Жанры: Иронический Детектив, Боевики » Фредерик Дар » Подайте мне Джоконду (страница 12)


Глава 8

– С ванной? – спрашивает хозяйка. Только во Франции могут задать такой идиотский вопрос.

– И с телефоном, – уточняю я.

Она вручает мне ключ от двенадцатого номера. Грум с брезгливым видом поднимает мою сумку. Очутившись в комнате, первым делом наполняю ванну и раздеваюсь. Как приятно погрузиться в теплую воду! И до чего хорошо, спокойно думается!

Итак, сейчас около четырех часов дня. На какие-нибудь новости от Риша сегодня рассчитывать особо не приходится. Стало быть, до ночи мне делать нечего. А вот тихой лионской ночью, когда все кошки серы, я могу заняться Компером. Горю желанием задать ему несколько вопросов, как мужчина мужчине. Однако торопиться некуда. Выплываю из ванны, размякший и томный, как молодая девица после второго выкидыша. Добираюсь до кровати, валюсь в нее и погружаюсь в размышления. В результате, когда я просыпаюсь, часы показывают восемь вечера.

Быстро одеваюсь. Почему быстро, спросите вы, после того, как я детально разъяснил, что торопиться некуда? Объясняю: такая уж у меня натура. Все, что я делаю, я делаю быстро. Кроме любви, разумеется. Двигаясь к выходу, вспоминаю, что Дюбон просил меня вечером позвонить. Бедный старикан возомнил себя Шерлоком Холмсом и жаждет доказать мне, какой я непроходимый тупица. Что ж, почему бы и не подыграть старому приятелю? Дружба дороже. Снимаю трубку и называю номер. Соединяют сразу – приятно.

– Это ты, малыш? – орет Дюбон.

– Нет, это Сан-Антонио, – уточняю я.

– Не будем играть в синонимы, господин комиссар.

– Не будем, – коротко соглашаюсь я. – А во что? В Шерлока Холмса? Кто из нас Ватсон?

– Ну, коли у настоящего Шерлока вместо мозгов гастрит... – хмыкает он.

– Больше тебе сказать нечего?

– Есть, – Дюбон внезапно становится серьезным. – Ты сейчас отправишься к некоему Цезарю.

– Это еще кто такой?

– В Лионе его знают все. Скажешь, что от меня, и он тебе кое-что расскажет.

После этого Дюбон с великолепным хладнокровием вешает трубку.

Спускаюсь в холл и спрашиваю у дамы за стойкой, знает ли она «некоего Цезаря»?

– Конечно, – щебечет она, – это частный детектив.

– Где его найти?

– Недалеко отсюда, на улице Шилдебер.

Благодарю и двигаюсь по указанному адресу. Выхожу на аллею, заваленную ящиками с мусором и увешанную свежепокрашенными фанерными вывесками, – судя по их обилию, автор проживает где-нибудь поблизости. Наконец вижу медную пластину величиной со школьную доску. Ярко-красные буквы буквально вопят: «Частный детектив Цезарь. Расследование и розыск. Тайна гарантируется».

К частному сыщику я обращаюсь впервые в жизни и, должен признаться, особой гордости по этому поводу не ощущаю. Взамен мрачно размышляю, все ли у Дюбона в порядке с головой, – надо же, подсунуть мне такое...

Звоню в дверь. Никакой реакции. Однако всей шкурой чувствую, что через какую-то щель за мной наблюдают. Действительно, спустя некоторое время дверь бесшумно открывается и предо мной предстает долговязый тип, похожий на английского студента: тощий, бледный и с непроницаемой физиономией.

– Месье Цезарь? – учтиво спрашиваю я.

– Вы от кого?

– От месье Дюбона.

– Следуйте за мной.

Мы проходим в приемную, свидетельствующую о том, что ее хозяин неравнодушен к Наполеону. Несколько стульев в стиле ампир; на полке, заваленной старыми газетами, – бюст упомянутого императора. В придачу – плотное, как деготь, молчание. Но не зловещее – напротив, мягкое, теплое, уютно окутывающее клиента покровом профессиональной тайны.

Почти сразу открывается противоположная дверь.

– Аве, Цезарь, – бросаю я, но шутка повисает в воздухе. Человек, оказавшийся передо мной, довольно высок и лыс как колено. Холодные, невыразительные глаза за стеклами очков; потешный, трубочкой, нос придает лицу слегка озорное выражение – что, как ни странно, отнюдь не веселит, а лишь усиливает ощущение холода. Тонкогубый рот. Плюс к тому – абсолютное самообладание. Короче – тип человека, который, зайдя в магазин за спаржей, не позволит всучить себе одуванчики.

– Вы Сан-Антонио? – сухо спрашивает он.

– Да, – соглашаюсь я, чувствуя себя не в своей тарелке.

Он явно знает, кто я такой, и его это совершенно не волнует. Вообще, сдается мне, чтобы взволновать этого типа, надо как минимум притащить с собой «Камасутру» со всеми приложениями и дать читать ее

вслух какой-нибудь девочке классом повыше Брижит Бардо.

Он проводит меня в свой кабинет. Большой и, пожалуй, даже уютный. Указывает мне на стул, сам садится в кресло. Закуривает сигарету в мундштуке, длинном, как титул.

Чувствую, что начинаю закипать, но сдерживаюсь. Надо бы попытаться как-то вступить с ним в контакт, с этим типом, но сказать мне решительно нечего, и потому я предоставляю событиям развиваться своим чередом.

– Дюбон звонил мне утром, – наконец неторопливо изрекает господин Цезарь. – Насколько я понимаю, вас интересует грузовик с фирменным знаком «Белый крест», двигавшийся по шоссе Париж – Гренобль в ночь на восьмое. Это так?

– Точно, – слегка ошалело подтверждаю я.

– Собственно, это Дюбон вспомнил, что одна из местных транспортных фирм использует в качестве марки белый крест, изображенный на дверцах грузовиков, – поясняет детектив. – Ну, он и посоветовал нам покопать с этой стороны. – Он открывает ящик стола и извлекает зеленую папку. – Срочный розыск дал следующие результаты...

Я впиваюсь в него взглядом, но он, будто нарочно, чтобы поиграть у меня на нервах, неторопливо поправляет в мундштуке сигарету, потом тщательно стряхивает пепел с лацканов пиджака...

– Итак, грузовик фирмы «МАК», принадлежащий транспортной конторе «Боннэ», расположенной по адресу: улица Кювье, дом один, действительно работал в ночь на восьмое на линии Лион – Гренобль. Точнее, Гренобль – Лион. В Гренобль он прибыл накануне с грузом фруктов из долины Роны. Выехал же оттуда, груженный бумагой, принадлежащей министерству финансов, и должен был доставить ее в Рон-де-Кле.

– Что? – подпрыгнув, хриплю я.

– Вы не расслышали? – флегматично осведомляется Цезарь. Держу пари, он будет хранить олимпийское спокойствие, даже если посадить его голым задом на куст репейника.

– Что за бумага?!

– Чистая бумага, с водяными знаками, предназначенная для печатания денежных купюр, – поясняет сыщик.

Вот оно! Я нашел, ребята, наконец-то я нашел! Компер знал об этом транспорте. Его сообщники должны были взорвать грузовик и похитить груз. Даже если это был всего один рулон – из полусотни килограммов бумаги можно напечатать приличное количество деньжат!

– Грузовик прибыл к месту назначения? – спрашиваю я.

– Разумеется, – кивает Цезарь. – Во время транспортировки было отмечено лишь одно происшествие, и то весьма незначительное: раздавили собаку.

– Господи, как вам удалось все это раскопать?

– Ничего особенного, – пожимает плечами мой собеседник. – Просто посчастливилось быстро найти шофера. Он все и рассказал.

– Классная работа! – не могу я сдержать восхищения. – Примите поздравления. Сколько я вам должен за помощь?

– Ничего, – снова пожимает плечами детектив. – Дюбон – мой старый друг, я ему многим обязан. Разве что... если мне однажды понадобится ваша помощь – вы ведь не откажете?

– Можете не сомневаться, – я улыбаюсь. – А мне-то всегда казалось, что частные детективы занимаются в основном супружескими изменами...

– И этим тоже, – подтверждает Цезарь. – Работаем, где можем, господин комиссар. Семейные дела не хуже других – в них тоже должен кто-нибудь разбираться. – Он протягивает мне визитную карточку. – Если смогу быть вам чем-нибудь полезен...

Кладу визитку в карман, прощаюсь и ухожу. Он и не думает меня провожать. Остается сидеть, по-прежнему великолепно непроницаемый. Я, впрочем, догадываюсь, что его бесстрастность – не более чем образ, раз и навсегда выработанный, чтобы впечатлять клиентов. Что-то подсказывает мне, что на самом деле он совсем не такой.

Лжестудент из Оксфорда ждет меня в приемной. Вежливо ему кланяюсь. В ответ он отвешивает мне поклон, достойный метрдотеля из китайского ресторана.

Спускаюсь по темной лестнице, мысленно прыгая от радости. Еще бы – такой шаг вперед! От возбуждения делаю этот шаг на самом деле и... едва не качусь вниз по ступенькам. Тут такой мрак, что сам черт ногу сломит. Ищу в карманах фонарик и, враз облившись холодным потом, вспоминаю, что оставил его в тайном погребе господина Компера.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать