Жанр: Детская Фантастика » Дмитрий Емец » Пират против всей галактики (страница 17)


— Я хочу, чтобы вы внимательно выслушали то, что я вам сейчас скажу, и хорошо подумали, прежде чем снова высказаться. Свой стальной корпус я ставлю недорого и готов в любую минуту им рискнуть, но у нас практически нет шансов. Пурк готов к отражению любой атаки. На его стороне десятки военных баз и патрульных рейдеров. Если в космосе мы порой с ними справлялись, то здесь борьба уже будет проходить на их территории и по их правилам. К тому же, если мы нападем в открытую, кто поручится, что он не взорвет Деметру или не убьет президента с женой? Одним словом, наши шансы я определил бы как один к тысяче. Причем эту единицу я отношу исключительно за счет везения и случайностей. И потом, взгляните на наш экипаж, кто в него входит, кроме нас с Грохотуном, который хоть и не гений, но солдат хороший. Двое ребятишек, молоденькая девушка, робот-нянька и бестолковый попугай!

Пират замолк, продолжая ходить широкими тяжелыми шагами.

Боевой робот, польщенный, что о нем отозвались как об отличном солдате, довольно лязгнул. Щитки у него на груди раздвинулись, и показались отлично смазанные вращающиеся стволы молекулярного пулемета.

— В любом случае я за драку, пусть бы у нас вообще и не было шансов! — пробасил великан. — Я даже стишок придумал:

Засвечу я Пурку в ухо, заболит у него брюхо. Как заеду ему в глаз, заикает он тотчас!

— Лермонтов, истинно Лермонтов! Какая ритмика, какой размер! — засмеялся попугай и добавил уже серьезно: — А вообще я тоже за то, чтобы рискнуть. Уж больно охота проучить этого Пурка!

— Я буду сражаться, капитан! — Андрей положил ладонь на рукоять небольшого бластера, висевшего у него на поясе.

С иронией покосившись на мальчика, Крокс невесело усмехнулся:

— С тобой все ясно: ты у нас голова горячая. С Лависсой тоже все ясно. Стоит только взглянуть на эту юную особу, полыхающую справедливым гневом, и вопросов можно не задавать. А вот что думает наш скептик аксакал, вечно принимающий в штыки каждое мое решение, мне было бы интересно услышать. — И капитан Крокс повернулся к Баюну.

Робот-нянька притянул к себе Андрея и Лависсу и обнял их.

— Сколько веревочка ни вейся, а конец будет. Ста смертям не бывать, а одной не миновать, — сказал он.

— Пословицы — это отлично. Но я так и не понял, что ты предлагаешь? — настаивал пират.

— Я предлагаю вот что: отправить Лависсу, Андрея и Василису на планету копачей, где им не будет угрожать опасность, а нам лететь на Деметру и биться с Пурком. Там осталась мать Андрея, а она — моя воспитанница, я не могу ее бросить, — сказал Баюн.

Голос в его речевом динамике чуть подрагивал от перепадов напряжения.

Никто, кроме самого Баюна, не знал, что в этот момент в памяти старого робота прокручиваются сотни мегабайт воспоминаний, благодаря которым каждая минута его предыдущей жизни и жизни его воспитанников так же реальна, как если бы все происходило в этот миг.

— Твое предложение вполне здраво, старик, — оценил Крокс. — А ты, Василиса? Все еще рвешься в бой?

— Я за то, чтобы Деметра была свободна, — со сверкающими решимостью глазами воскликнула девушка. — Как же вы не понимаете, капитан! Нам нужно напасть немедленно. Чем больше будет у Пурка времени, чтобы подготовиться, тем сложнее с ним справиться.

— А погибнуть ты не боишься? Жизнь так прекрасна, а ты так мало ее знаешь. Умирать всегда обидно, а в молодости обиднее всего. Поверь, когда мы ввяжемся в драку, боевые роботы не станут разбирать, кто у них на прицеле: киборг вроде меня, ребенок или молодая девушка, — словно искушая ее, сказал пират.

Василиса на несколько секунд опустила голову, но потом высоко вздернула подбородок:

— Я боюсь смерти, но я не хочу от нее убегать. Я помню, как равнодушно этот

усатый убийца стрелял в динозавров, точно так же он будет стрелять и в людей. Деметре нужна наша помощь.

Услышав и этот последний утвердительный ответ, Крокс подошел к навигатору и положил руки на штурвал. Все напряженно ждали, что он скажет.

— Клянусь моим звездолетом, единственным своим домом, я горжусь таким экипажем! Возможно, кое-кому здесь не хватает боевого опыта, но наша дружная семерка многое может! Берегись, Пурк, тебе придется несладко! «Звездный странник» атакует!

— Так вы с нами, капитан? — с надеждой воскликнула Лависса.

— С вами, но лишь в том случае, если ты обещаешь больше не реветь. Не хватало нам только наводнения! — поддразнил ее пират.

Не теряя времени он направился к навигатору и затребовал у него отчет о состоянии звездолета. Известия, как и можно было ожидать, были неутешительными.

«Повреждения бортов пока не заделаны. Атомный двигатель не развивает предельной мощности. Правый рулевой двигатель заклинило. Огневая мощь — шестьдесят процентов от общей. Предельный накал лазера не превышает семи тысяч градусов. Управляемых ракет осталось всего две, исправное орудие для их отстреливания — одно. Запасы космотоплива недостаточны для длительных маневров», — забубнил навигатор, перечисляя многочисленные повреждения корабля.

Чем дольше он говорил, тем больше все понимали, какие серьезные раны получил боевой флагман.

— Говорит красиво, да слушать тоскливо! — шепнул Андрею робот-нянька, и мальчик уныло кивнул.

Первым не выдержало терпение у попугая. Птица велась на куб и долбанула его клювом:

— Такое у меня было отличное настроение, а он взял его да испортил! Кто меня теперь утешать будет?

— Сам себя утешишь! — сказала Василиса.

— Ну уж дудки, я безутешен! — заспорил попугай.

— Молчи… — оборвал его болтовню пират. — Навигатор, сколько времени потребует ремонт?

«Если задействовать всех имеющихся роботов-механиков, около 310 часов. Учитывая фактор „Г“ — 1000 часов», — сообщила машина.

— Фактор «Г»? Что это такое? Слыхом о таком не слыхивал, видом не видывал… — удивился Баюн.

— Фактор «Г» — это Грохотун, — объяснил попугай. — Недотепа ломает все, к чему прикасается, вот мы и ввели это в память компьютера, чтобы не обольщаться. Верно, навигатор?

«Ха-ха. Время пошло. До полного ремонта осталось 999 часов 59 минут», — равнодушно ответил куб.

— Мы не можем ждать ни триста часов, ни тысячу! Пурк же убьет папу! Понимаешь ты это, ржавая твоя голова! — закричала Лависса в динамик навигатора.

«Фактор „Пурк убьет папу“ не учитывается. Данных по нему не имеется. Прошу уточнить ваши возражения!» — ответил куб.

Он был примитивной моделью, лишенной каких-либо эмоций, и не понимал, да и не мог понять, почему плачет Лависса и так напряжен капитан.

Пират взглянул на девочку, на Баюна с Андреем и перевел взгляд на Василису.

— Навигатор, немедленно подготовить «Странник» к взлету! Всем ремонтным роботам вернуться в ангары! Если через пять минут кого-нибудь не будет на месте, стартуем без них! — твердо приказал он.

— А как же ремонт? — удивился Грохотун.

— Необходимый ремонт будем производить в полете! А теперь все живо по каютам! Топлива мало, поэтому взлетать будем с восьмикратным О. Займите места в креслах безопасности, если не хотите, чтобы вас расквасило!

Шестью минутами позже «Странник» стартовал с поверхности планеты Оригус и, постепенно разгоняясь, направился к Деметре.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать