Жанр: Детская Фантастика » Дмитрий Емец » Пират против всей галактики (страница 13)


— Закон второй опровергается законом пятым о свободе детской личности и законом шестым о праве ребенка на решение! И кстати, существует еще закон девятый, гласящий, что полномочия роботов-нянек распространяются лишь на детей до восьми лет, а мне уже тринадцать! — на одном дыхании выпалил Андрей.

В который раз он порадовался, что еще в первом классе выучил все десять законов робототехники, а постоянные препирательства с нянькой по всяким пустякам сделали его в этом вопросе опытнее любого адвоката.

— Смотри, парень! Не забывай народную мудрость: «Абдулла был так хитер — не ушел от пули!» — Под конец Баюн, отчаявшись его переспорить, подключил к памяти тексты старых песен.

— А как же: смелость города берет! — вспомнил мальчик подходящую пословицу, но в пословицах ему было уже не одолеть робота.

— Дурья башка две стены прошибет, а об штукатурку сломается! — моментально нашелся Баюн.

Капитан Крокс, с любопытством прислушивающийся к спорам мальчика и его робота, расхохотался:

— Ну и любите вы препираться, ребята! Так торговаться не умеет даже наш попугай, хотя он шантажист первостатейный!

— Свежий червячок — рыба на крючок! — отозвался Баюн, чувствуя, что и на этот раз победа досталась Андрею.

Глава. 5 ПРЕРВАННЫЙ СОН

Въехал на один свет — выехал с другого.

(Из комментариев Грохотуна к правилам космического движения)


Утром быстроходный рейдер доставил друзей к загадочному диску. Капитан посадил планетолет в сотне метров от корабля инопланетян, и остаток пути они прошли пешком. Их было трое: сам Крокс, Андрей и Баюн. Грохотун и «назойливый пол», как попугай обобщенно называл всех женщин, остались на «Страннике». Рогатый робот не настаивал, чтобы его взяли с собой в экспедицию: он еще не пришел в себя после встречи со своей совестью и теперь бродил по звездолету, сжимая в каждой ручище по бластеру. Он решил, если совесть вновь на него нападет, он будет отстреливаться до последнего заряда. У Андрея и Василисы хватило ума не говорить рогачу, что это они над ним подшутили. Кто знает, что взбредет ему в голову, если он об этом узнает?

Василиса и светловолосая дочь президента сидели в навигационной рубке и смотрели на монитор, на который дистанционно передавалось изображение с видеокамер, установленных в шлемах Андрея и капи-[тана Крокса. Рядом с девушками сидел нахохлившийся попугай и копался клювом в оперении.

— Ты что делаешь? — спросила Лависса.

— Сама не видишь? Блох выбираю! Совсем заеш! — недовольно отозвалась птица.

Василиса засмеялась, думая, что это очередная шутка.

— Блох? Ты же робот! — удивилась она.

— Это особые блохи, электронные! Их когда-то изобрел какой-то «остроумный» болван, а они возьми расплодись! Теперь вот никак от них не избавлюсь! — Попугай бросил что-то на стол и раздавил ударом клюва.

Лависса пригляделась и смогла различить микроскопические детали.

— Как электронные блохи размножаются? — спросила Лависса.

— А тебе уже есть шестнадцать, чтобы это знать? Покажи возрастную карту!

— Не вредничай, скажи! Ну пожалуйста! — попросила Лависса.

Птица заставила себя как следует поумолять, а потом сообщила:

— Вообще-то они собирают сами себя. За сутки каждая блоха может сделать десять новых, вот и считайте!

— А у Грохотуна блохи есть? — поинтересовалась Василиса.

— Как же! Разве они его проедят? Он же толстокожий, у него броню и кислотой не возьмешь! Это я, маленький, хрупкий… — пожалел сам себя попугай.

Василиса взглянула на монитор и сразу забыла о мелких невзгодах роботоптицы. Она увидела, что капитан Крокс настраивает прибор, похожий на старинный фотоаппарат.

— Это проникновизор. Он позволяет видеть вещи насквозь! — объяснял он Баюну.

Андрей догадался, что название «проникновизор» происходит от слов «проникать» и латинского «видео» или «визо», что значит «видеть». Он был изобретен земными археологами в начале XXII века. Проникновизор позволял избежать многой ненужной возни и с поверхности увидеть то, что было сокрыто под землей.

Радуясь, что он так быстро раскусил происхождение слова, Андрей подошел совсем близко к прибору и встал между ним и кораблем. Он ощущал себя матерым космическим волком, освоившим почти все премудрости звездоплавания и исследования планет.

Но ему пришлось низвергнуться с небес на землю, когда пират оторвался от прибора и насмешливо сказал:

— Отодвинься! Мне надоело рассматривать в окуляр твои внутренности!

Из речевого динамика Баюна раздался хохот, а Андрей отскочил в сторону. Только сейчас он сообразил, что, стоя между проникновизором и загадочным диском, закрывал пирату весь обзор.

Крокс направил выдвижную часть приспособления на инопланетный корабль, но проникновизор не сработал: должно быть, вещество было слишком плотным для его лучей. Тогда пират сфокусировал прибор на грунте и поднес окуляр к глазам. Почва словно расступилась, позволяя заглянуть в свои недра.

В окуляре перед пиратом возникла та часть звездолета инопланетян, которую нельзя было увидеть с поверхности. Она была удлиненной и сужающейся на конце, что придавало ей сходство с патроном. От сильнейшего удара о планету корабль почти не пострадал: надломился лишь его нос и несколько больших колец, которые раньше, видимо, находились снаружи.

«Какой силы был удар! Любой земной звездолет разлетелся бы на молекулы! Даже если бы обшивка выдержала, двигатели взорвались бы и разнесли все в клочья», — подумал капитан.

Одно только вызывало удивление пирата: на звездолете не было ничего похожего на люк или шлюз. Его борта казались сплошными.

— Как же экипаж попадал внутрь? А что, если это вообще не звездолет, а роботозонд или что-нибудь еще? — предположил Баюн, мысли которого текли в одном направлении с мыслями его воспитанника.

Андрей с неудовольствием покосился на робота. Всегда неприятно, что то, до чего ты додумался с большим трудом, в то же самое время приходит в голову другому.

Пират вытащил

дистанционный пульт и включил захваченного с собой гусеничного сварщика, дав задание прорезать в борту инопланетного корабля отверстие. Сварщик подъехал к борту звездолета и вытянул длинные тонкие щупы, заканчивающиеся высокотемпературными резаками. Едва резаки прикоснулись к борту и посыпались искры, как диск на несколько мгновений вспыхнул зеленым свечением и робот-сварщик исчез, хотя искры продолжали сыпаться.

— Материализуйся я на солнце, что все это значит? Куда подевался мой робот? — спросил капитан Крокс.

— Он там же, где и был. Я же говорил вам: сварщик намагнитился, к нему притянулся песок планеты, и он стал невидимым, — успокоил его Баюн.

Пират скрестил на груди руки, наблюдая, как искрят резаки невидимого сварщика: упорный робот продолжал работу.

— Когда мы будем выбираться с Оригуса, захватим с собой побольше этого песка. Он может пригодиться, — сказал капитан.

Сколько ни трудился сварщик и до какой температуры ни разогревал свои резаки, все было бесполезно. На загадочном корабле не появилось даже крошечного отверстия, а все углубления, которые удавалось сделать роботу, моментально затягивались.

— Будто воду ножом режет! — весело сказал Баюн.

— Самовосстанавливающиеся борта! «Странником» клянусь, у строителей этого звездолета варил котелок! — признал пират, отзывая назад обессилевшего ремонтника-невидимку.

Кроксу было досадно: находиться совсем рядом с тайной и не иметь возможности проникнуть в нее. Неужели даже спустя полмиллиарда лет заброшенный инопланетный звездолет не пустит их в свои недра?

Но тут, как обычно бывает в безвыходных положениях, помог случай. Андрей вновь попытался вскарабкаться на звездолет, использовав захваченное со «Странника» снаряжение для космического скалолазания: прилепляющиеся крючья и канат. Забравшись на пятиметровую высоту, мальчик обнаружил три небольших, расположенных близко отверстия.

— Они не затянулись! Значит, эти отверстия зачем-то нужны, а я должен выяснить зачем, — сказал себе Андрей.

Вначале он попытался всунуть в них пальцы, потом поводил рядом ладонью: ничего не произошло. Когда же мальчик стал залезать выше, внезапно поверхность звездолета дрогнула и перед ним открылся скрытый люк. Очевидно, водя рядом с отверстием ладонью, Андрей случайно выполнил необходимые манипуляции и оживил механизм.

Капитан Крокс и робот-нянька, наблюдавшие за юным скалолазом снизу, ошеломленно переглянулись.

— Вот это да! — поразился пират. — Мы со сварщиком сели в лужу, а он справился!

— Андрюха-то мой семи пядей во лбу! В наперсток влезет, из игольного ушка вылезет! — похвалил Баюн.

Тем временем Андрей ухватился руками за край открывшегося прохода и подтянулся. Люк чернел темным жерлом. Внутри инопланетного звездолета было совершенно темно, только вдали то вспыхивало, то гасло что-то крошечное и оранжевое. «Если бы была просто чернота, без этого загадочного огонька, было бы менее страшно», — подумал Андрей.

Хотя мальчик не был трусом, ему вдруг захотелось оказаться подальше от этого корабля, пролежавшего здесь уже полмиллиарда лет. Но присутствие внизу Баюна и желание выглядеть смельчаком в глазах капитана Крокса придали ему отваги.

Он закрепил альпинистский трос за край люка и спустил его конец вниз. По этому тросу киборг и робот-нянька по очереди поднялись к мальчику. Застраховав себя от падения, пират вытащил несколько одноразовых капсул с тестерами и, просунув руку внутрь звездолета, раздавил предохраняющий пластик. Это простое, изобретенное еще тысячелетие назад, средство спасло жизнь не одному звездоплавателю. Если бы содержимое хотя бы одной капсулы изменило цвет, это означало бы, что внутри объекта присутствуют радиация или опасные вирусы.

Но капсулы остались прежнего цвета, и, убедившись в этом, пират почувствовал облегчение.

— Кому-то нужно остаться снаружи и поддерживать связь со «Странником». Остальным придется спуститься вниз, хотя это и опасно.

Зная, что Баюн наверняка будет предлагать, чтобы снаружи остался он, Андрей, мальчик, избегая новых препирательств, перевалился животом через край люка и повис на руках уже с той стороны, окунувшись в черноту неведомого корабля.

Не слушая ворчания робота-няньки, он стал шарить ногами, ища, на что бы опереться. Из-за того что инопланетный летающий аппарат вонзился в почву под углом, пол, стены и потолок поменялись местами, если вообще для пришельцев существовали такие понятия, как пол и стены. Из-за мрака Андрей не знал, сколько метров отделяют его от твердой поверхности и не упадет ли он на острый выступ или какой-нибудь прибор.

— Смотри не допрыгайся! Помни мудрость наших древних предков из двадцатого века: «Маленький мальчик по стройке гулял, в бетономешалку случайно попал. Не было крика, не было стона, только две ножки торчат из бетона!» — процитировал Баюн древнюю страшилку.

— Чем запугивать, лучше бы помог! — сдавленным голосом попросил Андрей.

Руки у него порядком устали, и он не был уверен, что снова сможет подтянуться.

Но тут пират, с любопытством наблюдавший сверху мучения мальчика, поинтересовался:

— Так и будешь висеть? А свой фонарь не хочешь включить?

В первую секунду Андрей не сообразил, о каком фонаре говорит пират, но внезапно вспомнил, что он встроен в его тяжелый скафандр и включить его можно, отдав устную команду. Едва мальчик произнес: «Свет!» — как фонарь, вделанный в его шлем, ярко вспыхнул, и в его луче он увидел внутренние стенки корабля, состоящие словно бы из множества разноцветных, плотно подогнанных друг к другу маленьких шаров. В луче света казалось, что шары шевелятся и меняются местами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать