Жанр: Фэнтези » Пола Вольски » Белый трибунал (страница 52)


Оставляя за собой облако табачного дыма, он прошелся по бесконечному коридору второго этажа, любуясь его величием, двойным рядом мраморных колонн и пятью десятками одинаковых канделябров, связанных между собой цепочками из граненых кристаллов. Да, канделябры великолепны. Ничего подобного не найдешь во всей Верхней Геции, а может быть, и во всем мире. С минуту Квисельд любовался лившимся сверху теплым сиянием, потом его взгляд наткнулся на нишу в стене. В нише стоял вооруженный часовой. На месте и начеку, все как положено.

Часовой молодцевато отдал честь, приветствуя проходящего господина. Все в порядке, все предусмотрено. Квисельд гулял по коридорам собственного дома, и на сердце у него становилось все легче. Вся домашняя стража на постах, все окна на запорах.

Огромный дом ЛиТарнгравов — дом Квиселъдов — был тих и спокоен, сквозь толстые каменные стены не проникал гомон внешнего мира.

Однако внутри было не так уж и тихо! Выйдя на площадку широкой лестницы, Дремпи остановился, услышав сердитые голоса. Они доносились из комнаты его молодой воспитанницы. Он разобрал, что девушка гневно выговаривает кому-то — и совсем не тем тоном, каким Гленниан ЛиТарнграв говорила с провинившимся слугой. Тут же послышался угрюмый ответ, и Квисельд узнал гнусавый голос сына Пфиссига.

— Ну, что еще выдумаешь? — спросил Пфиссиг.

— Не трудись отрицать, — отозвалась Гленниан. — Ты попался на месте преступления. И не первый раз, но позаботься, чтобы это оказался последний.

— Ты мне угрожаешь ?

— А что, похоже?

— Это нелепо.

— Согласна. Нелепо и мерзко. Неужели в тебе нет и крупицы порядочности?

— Не желаю слушать болтовню глупой девчонки! У меня нет на это времени.

— Пока ты не успел смыться, постарайся кое-что уяснить. Руки прочь от моих вещей. И чтоб ноги твоей не было в моей комнате!

— В твоей комнате? Ты думай, что говоришь! Какая это «твоя» комната, нищенка! Ты, кажется, позабыла, так позволь тебе напомнить, что этот дом и все, что в нем есть, принадлежит моему отцу. А когда-нибудь будет принадлежать мне. Постарайся это запомнить.

— Ах ты жабеныш !

— Со мной так не разговаривают! Веди себя прилично, не то пожалеешь. А что до твоих оскорбительных подозрений и обвинений, держи их при себе, не то люди подумают, что твой пресловутый ум тебе изменяет. Я, знаешь ли, иногда опасаюсь за твое душевное здоровье, честное слово! А теперь, извини, мне надо идти. Нет смысла продолжать этот утомительный разговор.

Дверь открылась, из комнаты показался раздосадованный Пфиссиг. Губы его кривились в ленивой усмешке, однако покрасневшее лицо выдавало действительное состояние юноши, а маленький носик был еще краснее, чем обычно. За его спиной, гневно сложив руки на груди, стояла Гленниан ЛиТарнграв.

— И обратно не возвращайся, — посоветовала она.

— В чем дело? — вмешался Дремпи Квисельд. При виде отца Пфиссиг застыл как вкопанный.

— Пустяки, отец, — отозвался он. — Маленькое недоразумение. Наша Гленниан горячится из-за ломаного гроша.

— Ломаный грош! Какое красочное выражение! — глубоко вздохнув, Гленниан вышла из комнаты навстречу опекуну. — Почтенный Дремпи, я не хотела вас беспокоить, но раз уж вы все равно услышали, я должна просить вас о помощи. Прошу вас, запретите своему сыну входить в мою комнату. Я вернулась и застала его копающимся в ящиках собственного стола.

Почтенный Квисельд почувствовал волну жара, окатившую щеки и понял, что лицо его покраснело не хуже, чем у сына. Это было смешно, но он ничего не мог с этим поделать. Дремпи всегда робел перед Гленниан ЛиТарнграв, несмотря на ее молодость и положение воспитанницы. А ведь девушка вовсе не стремилась к этому, она даже не осознавала своей власти. Квисельд сам толком не мог понять причину этой робости, хотя предполагал, что дело в сходстве девушки с отцом, его бывшем господином, благородным ландграфом ЛиТарнгравом. Правда, сходство было не так уж и велико. Девически стройная фигура Гленниан мало напоминала коренастое сильное тело Джекса ЛиТарнграва, ее нежная бледность разительно отличалась от здорового румянца на щеках благородного ландграфа. Его морковно-рыжая шевелюра перешла в темно-каштановые локоны дочери, а от россыпи веснушек у нее осталось только несколько темных пятнышек у переносицы. И, прежде всего, блестящие глаза принадлежали одной только Гленниан — ясные, серо-зеленые глаза с карими искорками, миндалевидные глаза, прикрытые густыми темными ресницами. «Ведьмины глазки» — называл их про себя Квисельд. Ему было легко, судить — эти глаза приходились как раз вровень с его собственными, хотя девушка не была высокой. Но при всем при том девушка необычайно напоминала отца: тысячей мельчайших деталей, движений и интонаций.

— Почтенный Дремпи… — окликнула его Гленниан. Квисельд опомнился.

— Ты можешь это объяснить? — с надеждой обратился он к сыну.

— Разумеется, — без запинки отозвался Пфиссиг. С его губ не сходила все та же улыбочка. — Я просто искал одну книгу. Всем известна страсть Гленниан к чтению. В ее комнате целые горы книг. Я подумал, что та, которую я искал, могла случайно попасть к ней, и хотел попросить ее посмотреть у себя на полках. Постучался, но никто не ответил, и я решил зайти и посмотреть. Прошу прощения за свою дерзость, но право же, я никого не хотел обидеть.

— Вот видишь, он ничего дурного… — начал Квисельд.

— Зачем же ему понадобилось рыться у меня в столе? — возразила Гленниан. — И в платяном

шкафу?

— Я не делал ничего подобного, — застывшая улыбка и немигающие голубые глазки делали круглое личико Пфиссига совсем кукольным. — Ты просто не поняла. Тебе показалось. Может, выпила за обедом лишний стаканчик?

— Я видела, что он делает, и не в первый раз, — Гленниан, не замечая Пфиссига, обращалась напрямую к опекуну. — Почтенный Дремпи, с этим делом легко покончить. Просто разрешите мне поставить замок на дверь, и чтобы ключ был только у меня.

— Кажется, моя приемная сестричка над нами смеется, — фыркнул Пфиссиг. — Не думает же она, в самом деле, что мы будем перестраивать дом ради ее капризов!

— Один замок — не такая уж большая перестройка, а для меня это очень важно, — даже возражая Пфиссигу, Гленниан словно не замечала его присутствия.

— У нашей Гленниан добрые намерения, однако она слишком чувствительна и порой упускает кое-что из виду, — снисходительно усмехнулся Пфиссиг. — Например, что дом Квисельдов — не ее дом .

— Как я могу забыть то, о чем мне постоянно напоминают, — огрызнулась Гленниан, по-отцовски стиснув зубы. — Почтенный Дремпи…

— Хватит. — У Квисельда закружилась голова. — Не ссорьтесь, дети. Гленниан, я обдумаю твою просьбу и скажу тебе о своем решении. — Мысль, что кто-то из рода ЛиТарнгравов зависит от него, опьяняла, но Квисельд не позволил этому чувству отразиться на лице. — Пфиссиг, я прощу тебя не заходить в ее комнату. И ты мог бы извиниться.

— Разумеется, отец. — Улыбочка Пфиссига была словно гвоздями прибита. — Я готов на все, чтобы восстановить мир в доме, так что охотно признаю, что мне очень жаль. Жаль, что Гленниан так плохо обо мне думает. И жаль, что она расстроена своими несправедливыми подозрениями. Мне очень жаль ее. Тяжелая ноша — такое пылкое сердце, не знающее покоя и доверия

— Хватит! — Почтенный Квисельд дернул сына за руку. — Пойдем.

Отец и сын двинулись прочь. За их спинами громко захлопнулась дверь в комнату Гленниан ЛиТарнграв.

— Зачем ты все время ее изводишь? — сердито спросил Квисельд.

— Но, отец… — Пфиссиг избавился, наконец, от своей улыбочки. Его невинные голубые глазки округлились от обиды. — Я ничего такого не делал. Это она на меня за что-то взъелась.

— Не надо было давать ей повод. Ты мужчина и сам должен управлять событиями. Постарайся быть с ней помягче.

— Чего ради? Злоязыкая, заносчивая, строптивая ведьма! Чего ради мне подлаживаться под нее?

— Мой мальчик, постарайся понять. Гленниан ЛиТарнграв перенесла тяжелую потерю…

— Ну так пусть скажет спасибо своему папочке-колдуну.

И еще кое-кому…

— Она осталась сиротой, без наследства…

— Тем более девчонка должна ценить твою доброту. Ты ведь позволил ей остаться здесь — а мог бы выгнать на все четыре стороны.

— Ты не прав. Ей, конечно, нелегко оставаться в зависимости от бывшего слуги в доме, принадлежавшем прежде ее семье… А каково будет, если она когда-нибудь узнает правду?

— Могло быть и хуже. Она должна быть тебе благодарна.

Дело закрыто. Она никогда не узнает, как все было на самом деле.

— Ты мог бы постараться помочь ей, сыпок. Постараться сблизиться с ней. — Квисельд взглянул в глаза сыну. — Должен признаться, все эти тринадцать лет я не переставал надеяться, что когда-нибудь ты привнесешь в род Квисельдов благородную кровь — через брак.

— Ты что, говоришь о Гленниан?

Квисельд кивнул.

— Нет уж, спасибо! Надеюсь, я найду себе жену получше, чем нищее отродье казненного колдуна. Я хочу жену из почтенной семьи. Как-никак мы сами теперь благородные.

— Ты уверен?.. «Свежеприобретенное дворянство может считаться в лучшем случае сомнительным…» — промелькнуло в памяти ехидное замечание Эстины ЛиХофбрунн. — И ты говоришь о почтенной семье? Сынок, ты не найдешь рода древнее и благороднее ЛиТарнгравов. Женщины этого рода не раз становились женами самих дрефов. Род Квисельдов сможет гордиться таким союзом, и в то же время он пойдет на пользу и потомку ЛиТарнгравов. Все будут в выигрыше от такого брака.

— Но, папа, она мне не нравится. Я не хочу…

— Согласись, она хороша собой…

— Возможно, только я не поклонник тощих ученых сухарей. Я бы предпочел что-нибудь поменьше и помягче, да и покруглее там, где надо. Моя жена будет кроткой, нежной и тихой, будет в восторге от мужа и вполне покорна его воле. Разве это похоже на Гленниан ЛиТарнграв?

— Нет, — признал Квисельд, — не похоже. Тем не менее, ты мог бы обдумать одно обстоятельство. В случае, если приговор будет опротестован, собственность, конфискованная у осужденного Белым Трибуналом, вполне может быть возвращена ему или его наследникам. Если Джекс ЛиТарнграв будет когда-нибудь оправдан, его единственная дочь Гленниан…

— О чем ты говоришь? — возмутился Пфиссиг. — Опротестовать приговор? Это невероятно!

— Может, и так… — Квисельд прикусил мундштук своей трубки. — Только… Ты ведь слышал признание Эстины ЛиХофбрунн в лжесвидетельстве. Она сама признала, что ее муж был осужден на основании ложных сведений.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать