Жанр: Детектив » Павел Давыдов, Александр Кирюнин » Этюд о крысином смехе (опубликованный вариант) (страница 11)


– Уотсон! – позвал меня Холмс. – Видите затычку в бочке? Сейчас я поднимусь на крышу и скину вам шланг. Вы должны будете выбить затычку и вставить шланг в отверстие. Ясно? – И Холмс, не дожидаясь моего ответа, скрылся за маленькой дверью около мусорных баков.

Через пять минут великий сыщик свесил голову с крыши и, сбросив вниз свернутый в клубок шланг, заорал:

– Держите! Поймав свисающий конец шланга, я подошел к бочке и вышиб из нее затычку. Из отверстия ударила струя воды. Я еле-еле впихнул в него шланг и с надеждой посмотрел вверх.

– Отлично, Уотсон! А теперь я продемонстрирую вам одно интересное явление! Сейчас я создам разряжение на моем конце шланга и атмосферное давление погонит воду вверх! – с этими словами Холмс сунул шланг в рот и исчез за скатом крыши.

Послышалось странное хлюпанье, шланг сплющился и вновь принял прежнюю форму. Я понял, что Холмс пытается всосать воду, но, как видно, безуспешно:

– Ну как? – крикнул я.

– Сойдите со шланга, Уотсон! – донеслось сверху.

– Я вовсе не стою на нем! – ответил я, незаметно сойдя со шланга.

С крыши опять свесилась голова Холмса. Убедившись, что я говорю правду, Холмс исчез и через некоторое время вновь появился во дворе.

– Неудача, – сказал он, тяжело дыша. – Я не учел гидравлического сопротивления шланга. Оно оказалось слишком велико. А может быть, упало давление, – Холмс посмотрел вверх. – Антиц-ц-циклон, – добавил он с чувством.

– Что же будем делать? – поинтересовался я.

– А вот что, – сказал Холмс – Я сброшу веревку, вы ее привяжете к бочке, вот к этим проушинам. Потом крикнете мне, и я втяну ее на крышу.

Мои приготовления заняли сравнительно немного времени. Не прошло и получаса, как я крикнул Холмсу: «Тяните!» и стал с интересом наблюдать за тем, как груз медленно поднимается вверх.

Я многое отдал бы за то, чтобы увидеть лицо великого сыщика в тот момент, когда вместо ожидаемой бочки он получил лошадь: с оглоблями, хомутом и даже вожжами. Прошло долгих десять минут с тех пор, как благородное животное, смиренно поджав ноги, благополучно достигло крыши, а Холмс все еще не подавал признаков жизни. Наконец, его голова вновь показалась на фоне серого неба и мрачным тоном осведомилась:

– Что это, Уотсон?

– Это лошадь, – сказал я, невинно глядя вверх.

– Нет, я вас спрашиваю, что это значит?

– Это шутка. Это я так шучу, – добавил я.

– Прекратите ваши идиотские шутки, Уотсон! Мне нужна бочка, ясно вам?

– Было бы из-за чего переживать! Бросайте веревку и получайте свою бочку.

На этот раз Холмс приступил к делу лишь после того, как убедился, что веревка привязана куда следует. Веревка натянулась, бочка дрогнула, и в этот момент мне показалось, что узел вот-вот развяжется.

– Погодите, Холмс! – заорал я, хватаясь за веревку. – Не тяните!

Последовал мощный рывок, и земля ушла у меня из-под ног. Потеряв опору, я со всего размаху ударился вместе с бочкой о стену и завертелся, как рыба на крючке. Холмс, не услышавший моего призыва, продолжал с неиссякаемой энергией тащить бочку. Обмирая от ужаса, я попытался кричать еще раз, но Холмс ничего не слышал.

– Химеры… – доносилось до меня. – …Имеющихся у меня математических таблиц… Произошла… Эх, ухнем! Ух. Ух.

Вцепившись обеими руками в веревку, я с тоской наблюдал, как телега внизу становится все меньше и меньше, а я с каждым рывком ухающего Холмса поднимаюсь все выше и выше. Еще несколько рывков и…

– Уотсон? Какого черта?! Да отпустите же, наконец, бочку! Нашли себе занятие!

Холмс, мокрый, красный от напряжения, изо всех сил тащил на себя натянутую, как страна веревку. Рядом, меж печных труб, бродила лошадь, издавая временами жалобное ржание.

– Уотсон! – пропыхтел Холмс. – Нечего глазеть по сторонам! Влезайте на крышу и помогите мне!

Я осторожно переполз на крышу. Вдвоем с Холмсом мы выволокли эту треклятую бочку и присели отдохнуть.

– Самое трудное уже позади, – провозгласил Холмс, утирая рукавом пот. – Остались кое-какие мелочи.

Совместными усилиями мы подтащили бочку к слуховому окну и там завалили на бок. В руках великого сыщика появился неизвестно откуда взявшийся лом. Повертев его в руках, Холмс подцепил им днище и резким движением выломал.

Поток воды из бочки с шумом хлынул в слуховое окно. Я оторопело уставился на эту Ниагару. Сзади неслышно подошла лошадь и, положив мокрую морду мне на плечо, стала грустно смотреть на льющуюся воду.

– Ну вот и все, – с удовлетворением сказал Холмс, когда бочка опустела.

По темной лестнице мы спустились вниз и вышли во двор. Покопавшись в соломе, устилавшей дно нашей телеги, Холмс вытащил из нее две поношенные фуражки с твердыми козырьками, огромный ржавый гаечный ключ, две трубы дюймов пяти в диаметре и саквояж. Одну из фуражек и трубы он сунул мне.

– Одевайте фуражку, – сказал Холмс, нахлобучивая на голову свою, – и вперед. Делайте, как я, и не задавайте глупых вопросов.

Мы вышли со двора, обошли здание и оказались у переднего подъезда. Это и в самом деле был отель «Нортумберленд».

Мы поднялись по мраморным ступенькам и оказались перед роскошными резными дверями. Дорогу нам преградил важный швейцар в расшитой золотом ливрее.

– Это еще куда? – свысока спросил он.

– Ремонтная бригада, – дерзко ответил Холмс, глядя ему в переносицу. – Лондонводопровод.

Откуда-то сверху донеслось одинокое унылое ржание.

Глава 14.

Отодвинув в сторону оторопевшего швейцара, Холмс горло

прошествовал внутрь. Вспомнив наставления Холмса, я перехватил поудобнее трубы и, слегка задев ими швейцара, последовал за моим другом. Навстречу из-за своей конторки поднялся худощавый портье.

– Чем могу быть полезен, дже… Эй, Франклин! – раздраженно крикнул он швейцару. – Ты кого пустил?

– Лондонводопровод, – сурово отчеканил Холмс, со стуком кладя гаечный ключ на конторку. – К нам поступил сигнал, что вас заливает.

– То есть как заливает? – оторопело переспросил портье.

– Очень просто, – твердо сказал Холмс – Прорвало трубу. Вода хлещет со страшной силой. Еще немного – и вы погибнете, – Холмс сделал страшные глаза.

– Как погибнем? Какую трубу? – растерянно пробормотал портье.

– Каминную, – пояснил я, пытаясь помочь моему другу. – Обыкновенную каминную трубу.

Холмс деревянно рассмеялся, беспокойно озираясь по сторонам. Внезапно его взгляд остановился на водопроводной трубе за спиной у портье, и его лицо осветилось.

– Вот она, – Холмс указал пальцем. – Вот она!

Портье повернул недоуменное лицо назад.

– Но она же цела, джентльмены!

– Цела? – Холмс хмыкнул, обошел конторку, и, отстранив портье, раскрыл свой саквояж. – Вы говорите, она цела? – Великий сыщик извлек из саквояжа дрель и за несколько секунд просверлил трубу насквозь. Из отверстия забил фонтан.

– Ну вот, – с облегчением сказал Холмс, – что и требовалось доказать. Младший водопроводчик Уотсон, идите, сюда.

Я зашел за конторку. Холмс протянул мне гаечный ключ:

– Пошуруйте-ка тут пока, а я поищу прокладки. Мне еще пи разу не приходилось шуровать, но спросить, как это делается, я не решился. Сначала я приставил к отверстию одну из своих труб и некоторое время с умным видом смотрел, как пода вытекает через нее на пол. Затем я несколько раз ударил по трубе ключом.

– Ну как? – озабоченно спросил Холмс, вынимая из саквояжа кувалду.

– Мда-а-а… – протянул я, – Дело дрянь.

На лестнице столпилось человек десять-пятнадцать постояльцев, привлеченных шумом текущей воды. Они с испугом следили за нашими действиями.

– Спокойно! – провозгласил Холмс. – Для паники нет ни каких оснований! Просим всех разойтись по комнатам, взять самое ценное, надеть спасательные пояса и через пятнадцать минут собраться в вестибюле.

Нельзя сказать, что это заявление Холмса успокоило собравшихся. «Пожар!» – завопил седобородый джентльмен в смокинге, «Грабят!» – откликнулись сразу несколько голосов.

«То-о-онем!!!» – перекрыл обычные крики мощный хор.

Вода, тем временем, действительно прибывала.

– Без паники, господа, без паники! – Холмс постучал кувалдой по конторке. – Прощу тишины.

Шум и вопли постепенно смолкли.

– Гостиница? – в отчаянии спросил портье: – Что будет с гостиницей?!

– Ну, тут все просто, – уверенно сказал Холмс. – Она обречена.

– Боже! Как же…

– И не говорите мне ничего.

– Но… Но сделайте же что-нибудь!!!

– Если я сделаю вам карманный самовар, это вас удовлетворит? – осведомился Холмс.

– Какой еще самовар?!!

– Какой-какой? Сами знаете какой! Тульский! И не пытайтесь заморочить мне голову вашим самоваром!

Вода дошла мне до щиколоток, и я с ногами залез на стул, который до этого занимал портье.

– Кого вы пустили в отель? – продолжал Холмс. – Это же просто варвары? Вандалы какие-то, – Холмс заметил на конторке книгу регистрации проживающих. – Вот полюбуйтесь! – сказал он, раскрывая книгу. – Мистер Брэндсгрейв – кто додумался пустить его сюда? С такой фамилией! Или этот – сэр Арнольд Арчибальд Пайпбрейкер, эсквайр. Эсквайр? Ха! Расскажите это моей бабушке! А вот – Айзек Мунлайтнесс! Тьфу! Да у вас что здесь, притон?..

Так, снабжая каждую фамилию подробным комментарием, Холмс зачитал весь список. Тем временем вода согнала меня со стула, и я влез на конторку. Холмс удовлетворенно захлопнул книгу.

– И после этого вы хотите, чтобы я возился с трубой? А завтра они снова захотят немного повеселиться и вообще оторвут вашу трубу. Почему бы им не повеселиться? Вы ведь, по-моему, так рассуждаете?

– Нет, нет, что вы! – воскликнул портье. – Мы! Нет! Никогда! Только…

– Что «только».

– Только… заделайте, пожалуйста дыру!

У портье был такой вид, будто его вот-вот хватит удар.

– Не упадите, – сказал Холмс – Вы еще нужны Англии. Плывите сюда. Дайте мне вашу руку. Вот так, хорошо.

С этими словами Холмс засунул указательный палец портье в просверленное отверстие. Течь прекратилась. – Если у тебя есть фонтан, – назидательно сказал Холмс, обращаясь ко всем присутствующим, – заткни его – дай отдохнуть и фонтану. Козьма Прутков. Классиков надо знать… Пойдемте, Уотсон. Мы здесь больше не нужны.

При гробовом молчании окружающих Холмс сложил инструменты в саквояж, и мы, по пояс в воде, двинулись к выходу.

– Да, – вдруг остановился Холмс, поворачиваясь к портье. – Где-то здесь должен быть вентиль. Найдите его и заверните до упора.

Мы вышли на темную улицу и, не торопясь, пошли вдоль сонных витрин магазинов и наглухо закрытых лавок.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать