Жанр: Фэнтези » Елизавета Дворецкая » Зеркало и чаша (страница 45)


Именем Исбьерг, которое сам для нее придумал, Хедин называл ее очень редко, только когда чувствовал к ней наибольшее расположение. Но Избрана не заметила: ее мысли были заняты совсем другим.

— А пленные? Им нужны люди.

— А чем их кормить? Вместе с пленными всегда берут запас еды, чтобы они не перемерли по дороге на рабский рынок. А здесь нет запасов и на три дня. Им придется кормить пленных до самой Бирки[22] за собственный счет, и в итоге прибыль будет смешная.

— Может, им самим нужны люди?

— Эти старики и старухи, едва волочащие ноги от истощения?

— Ты думаешь, меня это утешит? — гневно воскликнула Избрана. — Что же мне делать?

— Тролли меня возьми, откуда я знаю! — в свою очередь сорвался Хедин. — Ты думаешь, я сам Один и все знаю? Ничего я не думаю, это не мое дело — думать! Я не знаю, что теперь делать. Я, конечно, могу им объяснить, что брать нас в плен невыгодно, но вдруг они обидятся, что напрасно плыли в такую даль, и от обиды решат сжечь город вместе с нами?

Они подходили к воротам почти последними, позади них только Сиггейр и Бьерн Маленький тащили на палке горячий котел с недоваренной рыбой. На ходу Бьерн глянул на Избрану, подмигнул и бросил: «Ни крошки врагу!» Эти люди ко всему привыкли. И от этой маленькой несвоевременной шутки у Избраны вдруг стало легче на душе: может, не все еще потеряно.

Она остановилась у мостика через Пскову, по которому с этой стороны попадали к пристаням и детинцу.

— Иди в город, а я останусь, — сказала она и оглянулась в сторону реки, по которой шли чужие корабли.

— Как? Зачем? — не понял Хедин.

— Поговорю с ними. Они ведь не знают, что у нас тут два с половиной человека, и те раненые! И не надо им об этом знать! Я скажу, что я правительница этого города, и спрошу, зачем они сюда явились.

— Ха! Я перестарался, уговаривая тебя брать пример с женщин древности! — воскликнул Хедин. — Смелость — хорошее дело, но это уже чересчур! Ты, женщина, хочешь одна встречать два корабля разбойников! И ты думаешь, что мы, мужчины, это допустим?

— Они ведь тоже не ждут, что их выйдет встречать одна женщина. Они удивятся, и мы уже кое-что выиграем. А вы будете ждать прямо за воротами. Ты тоже видел, у них нет на мачте красного щита!

— Но и белого я тоже не заметил![23]

— А это значит, что они сами не знают, с чем идут сюда, с миром или войной. Хотят посмотреть сначала, что тут происходит и на что можно рассчитывать. Если мне повезет, я заставлю их дать мирные обеты раньше, чем они разберутся в наших плачевных делах. А если у меня не получится, мы все равно все погибнем, чуть раньше или чуть позже. Мы все равно не отобьемся, когда у нас нет и сотни против их двух. Выйти и умереть вместе со мной вы всегда успеете.

— Уж к этому мы не опоздаем! — заверил Хедин. Похоже, она его убедила. — Ну, попробуй! Такую смелость боги не дают просто так, с ней они дают и удачу. А мы с ребятами и в Валгалле хотим сидеть на хороших местах. А для этого надо прийти туда с достойным вождем. Ты — достойный вождь, Исбьерг, я всегда так думал. Если тебе не повезет, мы умрем вместе с тобой и вместе пойдем к Одину. Нет, пожалуй, к Фрейе![24] — Хедин ухмыльнулся и даже слегка подтолкнул ее в бок.

Подобного свойского обращения между ними никогда не водилось, но Избрана не обиделась. Хитрый, жесткосердечный, но по-своему честный варяг таким образом выражал ей свою привязанность и преданность, а они стоили дорого.

Ворота закрылись, Избрана осталась одна в самом начале пристани. Вся варяжская дружина собралась на стене и выглядела довольно грозно. Дальше вдоль стены разместились посадские: сообразительный Хедин спешно загнал на забороло всех мужчин, кто вообще мог передвигаться, включая стариков и подростков, именно на них надев самые красивые и внушительные шлемы. Стена щетинилась копьями, пестрела щитами. То, что с других сторон не было вообще никого, с реки нельзя было разглядеть, и с пристани казалось, что крепость полна хорошо вооруженного войска.

Избрана стояла на берегу, только чайки скакали вокруг нее по песку и пронзительно кричали, перекрикивая ветер. Она сняла рукавицы, чтобы было видно золотые перстни и браслеты. Остывший на ветру металл холодил кожу, порывы трепали полы красного плаща, подбитого мехом. Сердце ее стучало так, словно она сама покинула землю, прошла по радужному мосту и стоит перед воротами, за которыми ждет ее бог, владыка мира. Будет это Сварог или Один, ей сейчас было все равно — среди варягов она привыкла относиться к богам славян и норманнов одинаково.

И ей вовсе не было страшно. После погребальных обрядов ее переполняло ощущение близости к небу, ее собственные умершие предки смотрели на нее из невидимых глубин, и она чувствовала, что стоит на плечах нескончаемо длинной цепи исполинов. Что ей были какие-то два корабля? Ее наполняли уверенность, спокойствие и сила, в душе поднималось такое воодушевление, что, казалось, она могла раскинуть руки и лететь, в своем красном плаще, как птица на крыльях. Больше всего эта женщина из рода смоленских князей страшилась несвободы, зависимости и беспомощности, а теперь она снова была вольна выбирать свой путь. Она радовалась испытаниям, которые давали ей возможность показать себя. И если ей выпадет судьба погибнуть, своим выбором она заслужит не меньший почет, чем те героини древности, подражать которым учил

ее Хедин.

С усилием выгребая против ветра и течения, к детинцу подошел первый корабль. Еще издалека пришельцы заметили что-то красное на пустом берегу. По мере приближения это «что-то» превратилось в высокую, стройную женскую фигуру. И женщина явно была не из тех, кого опасность захватила врасплох и кто не успел укрыться. Она никуда не бежала, а спокойно ждала, повернувшись лицом к приближающимся гостям. Все в ней указывало на знатный род и высокое положение: гордая осанка, яркий красный плащ с золотой застежкой, белизна украшенных браслетами и кольцами рук, строгая и величавая красота лица. Она стояла у воды, как факел, раздуваемый ветром, и в этой одинокой неустрашимой гордости виделось нечто божественное.

А поодаль еще дымил погребальный костер, с которого не успели собрать прах и обгорелые остатки оружия. Пришельцам был ясен смысл этого сооружения. На краю безлюдного города их встретили только мертвые воины и женщина в красном плаще — точь-в-точь валькирия[25], из небесных чертогов пришедшая за павшими. Все это вместе настолько поражало воображение гостей, что корабль застыл и даже подался по течению назад — гребцы в растерянности опустили весла, не решаясь править к берегу.

Женщина сделала приглашающий знак. Взгляд ее скользил по кораблю, выискивая вождя. Она знала, что искать его следует на носу, рядом со стягом. Таким большим красивым кораблем может владеть только знатный человек, а у него наверняка есть свой стяг, прославленный в битвах и окропленный кровью, с гордым и жутким именем — «Лебедь битвы», или «Пес Одина», или «Опустошитель земель»[26].

И такого человека она вскоре нашла. Мужчина с горделивой осанкой стоял у борта, не сводя с нее глаз. Лица его было почти не видно под позолоченным шлемом с полумаской, виднелась только небольшая светлая бородка. Плечи его обтягивала кольчуга, позади оруженосец держал круглый красный щит с белым драконом и копье, броском которого вождь по обычаю начинает битву. Но сейчас он явно был растерян — вместо вражеского войска и вождя-соперника, в которого он должен был бросить это копье, напротив него стояла женщина, молодая, прекрасная, как валькирия, и грозная в своей отважной красоте.

Завидев ее приглашающий жест, вождь тоже сделал знак своим гребцам, и корабль ткнулся носом в песок. Но никто не спешил прыгать с него на берег, и в сердце Избраны поднялось ликование. Она добилась своего — она удивила их, смутила, заставила растеряться, а значит, сейчас она была хозяйкой положения.

— Кто вы такие и что привело вас к этим берегам? — громко и ясно спросила она на языке варягов. — Я не вижу на вашей мачте ни красного щита, ни белого щита, так чего же вы ищете здесь, воины, мира или войны?

— Что это за берег, я хотел бы спросить у тебя? — ответил ей вождь, и в его голосе слышалась неуверенность. — Именем Бальдра и Фрейра[27] заклинаю тебя, кто бы ты ни была, ответь — принадлежит он живым или мертвым?

— Он принадлежит мне. А я — Избрана, дочь Велебора, княгиня из рода Крива и Прерады, и род мой идет от богов. Я правлю здесь и хочу знать, кто пришел ко мне. Сойди же на берег, если ты и есть вождь этих людей, и ответь мне.

— Но я... Я не обращусь в прах, коснувшись этой земли?[28] — с тревогой спросил вождь, хотя долг требовал от него держаться твердо и ни перед какой опасностью не выказывать боязни.

— Тот мужчина, кто не боится действовать! — северной пословицей ответила Избрана и улыбнулась. — Ты ведь не трус, как я вижу, так подойди ко мне, и ты все узнаешь сам!

Ее улыбка могла не столько успокоить, столько усилить тревогу и недоверие гостя. Но после того как его перед дружиной спросили, не трус ли он, вождь не мог отступить. Все это слишком напоминало ему старинные саги о путешествиях в мир мертвых, но он не собирался уступать никому из древних героев. С таким решительным и отчаянным видом, словно делает заведомо последний шаг в своей жизни, он быстро вскарабкался на борт и широким прыжком перелетел на берег. Поскользнувшись на мокром песке, вождь едва не упал возле ног Избраны, но удержался и выпрямился.

— Теперь я вижу, что твоя, смелость достойна твоего войска, и род твой, должно быть, знатен, — одобрительно сказала Избрана. — Как твое имя?

— Я — Хродгар, сын Рагнемунда, и отец мой был конунгом Западного Етланда. На этих кораблях — моя дружина.

— Что привело тебя сюда, Хродгар сын Рагнемунда?

— Желание повидать чужие страны! — с какой-то ожесточенной дерзостью ответил Хродгар, и его яркие голубые глаза остро сверкнули в железных кольцах полумаски.

— Ты говоришь неправду, — мягко и ласково, как ребенку, сказала ему Избрана. — Вовсе не это заставило тебя покинуть родной дом в пору зимних бурь и туманов. Даже бродяга старается на это время найти себе теплый приют. А достойный муж зимой приводит свою дружину под крышу и там на пирах вспоминает подвиги, совершенные летом. Что же погнало из дома сына конунга?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать