные Романы » Кирсти Брукс » Разговоры под водку (страница 2)


По фотографиям, выданным Амандой, я опознала одного из дружков Зеленого. Это и был Тони — наша добыча.

— Блеск! Ну и предложение я получила… — начала было подруга.

— Бинки, дорогая, вот твой напиток. — Я с высоко поднятыми руками, чтобы не пролить напитки, наконец приблизилась к ней. Подав Джози огромный бокал с коктейлем, я вопросительно подняла бровь: — А кто эти симпатичные ребята?

Тони вылупился на мои соски, находящиеся на уровне его глаз. Я чуть-чуть отодвинулась, наблюдая, как его пристальный взгляд, словно приклеенный, следует за ними. Парень чуть не свернул себе шею, наклоняясь через плечо Зеленого.

— Я собиралась сесть вон ту… — указала Джози на дальний угол.

— Ты что, Бинки, — попробовала я хихикнуть, но вышло нечто похожее на предсмертный хрип. — Не успеешь и глазом моргнуть, как таких симпатяг уведут.

Пока они, развалившись, сидели в кабинке, мы к нашей шумной радости выяснили, что Зеленого зовут Боб, а его друга в бейсбольной кепке и широченных брюках — Саймон. Я не ошиблась: третьим был Тони. Высокий, мускулистый, просто инспектор Гвидо, гроза сутенеров, из детектива «Донна Леон». Я многозначительно посмотрела на Джози, а она соответственно вытаращилась на меня.

Боб пошел взять на всех по второй, а я тем временем все свое внимание обратила на Тони. Инструктаж Аманды гласил: флиртовать, но без прикосновений, и наблюдать ответную реакцию ее жениха. Напирать не рекомендовалось. Тони бы не поверил, что две еще не пьяные тетки вдруг бросились строить ему глазки. А может, мужик просто не играет в открытую? Но Аманда хотела удостовериться, что и в покер на раздевание он тоже не играет.

Я попыталась понять, что же Аманда в нем нашла. Она была привлекательной девушкой, особенно с тех пор, как сделала дорогущую пластическую операцию по исправлению формы носа. И вообще, может, она и с легким приветом, зато неплохо зарабатывает в архитектурной фирме. Когда не вкалывает ночами в видеопрокате, чтобы оплатить предстоящий медовый месяц. А Тони, похоже, и слова «фасад» не выговорит. Я о нем почти ничего не знала. Только то, что он работает шофером грузовика, балдеет под музыку кантри и имеет особое пристрастие к отделу женского нижнего белья в универмаге, находя примерочные кабинки самым подходящим местом для оргазма.

— Тони? — улыбнулась я и подалась к нему как можно ближе, не давая, однако, его носу уткнуться в мою грудь. — Скажи: «фасад».

Тони повернулся ко мне. Бессмысленный взгляд исподлобья, плохо стриженные волосы:

— Это что, коктейль такой?

На этом разговор как-то завял, и я отвлеклась на Джози. Она как раз пихала меня большим пальцем ноги, обутой в белую босоножку на шпильке. К девушке, которая в свое время встречалась с двумя солиситорами и судьей, всегда стоит прислушаться. Тогда она избежала банкротства, однако отделаться от них окончательно смогла лишь несколько месяцев спустя.

— Знаешь, а ты бы могла работать в автосалоне, ты классно смотришься на машине, — вещал Саймон, разглядывая ее пышную грудь.

Он обернулся к Тони, как будто его осенила гениальная идея:

— Она бы классно смотрелась на капоте «порша». А ты че думаешь, Бинки? Хочешь на выставку?

Парень разошелся. Его глаза горели, нос покраснел от пива. Тоже мне, любитель раскладывать девушек на капоте. Джози скривилась:

— В иные дни только об этом и мечтаю.

Я легонько пнула ее в ответ. Вообще-то — по крайней мере, мне так кажется, — я люблю мужчин. Но эти… С такими, как с собаками: чтобы не бросились, нужно разговаривать ровным тоном. Я не хотела рисковать, а то еще потеряем над собой контроль и запорем все дело. Над нами и так явно нависла угроза, и хорошо, если наши тактильные ощущения ограничатся простым лапаньем.

В кабинку с выпивкой в руках вломился Боб и плюхнулся рядом с Джози. Та отпрянула, но он придвинулся еще ближе и картинно склонился над ней. Я опять включила свою улыбку мощностью в сто ватт и развернулась к Тони. Судя по выражению его лица, уровень его интеллекта Ай-Кью резко упал еще на пару баллов. «А что, — подумала я, — зарабатывать деньги слежкой, оказывается, довольно приятное занятие. Как будто блуждаешь по зоопарку с дикими хищниками — в потемках и с коктейлем в руке». Накалившаяся обстановка все больше напоминала затишье перед бурей, когда в розовых кучевых облаках назревает гроза.

— Боб, — сказала Джози, вызывающе улыбаясь, — похоже, ты уже бухой. Вот тебе рассол. А я так хочу пить…

И она так медленно начала облизывать губы, что я тем временем успела осушить целый стакан. Обезвоживание мужских организмов достигло критической точки. Они жадно проводили глазами ее исчезающий в бокале язык.

Тоже мне, мисс Монро!

Джози тем временем нацепила свой самый опасный оскал — улыбку старлетки. В воздухе запахло горючей смесью пота и тестостерона.

Я, разинув рот, наблюдала, как она, улыбнувшись, обвела пальцем край стакана с пенистым коктейлем и слизнула сливки. Попытавшись обратить свой шок в эротическую пантомиму, я чуть не выронила сигарету. Тони осклабился. От его пылающего страстью взгляда, в котором так и мелькали картины безумных совокуплений, порожденные воспаленным воображением, едва не вспыхнула прядь моих волос. Пришлось слегка отодвинуться.

Перемещаясь, я немного отвлеклась и вспомнила, что поздно вечером ко мне заскочит пообщаться Зара. Ремешки босоножек ужасно натирали. А перед моими глазами, обливаясь потом, все крутила динамо моя подружка.

Поэтому я бросилась ей на помощь с энтузиазмом целой команды девочек на разогреве перед футбольным матчем:

— Тони,

ты всегда так — сразу со всеми зараз?

Минут через сорок кто-то постучался ко мне домой. Я резко распахнула выходящую на маленькую лестничную площадку входную дверь, и Зара в испуге шарахнулась к дверям моих ворчливых соседей.

— Чтоза хреновину ты на себя натянула? — взвизгнула она. — Жевательную резинку? У тебя волосы на лобке видно.

— Да ты что? — рассеянно глянула я вниз. — Тогда понятно, почему все мои шутки проходили сегодня на ура.

— Ну, вы даете! — фыркнула Зара, протискиваясь мимо меня. — Стоило мне оставить вас вдвоем всего на десять минут, как в ваши тела тут же вселились Барби.

— Мы работали, — сказала Джози, входя в комнату из единственного имеющегося в квартире закутка — ванной. — Пытались узнать, ходит ли налево жених одной бабы с работы у Кэсс.

— Она что, ненормальная? Если он повелся на вас, то он — сексуальный маньяк. И каждый вечер заказывает какую-нибудь девушку по номеру восемнадцать ноль ноль — «Дешевые киски».

— Как приятно это от тебя слышать, Зара. Но вообще-то ты права, он был готов заказать девушку по имени Кэсс. И девушку по имени Джози. И любую девушку по имени Девушка. Урод.

— Объясни, Кэсс, как так получилось, что ты занимаешься такой фигней? — спросила Зара и плюхнулась на диван. — Ты же умная женщина. Вполне могла бы управлять своей собственной компанией. — Она заозиралась вокруг голодными глазами: — Чипсы есть?

— Не хочу я управлять никакой дурацкой компанией. И чипсов у меня тоже нет. Я думала, ты не будешь просить есть, а будешь рассказывать, какая ты толстая.

— Угу. Я все время скулю об этом, — вздохнула она и взяла с кофейного столика деревянную шкатулку. — Что это?

— Подарок от нашего малыша, — смеясь, вмешалась Джози. — Это шкатулка желаний, как у всякой приличной восьмилетней девочки. Кэсс загадывает желания и складывает их туда.

— Очень смешно. Между прочим, это было очень мило с его стороны — подарить мне этот сувенир. Я знаю, мы не пара. Но только он от меня не отстает. И, к вашему сведению, я не собираюсь с ним спать.

— Но он же об этом не знает, да и подарок что-то значит.

Я простонала, откупоривая бутылку вина, и швырнула меню из ресторана с доставкой Заре на коленки. Пить я уже больше не хотела. Все, что я хотела, это заполучить десять тысяч баксов.

— Оставьте Диклэна в покое. И я знаю, что делаю.

— Что я делаю? — бурчала я часа через три, когда при свете ламп, окаймляющих большое зеркало в ванной, пыталась расчесать посеченные концы волос. По мне сох несовершеннолетний подросток, а одежду я покупала по почтовым каталогам.

— Все так печально, Джок, — обратилась я к своему маленькому длиннохвостому попугаю. — Я, в свои двадцать девять лет, уже как старая миссис Робинзон.

В ответ Джок что-то проскрежетал в своей клетке. Я выпустила его на волю и почистила лоток. Он чирикнул, метнулся на диван и спланировал мне прямо на волосы. Вообще-то, я любила, когда он садился мне на плечи. Хотя ему всегда удавалось замарать карман моих джинсов, что бы я ни делала. Попугай поклевал мне ухо, и четыре из пяти прикосновений его клювика были очень нежны. От этого мне стало немного грустно. Я подумала, что порой отчаянно нуждаюсь в близких отношениях. Конечно, непрестанное птичье верещание меня утешало, но мне не хотелось признаваться, как я ценю компанию какого-то попугая. Не такая уж я одинокая. И вообще, каждому свое: некоторые девять месяцев выращивают компаньона в своем собственном животе, а другие покупают его за девять долларов и девяносто пять центов в зоомагазине. Я решила, чтосделала правильный выбор.

На моей кредитной карточке — перерасход в десять тысяч долларов. И те четыреста тридцать пять в неделю, что я получаю в видеопрокате, ни за что не смогут его покрыть, потому что проценты все увеличиваются. Но я не собираюсь съезжать с квартиры, поскольку отрицательные моменты проживания в ней (отсутствие садика, внезапные приступы клаустрофобии, мой ворчливый сосед мистер Крабтри) ничем не перевешивают положительных. Лучше я прикую себя к холодильнику, если меня будут выселять. Если.

Я и раньше подозревала, что транжирю на красивое нижнее белье слишком много денег, но лишь отмахивалась от таких мыслей. Мне ужасно нравилось само ощущение, что на мне дорогая вещь. Наверно, в месяц я проматывала не меньше тысячи. Всего-то по двести пятьдесят баксов в неделю. Люди еще больше выкидывают на компакт-диски и журналы. На нижнем белье я совершенно разорилась. Цветные трусы, кружевные трусы, стринги — меня словно закружил вихрь запретных удовольствий… Я внимательно следила за скидками на стринги и каждый месяц покупала новые. В моем бюджете прочно обосновалась стринговая строка.

Я подошла к окну и задумчиво посмотрела на расстилавшуюся внизу Аделаиду. Звезд не было видно из-за облаков, на горизонте неясно вырисовывались холмы. Я отвернулась и ощутила надежность своей ярко освещенной комнаты. Теплые розовые оттенки согревали. Мне нравился мой образ жизни. Нравился мой дом-капсула. Ни за что на свете не стану я больше снимать жилье вместе со всякими… с другими людьми. Я надеялась найти способ заработать настоящие деньги, и очень скоро.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать