Жанр: Современные Любовные Романы » Кирсти Брукс » Разговоры под водку (страница 20)



Вечером в «Мире DVD» я узнала, что Аманда уже подала заявление об уходе. Наверное, предсвадебные хлопоты целиком захватили ее. Новый сотрудник по имени Барри бился с покупателями и обрадовался моему предложению расставить видео в алфавитном порядке. Мне нравилось раскладывать фильмы по алфавиту. Правда, пришлось написать его на руке, но это было как медитация. Так что, когда рядом внезапно материализовалась Зара, я уже была в состоянии, подобном дзен. Даже горе близкой подруги не могло вернуть меня в реальность.

— Кэсс!

— Ом-м, — все еще в трансе отозвалась я, когда она прикоснулась к моему плечу.

Блестящие глаза Зары опять были на мокром месте, а веки распухли и покрылись красными пятнами.

— Что случилось?

Если это опять насчет Джорджа, мне придется поговорить с ним самой.

— Знаешь, как цитируют? — Она быстро скрючила в воздухе указательный и средний пальцы, изобразив кавычки.

Я кивнула. Я и сама время от времени так делала, особенно когда произносила слово «интересно».

— А как думаешь, скобки тоже можно изобразить? — И она сложила ладони так, как будто сдвигала ими книги с обеих сторон.

Я нахмурилась:

— He думаю.

— А что, разве не классно?

— Только если под кайфом.

Она повесила голову.

— А я изобразила. Когда разговаривала с Джорджем. Знаешь, я ведь послала ему анонимный е-мейл. Я так нервничала, как он это воспримет, как отнесется, — продолжала она, немного успокоившись, — и остановилась у его стола поболтать. От него пахло, может быть потому, что он был в спортзале или еще где и вспотел. Ну вот, я начала рассказывать про кино с Хью Грантом — по телевизору показывали вчера ночью. Я волновалась, и когда сказала, что Хью был пылкий, несмотря на инцидент с этой лос-анджелесской проституткой Дивин Браун, то заключила свои слова «в скобки». Вот дура!

— И впрямь, — сказала я, еле сдерживая смех. Я и сама не слишком-то годилась на роль эксперта по тому, что классно, а что нет, но что-то мне подсказывало, что здесь речь идет явно о последней категории.

— Как тебе взбрело в голову заговорить с ним про Хью Гранта?

Она нахмурилась:

— Не знаю. Ах да, он сказал что-то наподобие того, что у меня волосы, как у актрисы Лиз Херли.

— Вот видишь. Это хороший знак.

— Ты думаешь? — просияла она.

— Определенно. Лиз хоть и кошелка, но парням нравится. Она выглядит так, как будто только и знает, что днем примеряет дамские платья, а ночью — снимает. И к тому же она не дура.

— Да? — Зара соображала с таким трудом, что от ее интенсивного мыслительного процесса чуть не лопнула пленка на DVD. — Значит, скобки — это ничего?

— Вполне.

— Вот здорово. — Зара сделала паузу, утомленно потирая лицо. — Но вообще-то… Господи, ну что же я все время ляпаю всякую ерунду.

— Аналогично. У всех такое чувство. Но сколько на самом деле ты можешь вспомнить действительно постыдных случаев?

— Целую кучу.

Я слабо улыбнулась:

— Ладно, зайдем с другой стороны. А много ли ты можешь вспомнить, что о тебе плохого говорили другие люди?

— Не много. Я помню, Кармен Джонсон говорила в старших классах, что я жирная, а Томми Тревестос, когда мы пошли в клуб, назвал меня не Зара, а Зое, это такая личинка, у которой и ног-то нет! Вот, пожалуй, и все, — мгновенно выдала Зара.

— Вот видишь! Она кивнула:

— Я знаю. Просто я его любила, а он назвал меня личинкой.

— Томми?

— Да.

— Ты же его впервые встретила той ночью!

— Видно, наркота восьмидесятых так на меня подействовала.

— Неужели кокаин? — охнула я, как-то не представляя себе Зару, употребляющую наркотики.

— А ты что, не помнишь, как мы в школе нюхали?

— Да уж…

Я глянула, как там дела у Барри с покупателями. Он болтал с двумя вострушками, одетыми как Бритни Спирс, всячески стараясь не пялиться при этом им на груди.

— Итак, что ты думаешь теперь делать?

— Ты насчет Джорджа?

— Естественно, насчет Джорджа, — сказала я нетерпеливо. — Он ведь тебе все еще нравится, правда же?

— Еще как!

— Вот и хорошо. Все еще у вас сложится, и довольно скоро.

— А еще мне кажется, что я немножко влюблена в Ли Райена.

— А это еще кто такой, черт его возьми?

Зара раньше никогда не признавалась, что влюблена в кого-нибудь, а тут за последние пару дней мы имеем Джорджа, Томми Тревестоса, а теперь еще этого Ли.

— Он из мальчиковой группы «Блю». Именно о таком я всю жизнь мечтала…

— А, понимаю, — сказала я, слегка покривив душой. — Что за тинейджерские замашки, ей-богу?

— Каждую субботу я встаю и смотрю передачу «Видео хите» — он там всегда.

— Что ж, это нормально, — сказала я, размышляя о том, что Зара и Малкольм — это противоположные полюса, но обоих почему-то привлекает одно и то же музыкальное видеошоу, галопирующее по всем каналам через всю Австралию.

— И еще я купила журнал «Гелфренд», потому что там была статья о нем.

— Ты купила журнал для девочек от восьми до пятнадцати лет?

— Точно так.

— Нам с тобой нужно серьезно поговорить. Начнем, или подождем, пока ты опять будешь пьяная в сандаль?

— Лучше пьяная.

— Нет, ты скажи, ты их регулярно покупаешь, эти журналы?

— Ну-у, после того как я начала читать «Гелфренд» и узнала все ужастики из личной жизни тех, кому нет и тринадцати, я почувствовала себя намного лучше.

Я дошла до боевика «Сильнейший удар». Мои коленки чесались и горели — я закончила этот ряд, сидя на жестком ковровом покрытии. Да и пояс на юбке был слишком тугой. Вечером не будет мне никакого жирного коктейля, только жареная картошка и

все.

— А почему именно эта группа?

— Потому что они поют о любви и, несмотря на свой потрясный вид, все равно страдают.

— Ага, прямо изнывают.

— Точно.

— Зара, ты просто жертва маркетинга, — сказала я, приводя юбку в порядок.

— Я знаю, что попалась на крючок глобальной стратегии, но когда они поют в такой тоске и печали… Мое сердце просто превращается в желе.

— И они к тому же симпатичные.

— Да.

— Да еще и танцуют.

— М-м-м.

— Как на рок-фестивале.

— Ну-у да, — сказала она неуверенно.

— Зара! Ты меня просто поражаешь. Это парни. А парни идут на все. Представь, ты встречаешь какого-нибудь симпатягу в пабе, который старается запудрить тебе мозги и произвести впечатление. Потом заманивает тебя к себе домой, клянется, что только помассирует тебе спинку, а потом хоп, и все! Ты же не хочешь, чтобы в первый раз все было так?

— Нет, — сказала она и уставилась в окно. — А знаешь, один парень предлагал мне однажды помассировать, только не спинку.

— А что, грудь?

— Ага.

— Но ты, надеюсь, сказала «нет»?

— Это были восьмидесятые. К тому же, может, после всех дурацких танцев, которые мы тогда танцевали, грудь и надо было помассировать.

— Может быть, — согласилась я, не зная, что ей еще сказать, — ну тогда ладно.

Наверное, мы обе одновременно представили одну и ту же сцену, потому что мне стало неловко.

— Но это было не слишком возбуждающе, — сказала она спустя некоторое время.

Удовлетворенная ее ответом, я встала и подрыгала ногами, чтобы разогнать мурашки. На Зарино счастье, подростки уже ушли.

— Что ты делаешь после работы? — спросила она.

— Хочу завалиться спать. Завтра рано вставать.

— Нравится тебе работать сыщиком, как Коломбо?

— До сих пор нравилось, — сказала я, но дыхание у меня перехватило. Я вдруг поняла, что уже несколько раз была близка к тому, чтобы попасться.

— О, кстати, — воскликнула Зара, порылась в сумке и вытащила что-то завернутое в пластиковый пакет с ручками. Я просияла. Зара всегда приносила вкуснейшие закуски.

— Это не шоколад, не думай, — сказала она, увидев выражение моего лица. — Это настоящий газовый баллончик.

— Но ведь это нелепо.

— Запрещено, я знаю. Я купила его через Интернет, доставили сегодня утром. Друг Джастина, Грэхем из Иллинойса, заказал его для меня. Смотри, он завернул его в майку с надписью «Чудесный штат Иллинойс». Возьмешь майку?

— Нет, — сказала я, безвольно держа пакет. Зара внимательно посмотрела на меня:

— Тебе нужна защита. Я, конечно, хочу, чтобы ты изучила военное искусство и все такое, но до тех пор хоть сможешь смыть им чью-нибудь косметику.

— Спасибо. — Я нервно оглянулась и вдруг увидела нас на экране — расплывчато и в черно-белом изображении. Я была светлее, чем Зара. Господи, куда меня опять черти понесли? Уже и моя честная подруга Зара импортирует незаконные предметы ради моей защиты.

— Да ладно, Кэсс. Думаешь, тебе одной нравится нарушать закон? А баллончик все-таки носи.

— Хорошо.

— И помни, что ты — презирающая закон, храбрая и циничная сыщица. И про долги по кредитке не забывай.

— Да, конечно.

Барри обернулся и посмотрел на нас. Почувствовал, наверно, что что-то не так, раз уходившая Зара расплылась в такой счастливой улыбке. Обычно она так не улыбается. Компьютерщики вообще не улыбаются.

— У тебя все нормально? — спросил он вежливо.

— Да! — в сердцах крикнула я и снова опустилась на колени, чтобы в тишине закончить с алфавитом.

На улице похолодало. Я решила отказаться от униформы «Аделаидских муравьев» и выбрала черный джемпер, розовую мини-юбку, черные колготки, сапоги до колен и черное укороченное кожаное пальто. Ну просто Бонни и Клайд! Да еще этот баллончик…

Сбросив пальто в прихожей, я опять прошла в спальню Дэниела. Его дом мне уже был как родной. Я прибыла к десяти часам, так что пришлось посидеть в машине с журналом, пока все не разошлись на работу.

Подойдя к дверям спальни, я почувствовала нечто необычное. Волосы у меня почему-то встали дыбом, как при опасности. Если бы я была профессиональным сыщиком, я бы насторожилась. Но я им не была, поэтому только почесала затылок и, напевая песню Фрэнка Синатры «Fly Me to the Moon», вошла в спальню. И тут я съехала на другую тональность — в постели спал Дэниел.

Я попятилась и чуть не умерла от ужаса, когда Дэниел вдруг закашлялся. Но он был в забытьи или напичкан лекарствами. Тонкая струйка мокроты вытекала у него изо рта, и он тяжело дышал.

Сердце у меня колотилось еще сильнее, чем в тот день, когда я встретила здесь мисс Кроссовкинг, но я все-таки наскоро провела инвентаризацию тумбочки. Кодеин, таблетки от простуды, синутаб от насморка… Он наглотался таблеток и был теперь похож на Джерри Гарсиа, только с насморком.

Шестое чувство подсказывало мне — надо уносить ноги. Но тут я увидела, что на покрывале лежит один из тех фотоальбомов, которые я видела в книжном шкафу. Я подтянула его к себе, подкралась к переключателю и, сделав свет послабее, чтобы сгустить сонную атмосферу, на цыпочках вышла из спальни. В комнате с тренажером я прислонилась спиной к стене и съехала вниз, пристроив альбом на коленях.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать