Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Белый трибунал (страница 23)


7

— Утренние сводки включают полный отчет о беспорядках, происшедших этой ночью в крепости Нул, — сообщил Гнас ЛиГарвол двенадцати судьям Белого Трибунала. — Из отчета следует, что заключенные, недовольные состоянием соломенных подстилок вследствие недавнего наводнения, захватили четверых стражников и заперлись в столовой, требуя письменных гарантий улучшения условий жизни от коменданта крепости. Естественно, их требования были отвергнуты, после чего они перерезали горло одному из заложников. Далее офицеры крепости взломали двери столовой. В последовавшей стычке погибли остальные заложники, еще один стражник и десять преступников. Порядок был восстановлен вскоре после восхода солнца.

ЛиГарвол обвел собравшихся взглядом. Их лица были бесстрастны, но на двух или трех угадывались признаки беспокойства и даже сомнения — первые приметы морального разложения. Козни Злотворных, даже здесь, в твердыне Белого Трибунала. Среди его подчиненных тоже есть подверженные дурному влиянию. Приходится пристально следить за ними и обращаться с особой осторожностью. Под строгим руководством они еще могут удержаться на верном пути. Однако два или три случая внушали судье серьезные опасения.

Например, судья Фени ЛиРобстат. Этот не может скрыть неуверенности и полон сомнений. Словно торопясь подтвердить мнение верховного судьи, ЛиРобстат сказал:

— Бунты участились и становятся все более жестокими. Это весьма неприятно. Возможно, следует восстановить в должности прежнего коменданта.

— Невозможно, — судья ЛиГарвол обжег взглядом заблудшего подчиненного. — Прежний комендант числится среди погибших заложников.

— Жаль, — ЛиРобстат опустил глаза.

— Горожане встревожены, — мрачно заметил судья Эрцль Гурскорт, второй из ненадежных членов коллегии. — Они требуют расследования, призывают к реформам.

— Кто «они»? — переспросил ЛиГарвол.

— Горожане, — настойчиво повторил Гурскорт. — Городской совет прислал письменный запрос. И из дворца дрефа неофициально интересовались. Когда новости о последних событиях распространятся по городу…

— Этого нельзя допустить, — прервал его Гнас ЛиГарвол. — Распространение слухов, которые могут разжечь костер недоверия среди людей, есть безответственность, граничащая с изменой. Простые горожане нуждаются в руководстве и твердой дисциплине. Прежде всего им нужна простота и ясность, твердые законы и правила. И наш Трибунал обязан обеспечить им это.

Не все члены Трибунала справлялись с данной обязанностью. Кое-кто из них выказывал достойные сожаления колебания. ЛиРобстат, Гурскорт… а, вот еще и этот непоследовательный человек, судья Зив ЛиДейнлер, решил пощеголять своей глупостью.

— Возможно, это дело заслуживает расследования, — предложил он. — Некоторые мелкие послабления и уступки, сами по себе незначительные, обеспечат спокойствие и заставят замолчать недовольных.

Гнас ЛиГарвол не дал воли гневу. Подобное не к лицу верному служителю Автонна. Он помедлил с минуту, выжидая, пока недостойное чувство сменится глубоким презрением, когда же он заговорил снова, в его голосе звучало только холодное недоумение.

— Предложение нашего соратника огорчает меня, — признался он и увидел, как застывают в маске страха лица собравшихся. ЛиДейнлер замер в своем кресле. — Я с удивлением и грустью вижу, что среди членов Трибунала находятся сторонники попустительства. Подобная уступчивость хуже слабости. Это оскорбление Автонна, насмешка над Его справедливостью. Заключенные крепости Нул — воры, убийцы, бродяги, преступники всех мастей — заслужили наказание, которого не отбудут и за тысячу жизней, и все же Автонн в своем величайшем милосердии дарует им надежду на спасение. Трудом и страданием они могут загладить вину за свои прежние злодеяния. Несколько избранных среди них могут даже, путем долгих жертв и мученичества, прийти к возрождению. Снисходительность, уступки, поблажки — все, что легкомысленным невеждам кажется милосердием — лишает их этой надежды. Не смертным вторгаться в божественные замыслы Автонна. Что касается последних беспорядков, наш долг совершенно ясен. Следует выявить и покарать зачинщиков, принять дисциплинарные меры относительно остальных заключенных, а нынешнему коменданту крепости следует внушить, что управление тюрьмой должно осуществлять со всей твердостью, иначе ему не избежать судьбы своего предшественника. Эта кажущаяся суровость, хотя, без сомнения, и вызовет раздражение заключенных, в сущности является истинным милосердием. Надеюсь, все мы согласны в этом?

Никто не возразил. Судьи, при всем своем несовершенстве, оказались способны признать Великую Истину, высказанную им в лицо. Гнас ЛиГарвол отложил в сторону донесение из крепости Нул и перешел к следующему вопросу.

* * *

К несчастью, память вернулась. Инстинкт самосохранения подсказывал Треду, что воспоминания не принесут ему радости, но все же они возвращались. Медленно, неуверенно, преодолевая серьезное сопротивление, но через полгода он помнил все с беспощадной ясностью.

Какое-то время от воспоминаний не было спасения. Одно было особенно настойчиво:

Каменные мешки?

Черные ямы под крепостью. Тем, кто попадет туда, уже никогда не увидеть света.

Но Клыкач знал о них только по слухам, а слухи бывают обманчивы. Каменные мешки оказались не совсем черными, по крайней мере, не все и не всегда. Тот, в котором оказался Тред, в дневные часы был скорее серым. Он успел рассмотреть и навсегда запомнить каждую трещинку, каждое пятно на каменных стенах. Он

пересчитал гранитные плиты пола и изучил узор ржавчины на решетке потолка. Он сплетал солому из подстилки во всевозможные узлы и косички, мастерил из нее фигурки птиц и зверей и расплетал каждую соломинку. Больше заняться было решительно нечем.

Заключенные, признанные неисправимыми и попавшие в каменные мешки, не использовались на работах. Их извлекали на свет божий только чтобы отправить в котел. Быть может, находились мудрые пленники, которые пользовались бесконечным количеством свободного времени для самосовершенствования, но Тредэйн ЛиМарчборг к ним не принадлежал.

Он не сразу поверил, что никогда больше не увидит солнечного света, не услышит человеческого голоса. Неделю за неделей он тщетно пытался выйти на контакт с невидимым хозяином руки, которая раз в день просовывала в камеру хлеб и воду, с невидимыми обитателями соседних камер, со стражниками, которые иногда заглядывали к нему сквозь решетку, прохаживаясь по коридору. Но все вопросы, мольбы, замечания, жалобы и требования оставались без ответа. Точно так же никто не обращал внимания на оскорбления, ругательства и крики. Наконец, сорвав горло и охрипнув, мальчик замолчал.

Он с запозданием понял, что овощной погреб был совсем не плохим местом. Время, проведенное в компании старика за уроками колдовства, понемногу превращалось в его воспоминаниях в лучшие мгновения его жизни. И память о переполнявшей его тогда силе, потерянной навсегда, вовсе не облегчала сегодняшних мучений.

Ледяной мост, протянувшийся к дальнему берегу озера. Тогда казалось, что еще чуть-чуть — и сбудется его заветная мечта…

Не сбылась.

А что теперь? Думать о прошлом — так и с ума сойти недолго. И если все время пялиться на стены, тоже легко рехнуться. Нужно было хоть чем-то заняться, и мальчику вновь вспомнились слова Клыкача:

Я глотал все книги и рукописи, что попадали мне в руки, и до сих пор помню каждое слово.

Тредэйн и сам прочел немало книг, хотя и не помнил их наизусть. Он никогда не был усердным учеником вроде Рава, но учителя находили его способным, и он помнил порядочно из того, что успел прочесть. Теперь, если постараться и быть терпеливым, можно восстановить в памяти прочитанные тома. Этого занятия хватит на много недель и месяцев.

Итак, он ушел в себя и бродил по придуманным странам, которые скоро стали для него реальнее и ближе, чем стены камеры. Его внутренний мир был ярким и живым. В нем был интерес, риск, опасности — полная противоположность унылой реальности. Вскоре он проводил в мечтах едва ли не все время, пока бодрствовал. Разумеется, иногда приходилось возвращаться. Он неохотно уделял время еде и тому, чтобы размяться, насколько позволяла теснота каменного мешка. Покончив с самым необходимым, он снова уходил .

Занятый исключительно внутренним миром, он почти не замечал однообразия заключения. Восстановив в памяти и тщательно обдумав каждую книгу, рукопись, памфлет, афишу или указ, какие ему приходилось читать, осмыслив, разжевав и переварив каждый слог, исчерпав пределы своей памяти и знаний, Тред был вынужден пойти дальше, углубившись в мир воображения. И тут он обрел свободу, о какой не мог и мечтать, пока не оказался в тюрьме. Он мог делать все, что хотел, отправиться куда угодно, с кем угодно, даже оживить умерших (одно из любимых его занятий). Он изменял мир по своей воле, распоряжался законами природы, перелетал безвоздушное пространство, бродя от звезды к звезде, исследовал весь существующий мир, а когда ему и это надоедало, создавал новые миры.

Если бы загадочное кольцо Юруна был еще при нем, Тред легко подчинил бы его своей воле.

Возвращаясь к жалкой действительности, он замечал, что время не стоит на месте. Башмаки давно стали малы и развалились, от одежды остались одни лохмотья, свалявшиеся волосы и грязные ногти сильно отросли, черная борода закрывала пол-лица. Тред не заметил, когда пробились первые волосы на подбородке, но равнодушно отметил, что, по-видимому, прошло много лет, раз они успели так вырасти. Должно быть, годы. Впрочем, время мало значило для него.

Тюремщики, должно быть, думали, что он сошел с ума — если вообще помнили о его существовании. Но разум его не был поврежден, просто он находился далеко и был занят совсем другим.


Верховному судье Гнасу ЛиГарволу,

в Сердце Света, Ли Фолез.

От полковника Клара Крешля,

исполняющего обязанности

коменданта крепости Нул.


Верховный судья,

Я вынужден сообщить вам о недавнем происшествии, повлекшем за собой несколько смертей. Как вам известно, введение в последние месяцы «постного дня» вызвало ожидаемое недовольство среди заключенных, в особенности среди уголовного контингента. Последовали многочисленные жалобы, протесты, мелкие нарушения порядка и разнообразные выражения недовольства, едва ли заслуживающие внимания Трибунала. Однако вчера вечером недовольство вылилось в открытый бунт. Наличествуют некоторые расхождения в изложении событий, предшествовавших столкновению, однако насколько удалось установить…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать