Жанр: Детская Фантастика » Дмитрий Емец » Пират против всей галактики (страница 8)


Диаметр Оригуса, как и указывалось в отчете, был около шести тысяч километров. Стабильная ось вращения у планеты отсутствовала, и полюса все время смещались по ее поверхности. Перепады температур исключали возможность возникновения биологической жизни. Атмосферы не было, если не считать небольших скоплений синеватого газа, поднимавшегося из глубоких впадин. При изучении газ оказался испаряющейся жидкостью сложного химического состава, выделявшейся из грунта в процессе перепада температур.

Хотя на планете существовало нечто напоминающее высохший океан, он вполне мог оказаться равнинным плато с несколькими глубокими кратерами, образовавшимися в результате падения метеоритов.

Лишь убедившись, что явной опасности нет, Крокс осторожно посадил «Странник» в один из громадных кратеров.

Грохотун, отправленный капитаном на разведку, некоторое время побродил вокруг звездолета и вернулся с сообщением, что сила тяготения здесь равна примерно 0,5 О (или половине земной). Броня робота накалилась от жара Ундины, и Василиса, дотронувшаяся до робота ладонью, сразу отдернула руку, как от раскаленного утюга.

— Ну как тебе планета, Грохотун? — спросила она.

— Так себе. Почва какая-то красноватая, наверное, марганца много, а пострелять не в кого. Никто не нападает, а на камни заряды тратить неинтересно! — пробасил робот.

— Бедняга! Смотри не зачахни без бабаханья! — пожалел его попугай.

Так как на планете совсем не было атмосферы, а носатой птице хотелось полетать, она отвинтила себе крылья, а на их место установила небольшие реактивные двигатели. Нетерпеливый попугай решил опробовать их немедленно, еще на корабле, и, разогнавшись, впечатался в стену под хохот рогатого робота и Срокса.

Отправив Грохотуна за полезными ископаемыми, которые были нужны для ремонта «Странника», и выпустив из ангаров ремонтных роботов, капитан Крокс помог Василисе и ребятам надеть скафандры. Те, что уже были на них, не подходили для планет данного типа, и их пришлось сменить. Новые скафандры были громоздкими, и двигаться в них было сложно: колени и локти сгибались с трудом, а руку нельзя было поднять даже на высоту уха.

Андрей первым, даже раньше капитана Крокса, шагнул из шлюза на планету и сразу ощутил, что его тело стало вдвое легче. Он подпрыгнул и удивился, как легко и высоко это у него получилось: все-таки половинное тяготение имело свои преимущества. Зато, взглянув на укрепленный снаружи термометр, мальчик присвистнул: сорок девять градусов! О-го-го!

— Интересно, на Земле, в пустыне Сахара, какая температура? — спросил Андрей.

Ему никто не ответил, и мальчик сообразил, что не включил на скафандре передатчик и даже не знает, в каком месте он располагается.

Догадавшись о его затруднении, капитан Крокс показал ему на правый рукав, где на уровне бицепса крепился небольшой датчик, похожий на белую таблетку, пришитую к красному прямоугольнику. Покрутив его, Андрей услышал вначале помехи, а потом и голос пирата:

— Не отходите далеко от корабля! В случае опасности пускайте сигнальную ракету.

На боку у мальчика, в кобуре, висел тяжелый сигнальный пистолет, ручка которого одновременно могла служить и альпенштоком.

Почти сразу же, не теряя времени, капитан занялся ремонтными роботами, дав каждому из них свое задание. Грохотун умчался на планетоходе искать руду, а заодно выделывать немыслимые трюки, от которых визжали тормоза и клубилась марганцевая пыль. Попугай на реактивных двигателях устремился за великаном якобы для того, чтобы ему помогать, а на самом деле доставать бесконечными придирками.

А Баюн с ребятами и Василисой, держась вместе, направились к скалам, где заметили большой камень, который своей темной матовой поверхностью отличался от остальных камней, лежавших на этой равнине. Робот-нянька предположил, что он

вполне может оказаться одной из отколовшихся частей метеорита.

Андрей думал, что до скал недалеко и они вполне дойдут за четверть часа, но оказалось, что их близость обманчива. Лишь час спустя, когда «Странник» отдалился и уменьшился, они наконец достигли матового камня, глубоко уходившего в красный грунт. На камне видны были странной формы разводы, похожие на годовые кольца прироста спиленного дерева. Уставшая Лависса присела у камня отдохнуть, прислонившись к нему спиной, и посмотрела на раскинувшуюся перед ней долину. Ундина закатилась за край кратера. Быстро смеркалось.

Продолжительность суток на Оригусе была около двенадцати земных часов, и день с ночью сменяли друг друга с непривычной для деметрианца быстротой. Лависсе, выросшей на Деметре, где сутки длятся почти тридцать часов, сложно было к этому привыкнуть. Дневная жара быстро спадала, уступая место леденящему холоду. Термометр Андрея показывал уже минус восемь, а спустя десять минут и минус двадцать градусов.

Хорошо еще, что скафандры были приспособлены к мгновенным перепадам температуры и о холоде можно было судить лишь по тому, как вдруг одеревенела почва, а песок стал твердым и жестким.

Бакша очень заинтересовал огромный камень, возле которого они стояли. Он обошел вокруг него, тщательно осмотрев со всех сторон, и, взяв у Андрея ракетницу, несколько раз ударил рукояткой по краю, пытаясь отбить кусочек и взять его как образец.

Но валун оказался неожиданно прочным и внезапно отозвался звонким звуком, свойственным скорее металлу, чем камню. Баюн повторил эксперимент в разных местах, но всякий раз результат оказывался одинаковым. Встроенным в него дозиметром робот проверил уровень фонового излучения и удивился еще больше: радиация, исходящая от камня, равнялась практически абсолютному нулю, в то время как Оригус «фонил» на добрых два рентгена в час. К тому же местные скалы и песок содержали высокий процент марганца, этот же камень был начисто лишен его.

— Это доказывает, что он не отсюда! Эта планета не могла быть его прародительницей! — заключил Баюн.

— Да сдался тебе этот валун! Пусть себе валяется. Он тебя не трогает, и ты его оставь в покое, —, засмеялся Андрей, не понимая, почему Баюна так заинтересовала эта глыба.

— Вполне возможно — это метеорит. Ну и что?

Лависса сидела на земле и отдыхала, вытянув ноги. Ей на Оригусе не нравилось: слишком тускло и однообразно было все вокруг. Только что она обнаружила, что, если закрыть глаза и не видеть красновато-черных скал этой скучной планеты, можно вообразить, что она на Деметре или где-нибудь еще. Как и Андрей, Лависса не понимала, что привлекло внимание Баюна: камень как камень. Мало ли всяких обломков летает в космосе, и так ли важно, из чего они состоят и куда их угораздит свалиться?

Одна Василиса разделяла интерес Баюна к камню. Она заметила, что валун правильной формы и совершенно не имеет углов или сколов.

— Любопытный метеоритик! Такое чувство, что его шлифовали, — сказала девушка.

Баюн дотронулся до валуна утолщением переносного анализатора и, взглянув на выданную им расшифровку спектра излучения, сказал очень серьезно:

— Это не метеорит!

— Как не метеорит? — удивилась девушка. — А что это, по-твоему, такое?

Прежде чем поделиться своим открытием, робот-нянька выдержал паузу. Даже слишком длинную паузу. Его спутникам показалось, что Баюн вообще не знает, что ответить, но тут робот произнес:

— Я думаю, это летающий аппарат неизвестной конструкции, врезавшийся в планету.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать