Жанр: Современные Любовные Романы » Кирсти Брукс » Разговоры под водку (страница 46)


— О черт, что случилось с твоим лицом? — спросила она, когда я вошла на кухню.

Я потрогала свою щеку. Я почти забыла о синяках и не накладывала макияж, кроме теней вокруг глаз. Боль тоже ушла. Возможно, это был побочный эффект от наркотических средств. Вчера вечером меня никто о синяках не спрашивал, хотя ослепительный блеск на веках всех явно сбивал с толку. В принципе, я выглядела уже почти нормально, за исключением слегка заплывшего глаза и яркого румянца.

— Это Нил взбесился, когда я неправильно включила посудомоечную машину, — засмеялась я, а тот бросил на меня сердитый взгляд.

— Не шути так, Кэсс, — сказал он, успокаивающе улыбаясь Элен и рассматривая ее окна. — Мою подругу Фиону, например, избили за то, что она забыла купить туалетную бумагу.

Элен завороженно уставилась на него.

— У тебя на окнах плохие задвижки, — сказал он.

— Да, они заржавели.

— Стекло, задвижка и вор в квартире. Тебя обчистят за полчаса, пока ты будешь спать тут одна.

Он обошел квартиру, поднимая вещи и продолжая монотонно бубнить.

— Где ключи от замка?

— В ящике, — сказала она, не отрывая от него глаз и указывая в направлении кухни.

Он взял ключи и, порывшись в буфете, нашел машинное масло, за пять минут смазал задвижки и закрыл их. Потом велел ей позвать садовника, чтобы тот проредил листву вокруг дома, дабы соседи не заглядывали прямо в окна, и мы уехали.

При выходе Элен отвела меня в сторонку:

— Он что, тайный агент? Коп?

— Нет, он вор и наркоман, — успокоила я ее.

— Тогда ладно.

Она нащупала в сумке бумажный платок и вытерла нос. Глаза ее все еще были красные, но она выглядела более собранной, чем когда говорила по телефону.

— А он очень умный.

— Знаю, — кивнула я. — Если бы он не испортил себе все мозги и не пропускал школу, то, наверно, был бы гением.

— И симпатичный.

Я засмеялась и взглянула на Нила, который оценивающе смотрел на улицу.

— Ты права. Но ты уже встречаешься с Малкольмом.

— Да, конечно.

Я протянула ей ключи от дома Дэниела, и мы все вместе отправились на Риверсайд-авеню. Я то и дело бросала нервные взгляды на Элен, болтавшую с Нилом о стереосистемах. Оказалось, что Нил до того, как начал вести жизнь наркомана, два года проучился на звукооператора, так что он был почти специалистом. К сожалению, это также помогало ему в воровской карьере.

Нил говорил о музыке так, как говорил Сэм в юности — хорошо и немного скучно. Но Сэм перестал, а Нил все еще нет. Так что диагноз замедленного развития ему поставили правильно.

Я отключилась, пока Элен жадно внимала советам Нила о том, как поставить новые усилители к ней в спальню и столовую. Мне немного жаль было Малкольма, который в это время развозил по городу хлеб и фантазировал о ее ноздрях.

Мы остановились перед тихим домом, и Элен выскочила из машины.

— Ты куда? — завизжала я, рванув ручной тормоз и дергая дверцу.

Она наклонилась к окошку с загоревшимися глазами:

— Я не хочу, чтобы вы входили, а то попадете в беду.

— Элен, — сказала я, выключив мотор и тронув рукой Нила, который выпрыгнул из машины вместе со мной. — Я уже и так в беде из-за проникновения в этот чертов дом. А он — вообще преступник. Мы подстрахуем тебя.

— Ладно, — пожала она плечами. — Сядьте на крыльце и, если кто-нибудь появится, постучите в дверь.

— У тебя есть план? — осторожно спросила я.

Она решительно кивнула, дико раздувая свои ноздри. Я почти видела, какие злобные замыслы ворочаются у нее в голове.

Мы с Нилом поднялись на крыльцо, а она зашла за угол дома. Я нисколько не боялась. Мне здесь все было знакомо.

Затем я услышала забавные звуки и оглянулась.

— Что это было?

— Ничего, — невинно сказал Нил. Но я могла поклясться, что слышала первые несколько строк из какой-то песни.

— Нил, заткнись.

— Я ничего не делаю, — засмеялся он, но перестал. Он шлепнулся на крыльцо, спиной к почтовому ящику. Я осталась стоять, наблюдая за улицей.

— Прекрасный район, — сказал Нил.

— Иногда — да, а иногда кругом сплошные дети.

Он обвел вокруг взглядом:

— А ты что, не материнский тип?

— Не-а.

— Значит, никаких детей. Даже в будущем?

— В будущем, может быть. Может быть, лет через пять я захочу выводок незаконнорожденных малюток. Хотя твоя мать убила бы меня, если бы у нас с тобой появились тогда незаконнорожденные.

Я засмеялась, но быстро замолкла, поняв, что ляпнула. Увы, сказанного не воротишь, а время не поворачивается вспять.

Нил засмеялся:

— Кэсс, позволь своему подсознанию сказать за тебя. Я знаю, тебе нравится Сэм. Это видно по всему. Когда он приходит, ты даже двигаешься по-другому. Мне очень хорошо знаком этот твой взгляд. Но знаешь, Сэму это все порядком надоело.

Я услышала только его последние слова.

— Надоело? Господи! — ужаснулась я. А я-то без конца его провоцировала. Как мне не стыдно! Меня затрясло. — Почему ты так думаешь? — осторожно спросила я.

Нил принимал наркотики. Может быть, это все его видения. Его мозг, должно быть, выглядит как старая морская губка.

— Не в том смысле надоело, Кэсс. Он же считает тебя замечательной девчонкой. Это очевидно. Ты что, не замечаешь этого?

— Перестань! — оборвала я Нила, тогда как мое бедное сердце словно стянули веревками.

— Что там ты бормочешь себе под нос?

— Ничего.

— Ты действительно ему очень нравишься, — медленно сказал он.

Мы помолчали.

— Откуда ты знаешь, что я ему, э-э-э, на самом деле нравлюсь? Может, я ему

нравлюсь только потому, что присматриваю за тобой.

— Я думаю, если бы это было правдой, он не потел бы так под своим воротничком, когда ты рядом. — Дальше Нил, должно быть, прочел мои мысли. — Я его брат. Мне хорошо известно, что творится у него в голове под благообразной стрижкой. И я знаю, как ты действуешь на парней. — Он засмеялся, увидев выражение моего лица: — Ты, конечно, далеко не идеал! С тобой тяжело, но ты, черт возьми, стоишь всех усилий, и всякий хоть чуточку умный парень это понимает.

Я покраснела и приготовилась что-то сказать, чтобы он не возомнил, что я ему поверила, но тут из дома вылетела Элен и быстро сбежала к нам по ступенькам. Нил вскочил, и мы все кинулись к машине.

Отъезжая от дома Дэниела, я все еще путалась в мыслях о Сэме (мне не давал покоя воротничок). Но Нил проявил неожиданное хладнокровие, указывал мне направление и вовремя предупредил, когда я чуть было не заехала на бордюр. Я была уверена, что ему не раз доводилось бывать в машине, уходящей от погони. Видимо, поэтому он был более рассудительным, чем я. А от меня просто искры летели, так я разволновалась.

— Что ты сделала? — спросил Нил у Элен.

Мы направлялись домой. За нами никого не было. Элен все еще задыхалась, поэтому ответила не сразу. Немного придя в себя, она повернулась ко мне:

— Ты помнишь тот фотоальбом, который он держал под замком?

Я кивнула.

— Я сорвала замок и просмотрела его.

— Думаешь, он не заметит?

— Мне все равно. Кому он может сказать?

— Ну и что было потом?

— Да, к сожалению, Дэниел вел со мной нечестную игру, — сказала она, сделав ударение на последнем слове и пристально глядя на Нила, — поэтому я наказала его.

— Ты что, порезала на куски его одежду? — прошептал Нил с глубоким уважением. Глаза его стали как блюдца. Ему, видно, казалось, что он попал в одну из серий «Секса в большом городе». Вот только стилист ему явно не помешал бы.

— Нет, — улыбнулась она, — лучше. На прошлой неделе он забил холодильник морскими продуктами. Мы готовились к вечеринке по случаю его дня рождения. И я собиралась их приготовить, но думаю, что теперь этого не случится. Я попрятала их везде, где только смогла.

— Он боится морепродуктов? — возбужденно спросил Нил.

— Нет, — засмеялась Элен, — но он их будет искать, пока не наступит день рождения, который не так скоро, а к тому времени они все испортятся.

— И куда ты их положила? — спросила я с сомнением в правильности ее поступка.

Я не могла отделаться от мысли, что все это было как-то несерьезно. Немного по-детски. Это было все равно как забросать дом Дэниела яйцами.

— Ох, да везде, — беззаботно сказала она. — Моллюски в подставке для лампы, креветки застегнуты в диванные подушки, крабовые палочки — за платяным шкафом, мидии засунуты в ножки его весов, клешни омаров — в стиральной машине, а мясо крабов расплющено на дне вазы с сухими цветами. Дары океана теперь просто наполняют его дом доверху.

Вот это другое дело! Мы остановились перед домом Элен, и она рассказала нам остальное.

— Да, а еще я насыпала отбеливатель в стиральный порошок и завела будильник на три часа утра на завтра.

Мы вскрикнули, но она перебила нас:

— И засыпала порошок от блох в его фен.

— Он пользуется феном? — скептически спросил Нил.

— Вообще-то, я знаю многих парней, которые пользуются феном, — сказала Элен. Я согласилась с ней.

— И я где-то читала, что если положить порошковое молоко в постельное белье, то оно размягчается от температуры тела и прилипает к коже комочками. И их почти невозможно отодрать без волосинок.

— Господи, да ты сущая сатана, — уважительно сказал Нил.

— Я знаю, — сказала Элен, с сияющей улыбкой выходя из машины. — Спасибо, что помогли мне. Я чувствую себя просто великолепно.

И она подмигнула пораженному Нилу, а потом, ухмыляясь сама себе, быстро шагнула через порог. Мы с Нилом одновременно расхохотались. Но домой мы ехали молча, задумавшись.

— Вот они какие, обломки любви, — неожиданно сказал Нил.

— Да уж, — согласилась я. — Сначала мечты и надежды, а потом креветки в настольной лампе.

— У меня депрессия, — простонал он.

— У меня тоже.

Мы снова погрузились в тишину. Въехав в город, я вдруг увидела на улице, хм, одну желанную фигуру.

— Там Сэм, — закричал Нил, прежде чем я успела съехать на другую полосу, от обочины подальше. В тот момент мне меньше всего хотелось встречаться с Сэмом.

— Остановись, Кэсс. Я хочу, чтобы ты с ним поговорила.

Сэм, между тем, шел по улице Норт Террас и ел мороженое.

— Не остановлюсь, — упиралась я. — Он ест мороженое.

— Ну и что?

— Значит, он отдыхает. Я не собираюсь задавать всякие глупые вопросы и ставить его в неловкое положение, когда он отдыхает. Неудобно.

— Правильно, правильно, — закивал Нил. — Подожди, когда он будет занят. Это намного удобнее.

— Отвали.

Но тут вмешалась судьба: светофор поменял цвет, и мне пришлось неожиданно остановиться позади какого-то драндулета.

— Давай поменяемся местами, — неожиданно начал канючить Нил. — Выйди! Подойди и поговори с ним.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать