Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Белый трибунал (страница 32)


9

Тред стоял один в пустой комнате. Дрожь в коленях постепенно прошла, и он смог осмотреться. Два мертвых стражника на полу. Множество полок, заставленных колдовскими принадлежностями Юруна. Книги, вещи — все это со временем может пригодиться, но не сейчас. На столике в углу — песочные часы. Его часы, отсчитывающие время его власти. Тредэйн сообразил, что на лохмотьях его одежды не сохранилось ни единого кармана.

Его взгляд упал на тело одного из стражников. К широкому ремню был прицеплен небольшой кошелек. Склонившись над убитым, Тредэйн повозился с пряжкой и стянул пояс с трупа хозяина. На мгновение он представил себя со стороны. Грязный оборванец обирает мертвеца. Едва ли в оборванце можно узнать младшего сына Равнара ЛиМарчборга.

Вот и хорошо. Меньше всего ему хотелось быть узнанным.

Он защелкнул пряжку на поясе. Так не пойдет, того и гляди свалится. Связав концы ремня в грубый узел, Тредэйн занялся кошельком, в котором обнаружились кости, колода засаленных карт и, к его удивлению, порядочно денег. Он быстро пересчитал их. Шестьдесят шесть ауслинов, банкнотами и мелочью. Очень удачно. Поднявшись на ноги, Тредэйн шагнул к столику, бережно опустил часы в кошель и вышел из мастерской.

Сквозь открытую дверь сверху сочился бледный свет. Дневной свет. Тредэйн вышел в верхний зал, ощупью пробежался по коридору и миновал разгромленные комнаты, ежеминутно приостанавливаясь и чутко прислушиваясь. Только в прихожей он встретил двоих стражников с мутными, застывшими взглядами. Они даже не попытались задержать беглеца, и Тредэйн прошел мимо, спустился по базальтовым ступеням и остановился в тени железных деревьев.

Пятого стражника нигде не было видно. Должно быть, за ночь он успел убежать достаточно далеко. Остались ли в лесу другие? Не важно. Он в состоянии с ними управиться. Тредэйн пошел дальше, и дом Юруна скоро растаял в призрачной дымке. Вокруг сомкнулся густой утренний туман, но колдун уверенно шел по незаметной тропе. Эти места глубоко отпечатались в памяти, и ноги сами находили дорогу.

Он вышел из леса, перевалил через холмы и встал на вершине Цинова Зуба, откуда в ясные дни открывался вид на Ли Фолез. Этот день ясным не был, да Тредэйну и не хотелось видеть город. Перед его взглядом снова и снова представали видения, явившиеся ему в руинах дома колдуна, и он перебирал в памяти и обдумывал каждое слово и жест.

Лица, въевшиеся в память. Эстина, взбалмошная и расчетливая, обезумевшая от ненависти. Дремпи Квисельд — трусливый, жадный и хитрый. И верховный судья ЛиГарвол. Ледяной, беспощадный, не знающий сомнений. Образец добродетели. Фанатик, преступник, лжец, убийца. ЛиГарвол.

В памяти всплывали и другие лица. Равнар ЛиМарчборг в камере пыток Сердца Света. Рав и Зендин на Площади Сияния. Джеке ЛиТарнграв, холодно глядящий в лицо смерти. Хорек. Сержант Гульц. Капрал Вонич. Умирающий Клыкач. А потом, на протяжении долгих лет — никого.

Видения плясали перед глазами. За ними, в самой глубине, пылала огненная геенна. Долгие годы он знал только холод подземелья, а теперь — горел заживо. Словно до времени перенесся на Уровень Сияния.

Одни образы сменились другими. Раскаленный добела хаос бушевал в его голове. Сияние. Волна страха принесла с собой гнев. Предложи мне себя, по собственной воле, без принуждения! Разве он согласился бы, если бы знал, чем придется платить? Может, и согласился бы. Все равно теперь это был вопрос чисто теоретический. Договор заключен, и Злотворный выполнил свои обязательства. Дело сделано. Да и выбора-то особого не было.

Это их вина!

Эстина. Квисельд. ЛиГарвол. Это из-за них он попал в крепость Нул, из-за них приговорен к вечным мукам в Сиянии. А ведь он даже не был для них врагом. Просто мелкой помехой.

Внутренний жар стал горячее. Тредэйн понял, что пойдет на все, чтобы погасить этот огонь. На все.

Он обливался потом на холодном утреннем ветру. Глотал сырой, пахнущий смолой воздух, но он не приносил облегчения. Тредэйн продолжал гореть изнутри.

Он стал спускаться с Цинова Зуба в лес, росший у дрефского тракта, и, выйдя на дорогу, направился в сторону города, едва различимого сквозь дымку тумана. Кирпичные и каменные стены, скрытые белой штукатуркой, выросли вокруг него раньше, чем он ожидал; как видно, за эти годы Ли Фолез заметно разросся. По тракту двигалось немало повозок и телег, и Тредэйн шагал среди них, не скрываясь и не привлекая особого внимания.

Вот и гостиница «Поверженные Злотворцы», разгоняющая туман сотнями фонариков. Тред прошел мимо, пробираясь между палатками и лотками, которых стало еще больше, чем прежде. Громче, чем помнилось ему, звучало и пение наемных молельщиков. Он остановился, прислушиваясь. Точно, прежде их голоса не были так навязчивы и пронзительны, да и защитных амулетов было тогда поменьше.

Тред пошел дальше, миновав ворота в старой крепостной стене. Теперь их украшало не меньше дюжины ограждающих талисманов. Под ногами была булыжная мостовая, вокруг скрипели экипажи и толпились пешеходы. Толкотня и шум ошеломили привыкшего к одиночеству тюрьмы Тредэйна.

Сколько же лет прошло? Он впервые задумался об этом, за первым вопросом всплыли десятки других, но все они отступали перед самым насущным. Со вчерашнего утра у него не было ни крошки во рту, и он даже не вспоминал о еде, но сейчас вдруг почувствовал, что умирает с голоду.

Это

легко исправить. Шестьдесят шесть ауслинов лежали в кошельке, доставшемся ему от погибшего стражника.

Вон на другой стороне улицы как раз виднелась приличного вида таверна. Из распахнутой двери доносились дивные запахи. Говядина в винном соусе, доложил ему нос, припомнив давным-давно забытые ощущения. Лук, пряности и чеснок. Его пронзила судорога, такая острая, что Тредэйн едва не спутал ее с приступом тоски.

Перейдя улицу, он вошел в открытую дверь, но тут дорогу ему преградил вооруженный шваброй юнец в переднике.

— Кыш, — приказал тот.

Тредэйн молча развязал кошелек и поспешил нашарить в нем доказательство своей платежеспособности, но ему не дали возможности предъявить его.

— Пошел вон! — юнец угрожающе взмахнул шваброй.

Удар пришелся по скуле. Тредэйн покачнулся, но удержался на ногах. Из таких юнцов, внезапно подумал он, и набирают стражу в крепость Нул. Этакий сержант Гульц в зародыше. Эта мысль оказалась необычайно заманчивой. Ярость захлестнула его, в голове вскипели колдовские заклинания, с губ едва не сорвались звуки, способные мгновенно разложить грубияна на составные части.

Это было бы так легко. Так приятно. Тредэйну удалось сдержаться. Юнцу крайне повезло.

— Пошел вон, навозная куча. Живо! — Швабра взлетела снова.

Новый удар пришелся по зубам, и Тредэйн распластался на грязном дощатом полу. Швабра раскачивалась над головой.

— Поднимайся и ползи отсюда, пока я не вышел из себя, — посоветовал сопляк.

Тредэйн тяжело встал и, покачиваясь, поплелся прочь.

— Скажи спасибо, что легко отделался, грязный слизняк, — прилетело ему вслед.

Он снова оказался на улице. В кошельке позвякивали монеты. Неужели никому не нужны его деньги?

Получив отпор еще в двух приличных трактирах, он выбрал самый низкопробный — с тем же успехом.

Странно. Но тут он выбрался на тихую улочку, где под насосом собралась лужица воды, и в первый раз с тех пор, как его выдернули из отцовского дома, увидел свое отражение.

Он едва узнал в себе человека. Густые черные волосы слипшимися клочьями свисали чуть ли не до пояса. Длинная густая борода скрывала костлявое бледное лицо. Не поймешь, старик или юноша. Над бородой ярко блестели глаза. Странный, пугающий взгляд. Взгляд безумца, а то и вообще не человека — эльфа из волшебных сказок.

Тредэйн осмотрел себя. На грязном худом теле висели отвратительные лохмотья. Не удивительно, что его не хотят впускать туда, где едят порядочные люди.

Он продолжил странствия по улицам, наугад отыскивая путь в трущобы, где смог бы затеряться среди подобных ему жалких нищих. Кривой узкий переулок вывел его к лачугам, затерявшимся среди мусорных куч. Вонь отбросов и нищеты отравляла воздух, но после крепости Нул и это казалось роскошью.

Переулок упирался в захудалую улочку Медников, окаймленную домами, выстроенными еще в прошлом веке. В конце ее обнаружилась видавшая лучшие дни таверна под названием «Бочонок». Ее название что-то напоминало Треду, но он не мог вспомнить, где слышал его. Зато с первого взгляда определил, что отыскал то, что нужно — место достаточно жалкое, грязное и вонючее, чтобы вытерпеть его присутствие.

Внутри он нашел скучавшую в одиночестве хозяйку — остроглазую женщину лет пятидесяти с острым носиком, выдающимися желтыми зубами и дешевым розовым бантом в подозрительно густых рыжих кудрях. При виде Тредэйна она прищурилась, и он поторопился выставить вперед ладонь с горстью медяков. Хозяйка кивнула, и колдун уселся за шаткий стол у самой двери.

— Пиво-вино-прозрачную? — привычно отбарабанила хозяйка.

— Еды, — попросил Тредэйн.

— Еще рано. Ужин после пяти.

— Есть же у вас хоть что-то, — возразил он и заметил, как нахмурилась женщина, заслышав его благородный выговор и странно звенящий от долгого молчания голос.

— Хлеб. Масло. Сыр. Соленые бобы. Холодные сосиски, если заплатишь сверх обычного.

Тредэйн кивнул, расплатился, и она принесла еду вместе с бутылкой дешевого красного вина, после чего скрылась за прилавком и оттуда уставилась на него немигающим взглядом, опустив подбородок на ладони.

Тредэйн скоро забыл о ней. Он утолял голод. Простая бедная трапеза представлялась ему пиршеством. Вино, отдававшее уксусом, поражало дивным ароматом. Он припомнил, что дома за столом ему подавали только воду, чуть подкрашенную вином. Это было первое в его жизни неразбавленное вино.

Голод отступил, и его место заняли изгнанные на время мысли. Первая из них была: «Что дальше?»

Куда идти? Что делать? Первое напрашивается само собой — привести себя в человеческий вид, чтобы свободно передвигаться по городу, не привлекая внимания.

А потом?

Перед глазами снова закружились лица: ЛиГарвол, Эстина, Квисельд… и другие. Его снова душила и обжигала ненависть. Тредэйн машинально отхлебнул вина. Не помогает. Только разжигает огонь. Отодвинув бутылку, он попросил у хозяйки воды.

— Насос на заднем дворе, — сообщила она, не шелохнувшись.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать