Жанр: Современные Любовные Романы » Кирсти Брукс » Разговоры под водку (страница 26)


В течение двадцати минут мы следовали за ним, приостанавливаясь в переулках и около магазинов и ожидая, когда сядут или выйдут пассажиры. Так мы добрались до района Малверн, где были расположены хорошие магазины и кафе, и оказались в пяти минутах от бара Джози. Мисс Кроссовкинг среди выходящих пассажиров пока не наблюдалось.

Мы продолжали путь, проехав Джозину улицу. Неожиданно автобус остановился, из него выпрыгнула мисс Кроссовкинг и быстро пошла вверх по улице. Мы въехали на стоянку у мясной лавки, но мотор глушить не стали. Она перешла на левую сторону улицы. Мы опять поехали за ней и опять остановились. Так мы и следовали за ней по улице, заросшей деревьями с густой листвой. Тронувшись в очередной раз, мы успели увидеть дом, куда зашла мисс Кроссовкинг. Он мало чем отличался от дома Дэниела. Однако у этого дома вид был более заброшенный. На газоне там и сям виднелись прогалины с засохшей травой, краска на фасаде облупилась. Но все-таки это был дорогой пригород, и виднеющиеся в окнах задернутые занавески выглядели чистыми.

— Похоже, она здесь живет, — прокомментировал Сэм.

— Захари-стрит, девяносто четыре. Дом, куда забыла путь еда.

— Думаю, нам пора раздобыть для тебя что-нибудь съедобное.

Сэм потянулся к заднему сиденью, где под курткой-дождевиком и оранжевым жилетом оказался пакет с сандвичами, кока-колой и батончиками мюсли.

Я радостно накинулась на еду. Пока я стаскивала целлофан с сандвича с салатом, Сэм рассматривал блокнот с моими записями.

— Скажи, что я — твоя пчелка, свей для меня гнездышко в своей душе? — иронично спросил он.

— Это из песни группы «Зей майт би джайантс», — смущенно пробормотала я, с облегчением подумав о том, что не записала слова из песни Мадонны «Эротика», которая вихрилась в моих мозгах большую часть дня. — Надо же было мне хоть что-нибудь писать!

Он наклонился ко мне, мое сердце глухо бухнуло, и я проглотила кусок помидора.

— У тебя в волосах салат.

С этими словами он вытащил листик салата из моих волос и выбросил его в окно.


Джози проводила интервью с претендентами на место бармена, и теперь те, у кого теплилась надежда на победу, драили бокалы для коктейля за новой стойкой из нержавеющей стали.

— Он порвал со мной, — сказала мне подруга вместо приветствия.

— Кто, Карл?

— Да. — Джози была как в воду опущенная, и я заметила, что кожа вокруг ее глаз стянута, как будто она плакала.

— Почему?

— Почему? Ах! — развела она руками. — Кто его знает? Может, потому, что я почти каждый вечер работаю. Или потому, что зарабатываю больше, чем он. Или потому, что не готовлю, когда прихожу домой, из-за того что я целый день стряпаю на работе. Или потому, что собираюсь нанять второго повара на полный рабочий день, но не беру на это место его ленивого деверя Бориса. Или потому, что по субботам я читаю газеты, вместо того чтобы переться с ним на футбол.

— Понятно.

А может, потому, что флиртуешь с другими? Но я промолчала, для собственной безопасности. Я уже видела ее сумочку в деле, и это было страшно.

— Я знаю, ты вздохнешь с облегчением. Так же, как и Зара. Хотя могла бы и раньше сказать, что он урод.

Я рассмеялась:

— Я говорила.

— Я знаю, — покачала головой Джози, — только я не слышала.

— Он симпатичный. И у него хорошая машина. Я и сама в нем ошибалась.

— Но это было до того, как ты взялась за ум. Теперь в любовных делах ты больше не ошибаешься.

— Нет, — сказала я осторожно.

— И с идиотами не встречаешься.

Куда она гнет?

— Нет, больше не встречаюсь. Сколько можно?

— Ну, а что там у тебя с Сэмом Таскером, знатоком фольклора Аляски?

Я выдавила смешок:

— Это Зара тебе рассказала?

— Да, немного. Но это и так написано на твоем лице. Ты пунцовая, как ягодка. И есть из-за чего. Он же брат твоего бывшего бойфренда. И тот самый парень, который в юности разговаривал с тобой на эскимосском наречии. — Она засмеялась, глядя на мое смущенное лицо, и продолжила: — Ох, нет, он же быстро перестал, поскольку прочел «Властелина колец» и на полтора года переключился на язык эльфов. Он чуть не завалил выпускные экзамены, потому что написал половину сочинения на эльфийском и даже не заметил! Ты сама мне об этом рассказывала, когда мы как-то наткнулись на него в городе. Ты еще спряталась, чтобы он тебя не увидел.

Сказать мне было нечего. Я совсем забыла. Он был таким странным, а мы были такими жестокими. Подростком я была ужасной задирой и забиякой и всегда обижала слабых. Неожиданно мне вспомнилось, как я набирала номер Таскеров и, если трубку брал Сэм, изображала Гендальфа.

Я повернулась к Джози и покаянно сказала:

— Я звонила и говорила: «Тук — дурак». И называла его Сэмом Гамджи.

Джози расхохоталась, хватаясь за живот. Двое мужчин за стойкой сделали вид, что ничего не слышали, но губы того, что повыше, сами растянулись в улыбке. Глотнув джина с тоником, я тоже попробовала было засмеяться, но не смогла. Я была типичной плохой девчонкой из подростковых кинофильмов. А Сэм был героем, гадким утенком, которого в таких фильмах всегда обижают, но которому симпатизируют зрители. Господи, какой ужас!

Когда я осушила стакан, а Джози наконец утихомирилась, к нам подошел высокий бармен с подносом.

— Я подумал, что вам сейчас самое время попробовать коктейль, — сказал он и, поставив поднос на деревянный куб перед нами, удалился за стойку.

Я взяла бокал, а Джози, все еще хихикая, сказала:

— Спасибо, Ник. Из чего он?

Интересно, заметила ли она, как он ей улыбался. Высокий и темноволосый, с ленцой в осанке и сверкающими глазами, он был полной противоположностью ее ухажерам. Обычно она почему-то обращала внимание только на испорченных, толстеньких сынков богатых родителей. И напрасно.

— Коктейль называется «Разговоры под водку». В нем джин, водка «Абсолют», ром «Баккарди», ликер «Кюрасао», шнапс, сок лайма и сахар.

— Живыми нам отсюда не выйти.

Джози вытерла со щек потекшую тушь, глядясь, как в зеркало, в стоящую поблизости вазу из нержавеющей стали, и подняла квадратный стакан из толстого стекла, в котором плавали кусочки лайма:

— За вас с Сэмом Гамджи.

Я чокнулась с ней и подумала, как классно вот так сидеть. И порадовалась, что между Джози и Карлом все кончено. Я оглянулась на Ника, который краешком глаза следил за Джози. Заметив мой взгляд, он быстро отвернулся к своим бокалам.

— Итак, что ты сегодня нарыла? Вывелакого-нибудь на чистую воду?

Я рассказала ей о сделке с Сэмом и о том, как мы висели на хвосте у объекта — нашей тощей клячи, ехавшей к дому в районе Малверн. Мы подождали

немного у ее дома, а потом Сэм подкинул меня домой и мы набросали план на следующий день.

— План следующего свидания?

— Это не свидание, — сказала я. — Это работа.

— Когда ты думаешь поговорить с Нилом?

Я нахмурилась:

— Наверно, завтра. Сегодня он где-то мотался, так что Сэм решил пока его не щемить.

— Щемить? — Джози никак не могла согнать улыбку. Я засмеялась:

— Такой у копов жаргон.

Мы уговорили еще по коктейлю. Я рассказала ей, как Зара запала на Джорджа, а она поведала мне, что решила пока ни с кем не встречаться. Я не смеялась, потому что она выглядела серьезной, но я знала, что ничего из этого не выйдет. Джози просто магнетизировала парней: это все равно что работать в магазине «Кокай» и не покупать одежду.

Зазвонил Джозин мобильник. Пока она отвечала, я прочитала по ее лицу, что новости неутешительные.

— Мы не открываемся раньше десяти вечера. Нет, ее здесь нет. Откуда ты?.. — Она взглянула на стеклянную входную дверь, как будто ожидала там кого-то увидеть. — Хорошо, пять минут.

Джози нажала на кнопку и повернулась ко мне:

— Это Малкольм. Хочет спросить тебя о чем-то.

— Надо было сказать ему, чтобы он шел домой. Он что, сюда направляется?

Джози, в отличие от меня, никогда не позволяла Малкольму быть с ней на короткой ноге, и ему никак не удавалось растопить лед еехолодности. От этого он ужасно злился.

— Скажи емусама. Он уже здесь, — кивнула она на входную дверь. Наверное, получила задешево свои булочки и рада.

Я выругалась и встала как раз, когда он ввалился.

Он довольно осмотрелся, а потом, ни слова не говоря, сел рядом с Джози. Обычно она щедро тратила свое время на друзей, но на Малкольма у нее никогда не было ни минуты. Как он раздобыл номер ее мобильника, вообще непонятно. Она слегка отодвинулась от него, а я взмолилась про себя, чтобы он не вздумал заказать выпивку. На столе стояли пустые бокалы, и отказать ему было бы невежливо. Но, похоже, именно так и надо было сделать.

Я взглянула на Ника снизу вверх, когда тот склонился над столом.

— Вот, пожалуйста, — сказал он, ставя перед нами напитки. — А вам, как я понял, сэр, нужно срочно уйти, в противном случае я бы и вам предложил выпить. Джози, не забудь: ты должна помочь мне составить меню на вечер.

Затем он удалился. Джози посмотрела на него оценивающим взглядом, когда он, не спеша, прошел в бар. А Малкольм расстроился.

— Я не хотел вас отвлекать, — сказал он, и на секунду мне стало его жалко, но только на секунду. Я знала, это он просто изменил тактику. — Я только хотел спросить кое-что у Кэсс.

— Что же?

— Ну, про ту женщину, что была с тобой. Ты можешь дать мне ее телефон?

— Это еще зачем? — Я была вне себя от удивления.

— Она великолепна. Такая зрелая, такая искушенная. Мне как раз подошла бы женщина такого типа.

Он развалился на диване, а я подавила смешок. Но кто я такая, чтобы вмешиваться? В конце концов, сейчас Элен встречается с парнем, у которого личные проблемы уходят корнями далеко в прошлое, вплоть до юности. Она заслуживает лучшего или, если не лучшего, то хотя бы чего-нибудь иного.

Так что я записала ее номер и протянула Малкольму.

— Я думала, ты не дашь! — прошептала Джози.

Я улыбнулась, как какая-нибудь Медичи, раздающая золотые монеты. Ну дала, что такого?

— Да ладно, — сказала я. — Элен, должно быть, съела испорченный морской гребешок, и ее глючит, потому что она тоже запала на Малкольма.

— Да ну? — выпрямился Малкольм, и с него как рукой сняло важничанье. — Правда?

— Ну-у…

— Я позвоню ей сегодня же вечером. — Повеселев, он поднялся с дивана, потом кивнул в сторону кухни: — Как идет хлеб?

— Очень хорошо. Спасибо, Малкольм.

Может быть, он и не такой уж идиот. Может быть, он просто одинокий аутсайдер, каким был когда-то Сэм. Возможно, с годами он тоже станет восхитительным и респектабельным сердцеведом. Или сердцеедом? Пока он шел через кафе, я еще раз посмотрела на его белые штаны с множеством карманов и засомневалась.

Подойдя к двери, он обернулся со словами:

— Скоро у меня будет секс, леди!

Джози схватилась за голову, а я швырнула в него резиновой подставкой для стаканов. И мы с облегчением припали к нашим коктейлям.

Мы с Сэмом остановились возле дома мисс Кроссовкинг. Войдя в роль жены, ждущей своего мужа, я осталась сидеть на пассажирском сиденье, в то время как Сэм отправился на задание. Ни у кого не должен был вызвать подозрений отец, разыскивающий собаку сына. У него даже фотография этой собаки была наготове. На «отце» были синие джинсы и оранжевая ветровка. Лицо у него было озабоченное. Прежде чем постучаться в дверь, он обошел три дома. Я делала вид, что читаю книгу, но при каждой возможности стреляла глазами в сторону Сэма. Оранжевый цвет ему очень шел. А он вообще никому не идет. В это утро я заметила, что он и разговаривал со мной очень сдержанно. И это вызвало во мне какое-то странное чувство. Что это было — печаль? Вожделение? Сожаление, что издевалась над ним? Или коктейль из всех трех составляющих плюс чувство оскорбленного достоинства? Неудивительно, что моя голова шла кругом.

Он связался со мной, только чтобы помочь своему брату. Не было между нами никакой искры, была только обида (с его стороны) и отчаяние (с моей). Для него я была поверхностной и не заслуживающей внимания особой. Если бы это был фильм Джона Хьюза, то я обязательно получила бы по заслугам. А возможно, скоро и получу.

«Может быть, он все же простил меня», — прошептала я, когда на стук Сэма кто-то отозвался и он заговорил сквозь приоткрытую дверь. Потом дверь открылась пошире, и Сэм, разговаривая, небрежно прислонился к косяку. Я вытянула шею, но так и не увидела, с кем он говорит. Что же делать?

Щелкнув замком, я открыла бардачок, или, как его еще называют, ящик для перчаток. Перчаток там не было. Была карта полуострова Йорка (небось с прошлого романтического уикенда), бутылка воды (наполовину пустая), упаковка универсального обезболивающего, три ручки, электрический фонарик и — тут я нагнулась поближе, не веря своим глазам — пакет с тампонами. Тампонами? Я стукнула по крышке и захлопнула ящик. Тампонами!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать