Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Белый трибунал (страница 34)


На южной стороне площади стоял почтенный особняк с покатой крышей, стенами белого камня, с узором из черных фарфоровых изразцов, с начищенными до блеска медными фонарями и скромной табличкой в окне: «Сдаются комнаты».

Цены, конечно, высоки до безобразия, но что с того? Деньги теперь для Тредэйна не проблема.

Он подошел к парадной двери, настроившись преодолевать враждебную подозрительность, но встретил самое что ни на есть чистосердечное радушие. Хозяин — румяный толстенький человечек, представившийся почтенным Айнцлауром, радостно приветствовал нового жильца, и Тредэйн снова поразился волшебной силе одежды стрелианского врача.

Айнцлаур показал ему свободные комнаты. Все они оказались просторными, чистыми, с отличной обстановкой и неимоверными ценами. На взгляд Тредэйна, настоящий дворец. Он, не торгуясь, сговорился об оплате и тут же вручил задаток, после чего в его кармане остался один-единственный ауслин.

Ну, это легко исправить. Довольный Айнцлаур, кланяясь, выскользнул из сверкающей полированным мрамором прихожей. Тред остался один и ощутил, как уходит тревога, оказывается, он настолько отвык от людского общества, что полное спокойствие доступно ему только в одиночестве.

Но пора было заняться неотложными делами. Он снял темные очки, извлек из кошелька последний серебряный ауслин и произнес фразу, вызывающую бесконечное копирование предмета: мелкое колдовство, почти не требующее расхода силы. Рассеяно забавляясь, он смотрел, как новые и новые монеты возникают на всех горизонтальных поверхностях, вырастая кучками на столе, каминной полке, на сиденьях кресел и скамеечке для ног. Когда серебро начало переливаться на пол, он остановил действие заклинания, потому что в комнате не нашлось бы места для хранения такой груды денег. И так уже монеты заполнят целиком объемистый сундук.

Сняв с полочки один из искусственных ауслинов, Тредэйн внимательно рассмотрел монетку. Острая щербинка на краю, вмятинка на щеке чеканного профиля дрефа — во всех отношениях точная копия первой монеты.

Сколько силы отняло это заклинание? Он извлек из кошелька песочные часы и смотрел, как пересыпаются и гаснут песчинки. Это зрелище было мучительным. Пробы ради Тредэйн перевернул колбу и увидел, как струйка светящегося песка невероятным образом устремляется вверх, переливаясь из светящейся половины в темную.

Зрелище не из приятных.

Тредэйн отставил часы в сторону. Колдовская сила покинула комнату, оставив его стоять среди россыпей серебра. Вот он и богат, однако едва ли счастлив. Деньги сами по себе ничего не значат. Серебро громко просило пустить его в дело.

Но Тредэйн устал до изнеможения. Кажется, колдовство всегда отнимает много сил. Дотащившись из гостиной в спальню, он ничком упал на шелковое покрывало кровати, и осколки замыслов и воспоминаний исчезли в водовороте сновидений.


Через несколько часов он проснулся в полной темноте и тишине. Глубокая ночь. Бредовые сны мгновенно испарились из памяти. Он не мог вспомнить ни единого отрывка. И все же за время сна все сомнения разрешились, мысли пришли в порядок, и Тредэйн точно знал, что будет делать дальше.

Сколько-то времени он пролежал неподвижно, упиваясь тишиной, глядя в темноту широко открытыми невидящими глазами. Наконец, медленно поднявшись, он на ощупь добрался от постели к двери в коридор и оттуда в гостиную, освещенную холодным светом часов, которые он оставил среди россыпей серебра.

Часы надо бы убрать с глаз, подумалось ему. Не годится оставлять на виду такую интересную с виду вещицу. Да и сам бы он предпочел на них не смотреть, хотя не мог отрицать полезности подарка Злотворного.

Тредэйн взял часы, при их голубом свете прошел через мраморную прихожую ко входной двери, ключ от которой вручил ему вечером хозяин, и вышел в слепой холодный мир ночного тумана. Ни шагов, ни голосов, ни стука колес. Казалось, Ли Фолез крепко спит под тяжелым покрывалом.

Покинув Солидную площадь, он через Висячий мост перешел на другой берег и прошел по нему до Бриллиантового моста, яркие фонари которого в густом тумане казались роем светлячков. От него подобно лучам расходились темные бульвары, освещенные только редкими фонарями у белых мраморных стен и колоннад. Даже при свете часов трудно было что-либо разглядеть, но Тредэйн не замедлил шага. Здесь он легко нашел бы дорогу даже в полной темноте.

Вскоре он оказался перед домом, который искал — перед домом, в котором прошло его детство, перед бывшим особняком благородного ландграфа ЛиМарчборга.

Он остановился, чувствуя, как отчаяние заливает его душу. В голове не было ни единой мысли, только боль и смятение, от которых замирало сердце. Прошло мгновение — и Тредэйн очнулся. Он пристально разглядывал особняк, напрягая глаза в темноте и тумане. Знака Белого Трибунала не видно, равно как и никаких признаков того, что дом конфискован. И при этом особняк явно пустует. Окна нижнего этажа забиты, на ступенях крыльца — мусор. Красивый, дорогой и удобно расположенный дом заброшен.

Вполне возможно, что собственность после казни супруга перешла к леди Эстине. Но тогда, значит, она не стала жить в доме и не продала его. Чем объяснить такое пренебрежение ценной собственностью? Совесть замучила? Какая-такая совесть?

Это он и собирался узнать. Если, конечно, Эстииа еще, жива.

В первый раз пришло в голову, что мачеха

могла умереть, но Тредэйн решительно отогнал эту мысль. Если не считать непрекращающейся истерии, здоровье у нее было превосходное, и не так уж она и стара.

Наверняка жива.

Тред огляделся по сторонам. Никого. Он беззвучно скользнул в тень узкой аллеи, отделявшей отцовский дом от соседнего особняка. Проходя между двумя зданиями, он машинально постучал пальцами по выступу мраморной плиты, как тысячу раз делал в детстве.

Выбравшись на задний двор, Тредэйн поспешил прямиком к черному ходу и подергал засов. Заперто, как и следовало ожидать, но легчайшее движение колдовской силы разрешило это затруднение. Какое-то мрачное любопытство заставило его взглянуть на песочные часы и проследить падение единственной песчинки.

Он вошел и притворил за собой дверь. Здесь было еще холоднее, чем на улице. Глубоко вздохнув, Тредэйн прислушался — и не услышал ни звука. Даже часы не тикают. Их, должно быть, уже много лет никто не заводил.

Черный ход вел на кухню, и Тредэйн осмотрел ее при холодном свете часов. Раньше здесь кипела жизнь. Огонь, тепло, голоса… А теперь — ничего. Кухня умерла. Дом умер. Было что-то пугающее в зеве погасшего камина. Тредэйн дрожал от холода. Зря он сюда пришел, не надо было ему этого делать. Захотелось вернуться, но колдун отогнал назойливую мысль. В конце концов, у него было здесь одно дело.

Из кухни через мертвые, с детства запомнившиеся комнаты, устланные призрачно-белым покрывалом пыли, Тредэйн пробрался в переднюю, где блестевший некогда пол скрывался под слоем пылинок, а хрупкая изысканность хрустальных подсвечников — под полотняными чехлами. Здесь Тредэйн остановился, воспоминания захлестнули его. Топот сапог, властные незнакомые голоса, щелканье стальных челюстей наручников. Равнар ЛиМарчборг и его сыновья — в оковах. Недоумение, растерянность, страх.

Перед ним были ступени лестницы. Блестящая полировка потускнела. Пальцы Тредэйна потянулись к перилам, нашарили глубокие порезы с нижней стороны — память о его мальчишеских упражнениях с первым в жизни карманным ножом. Он припомнил, как вскружило ему голову обладание по-настоящему острым стальным лезвием. Маленький Тредэйн испытывал его без конца, и следы остались по всему дому. Следы преступления, казалось, остались незамеченными, и мальчишкой он полагал, что ему просто посчастливилось ускользнуть от справедливого возмездия. Странно, что ему только сейчас пришло в голову: слуги наверняка обнаружили ущерб и доложили отцу, но лорд Равнар предпочел замять дело.

Взгляд поднимался вверх по ступеням. Тредэйну отчетливо представилась хрупкая дрожащая фигурка, застывшая на площадке, вцепившись побелевшими руками в перила. Леди Эстина смотрит, как Солдаты Света уводят из дома мужа и пасынков. Она знает, что свидетельства против них лживы, она еще может отказаться от своих, показаний, еще может что-то сказать. Но предпочитает хранить губительное молчание.

Только бы она не умерла!

Тредэйн поспешил вверх по лестнице, и дрожащий призрак леди Эстины заколебался перед его мысленным взором и исчез. Шагая по коридору второго этажа, он не устоял перед искушением задержаться у двери в свою прежнюю спальню. Помедлив, толкнул дверь и заглянул внутрь.

В голубом сиянии песочных часов он рассмотрел кровать, шкафчик для одежды, умывальник, пару стульев… Все покрыто чехлами. Быть может, это та самая мебель, но под полотняными накидками он ничего не смог узнать. Его собственные вещи исчезли бесследно. Ни одежды, ни книг, ни игрушек. Ничего не осталось.

Он прошел мимо комнат Зендина и Рава к дверям отцовских покоев в конце коридора. Дверь была широко распахнута — немое оскорбление памяти Равнара ЛиМарчборга — отец никогда не оставлял дверь открытой. Случайность или мелкая, злобная месть Эстины?

Тредэйн вошел и невольно попытался отыскать взглядом осколки разбитой стеклянной этажерки. Разумеется все убрано. Как и в его собственной спальне, здесь не осталось никаких личных вещей.

Справа — многозначительно приоткрытая дверь в кабинет Равнара. Если и там пусто, значит, напрасно он предпринял это горькое паломничество. Сердце забилось чуть чаще, и Тредэйн вошел в кабинет отца.

Нет. Старый стол и кресло на месте, их очертания угадываются под чехлами. И по всем четырем стенам до потолка — полки с книгами. Иным томам попросту нет цены. Собрание Равнара ЛиМарчборга считалось одним из лучших во всей Верхней Геции. Эстина не посмела разорить библиотеку.

Он медленно прошелся взглядом по полкам. Сокровищница знаний, плоды мудрости бесчисленных ученых и мыслителей. Образование Тредэйна оборвалось в тринадцать лет, а теперь он намеревался явить себя миру человеком образованным. У него не было времени прочесть и усвоить сотни нужных книг, не было времени даже на десяток. К счастью, существовало иное средство.

Тредэйн застыл в нерешительности. Одно название бросилось ему в глаза: «Энциклопедия естественной и сверхъестественной истории Врокула». Неплохо для начала.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать